Однажды у елки...

Новогодняя мечта

Борис Слепнев, главный редактор газеты «Копейка:»

Уважаемые читатели! Вы держите в руках последний номер «Копейки» уходящего года. К моменту его выхода до заветного боя курантов останутся считанные часы. И когда, если не сейчас, следует сказать о самом главном. 2008-й складывался для коллектива редакции непросто, однако мы не будем жаловаться и стонать, потому что это не в наших правилах. Несмотря на все проблемы, мы выстояли, и Новый год встречаем с хорошими показателями. И сейчас самый момент сказать о вас, дорогие читатели. Без вашей горячей поддержки и непосредственного участия в создании газеты мы не чувствовали бы себя так уверено, и вообще, вся работа потеряла бы смысл.

Уходящий год, как известно, прошел под знаком семьи, и этим он нам дорог, как никакой другой. Объяснение здесь простое: на рынке СМИ «Копейка» позиционирует себя как семейный еженедельник. Именно поэтому в финальном выпуске журналисты «Копейки» в компании известных иркутян решили вспомнить наиболее яркие моменты самого народного праздника — Нового года. Чаще эти воспоминания уходят в далекое детство. Вряд ли ошибусь, если скажу, что взрослым стоит поучиться у детворы вере в чудо.

Будучи дошколенком, я с особым усердием готовился к елке. Помнится, однажды выучил сразу несколько стишков, но когда пришла моя очередь рассказывать, я почему-то резко изменил свои планы. Заняв место в центре сельского клуба, поправив маскарадный костюм, вдруг выдал:

— Камень на камень,/ Кирпич на кирпич,/ Умер наш Ленин/ Владимир Ильич... До сих пор не могу объяснить свой выбор. Проникнувшись серьезностью момента, мужчина, игравший Деда Мороза, забыл про свой образ. Наклонившись ко мне, он почему-то спросил: «А кем ты хочешь стать, мальчик, когда вырастешь?». Задумавшись на мгновение (не исключено, что в этот момент перебирал какие-то варианты), я выдал: «Наверное, дипломатом». Я не очень хорошо представлял себе, кто такие дипломаты и чем они занимаются, просто так хотел мой отец. Зато я хорошо знал, что у нас в деревне нет ни одного дипломата, поэтому решил — буду первым...

Уважаемые читатели, поднимите один из своих новогодних тостов за мечту. Мечтать, как известно, никому не вредно и никогда не поздно. С наступающим Новым годом! Будьте счастливы!

В образе лодыря

Андрей Семакин, корреспондент газеты «Копейка»:

О своих взаимоотношениях с Дедом Морозом в раннем детстве, честно говоря, не помню. Хотя на память в то время не жаловался, если судить по тому, что на всех праздничных утренниках в детском саду (и 23 Февраля, и 8 Марта, и на Новый год) наша воспитательница Зинаида Сергеевна самое большое стихотворение поручала учить именно мне. А еще мама каждый год в декабре шила мне новогодний костюм. Пересматривая недавно старые фотографии, вдруг обнаружил, что 1973-й год Быка я встречал в образе клоуна в полосатом прикиде. Есть в моем послужном списке роль зайца с большими ушами, и косолапого мишки...

Ну а своим звездным часом артиста считаю участие в школьной постановке (учился тогда пятом или шестом классе). Доверили мне главную роль в новогоднем спектакле. Играл, как сейчас помню, мальчика Лодю — от слова «лодырь». (Коллеги по работе, прочитав эти строки, наверное, многозначительно улыбнутся — типа, «не слишком-то ты с тех пор изменился».)

Начиналась постановка с того, что меня выталкивали на сцену, нужно было создать иллюзию того, что, спускаясь с горы на лыжах, я не удержал равновесие и упал. Далее меня встречали одноклассники, естественно, все как один активисты-отличники и начинали «лечить». «Такой, ты, сякой, — говорят. — Катаешься тут на лыжах вместо того, чтобы уроки делать». И резюме: «Двоечник несчастный, тянешь весь класс назад!» Потом появлялись какие-то звери — зайчики, лисички, ну и следом Дед Мороз со Снегурочкой. Развитие сюжета уже не помню, но в итоге весь этот суперположительный школьно-лесной контингент так давил на психику моего лыжника (возможно, будущего олимпийского чемпиона), что он клятвенно обещал повесить спортинвентарь на гвоздь и серьезно заняться учебой.

Надо сказать, спектакль имел колоссальный успех — нам долго и искренне аплодировали детишки из младших классов. Кстати, скажу сразу, что никакого прозвища в связи с этой ролью ко мне не приклеилось — в реальной жизни учился я совсем неплохо, успевая при этом посещать и спортивную секцию.

Первый бенгальский огонь

Ольга Татарникова, корреспондент газеты «Копейка»:

Всегда, когда думаю о Новом годе, вспоминаются мандарины и бенгальские огни. Эти ассоциации, конечно, идут из детства.

Мне пять лет, и я жду настоящего большого праздника. Это самый первый Новый год, который остался в моей памяти. В дверь позвонили, я, как самая шустрая, бегу открывать: Дед Мороз и Снегурочка! Они поздравили меня с Новым годом, возможно, даже я им рассказала какой-то стишок, и... чудо! Мне в руку дали зажженный бенгальский огонь — я видела такое впервые. Он казался мне очень красивым, он освещал всю комнату, свет в которой заблаговременно потушили. Потом такие же огни появились в руках моих родных, и стало совсем светло. Помню, что я была в восторге, но и в небольшом испуге — боялась, что искорка от огня упадет на пол и ковер загорится.

Дедом Морозом и Снегурочкой в ту ночь были старшие сестры моих подружек — Ира и Дина, очень хорошо, кстати, загримированные. С новым годом!

А Барби оказалась не нужна

Елена Русских, заместитель главного редактора газеты «Копейка»:

О детстве всегда вспоминаешь с доброй улыбкой. Самое вкусное, самое интересное, самое веселое — все это было там, в прошлом. Правда, я не помню, чтобы в моем детстве было много праздников, устроенных взрослыми специально для нас, детей. Девочкой я росла свободной, родители, занятые бытом и работой, никогда меня не опекали, развлекала я себя тоже сама. Став взрослой, я не могу вспомнить своих детских игрушек. У меня точно не было любимой куклы, более того, я даже и не мечтала о Барби, которая вдруг появится под елкой — она была мне просто не нужна. Я очень рано научилась читать, поэтому кубики и коляски, зайцев и пупсов мне заменяли книжки. Мама рассказывает: все дети играют, а я где-нибудь сижу в уголочке и читаю.

Зато стихов и песен, рассказанных и спетых Деду Морозу на елке, больше, чем я, не знал никто. С праздников, которые проходили в огромном зале управления пожарной охраны на улице Красноармейской, где работал мой отец, я уходила с полным ворохом подарков от новогоднего волшебника. Меня совсем не надо было упрашивать выступить перед народом, я всегда была готова выйти на импровизированную сцену или присесть на колени Деду Морозу, чтобы позабавить публику и порадовать стишком или песенкой сказочного старика. Теперь я, конечно, стихи читаю гораздо реже, разве что детские племянникам, но с песней не расстаюсь до сих пор, сослуживцы подтвердят.

В новом году я желаю всем еще раз вспомнить, что есть в мире радости большие, чем материальные. Есть песни, книги, фильмы, разговоры по душам, дружеские застолья, общение с природой или с грядками, наконец. У родителей есть дети, у бабушек — внуки. У женщин — рукоделие, у мужчин — рыбалка и футбол. И пусть не будет много денег (все нас пугают финансовым кризисом в наступающем году), главное — чтобы нам хватало здоровья и душевного тепла.

В роли Снегурочки

Ирина Всеволодовна Ежова, главный врач Иркутского городского перинатального центра, председатель комиссии по социальной политике городской думы:

— Еще в садике на самую мою первую елку воспитатели доверили мне роль Снегурочки. И как будто прописали в этой роли на долгие годы вперед: вплоть до студенчества мне приходилось быть внучкой Деда Мороза абсолютно на всех елках — и в садике, и в школе. Я вела праздники с разными Дедами Морозами — молодыми и старыми, большими и маленькими. Порой становилось очень обидно — все дети как дети, получают подарки из мешка, а я — «по другую сторону баррикад». Но сейчас я вспоминаю себя в роли Снегурочки с улыбкой.

Конфуз Петрушки

Яков Воронов, заслуженный артист России, актер Иркутского областного драматического театра имени Охлопкова:

— К первой своей сознательной встрече с Дедом Морозом я очень тщательно готовился: приоделся в костюм Петрушки, выучил стихотворение... Но в итоге все закончилось конфузом.

Надо сказать, я искренне верил в то, что этот сказочный старик действительно существует и он специально приехал к нам из леса, чтобы вручить подарки. Пришедший к нам в садик Дед почему-то показался мне большим, строгим и немного страшным.

И когда меня поставили на табуретку для торжественной декламации стиха, я вдруг так разволновался, что напрочь забыл все слова. В результате наплел старику отсебятину — не в рифму, своими словами, постоянно запинаясь. Подарок мне все-таки вручили, но настроение было заметно подпорчено...

О ролях добрых волшебников

Ольга Контышева, корреспондент газеты «Копейка»:

В детстве я свято верила в сказку. Если утром у моей подушки появлялась конфета, не возникало сомнения, что ее принес гномик. Если на форточке в кухне на втором этаже лежал пакет со свежей щукой — прилетала ворона, посланница Царевны ночи. Подарки под елку клали Дед Мороз со Снегурочкой. При этом я почему-то совсем не замечала хитровато прищуренных бабушкиных глаз и пляшущих в них огоньков, когда она говорила:

— Оленька хорошо себя вела, вот ей подарочки и приносят.

Я представляла себе большую черную ворону, как она летит по городу с пакетом рыбы в клюве, и маленького гномика в зеленой кофточке и полосатых гольфах, который крошечной лопаткой прорывал ход с улицы на второй этаж, а потом эта дыра волшебным образом исчезала. Не помню, когда и при каких обстоятельствах я узнала, что гномиком работал дедушка, он на цыпочках прокрадывался в спальню и клал около подушки конфеты. Позже бабушка рассказывала, что всегда на него ворчала, по ее мнению, он топал как слон, и она боялась, что я проснусь. Роль вороны, приносящей рыбу, играл сосед по даче дядя Костя. Он ловил сетью в нарушение всех запретов и всегда угощал стариков, зная, что их внучка очень любит жареную щуку.

А еще мне всегда очень хотелось потрогать настоящего Деда Мороза. Однажды 31 декабря (мне было лет семь) в квартиру позвонили. Мама открыла дверь, зашел настоящий Дедушка — огромного роста, как тогда казалось, и пробасил:

— Ну, здравствуй, Оленька! Ты меня ждала?

Оленька почему-то впала в ступор и, глотая слезы, только кивала головой в ответ на все вопросы Мороза. Кукла из красного мешка мне все-таки досталась. Спустя много лет я несколько раз спрашивала маму, где она «взяла» для меня Деда. Мама до сих пор делает удивленные глаза, пожимает плечами и отвечает:

— Да никого я не приглашала! Это был настоящий Дед Мороз!

А в ее глазах пляшут такие же хитрые искорки, как у моей бабушки. И, честно признаться, у меня, взрослой женщины, самой уже мамы, закрадываются сомнения: а вдруг и правда она никого не заказывала?

Я хочу пожелать вам, милые, дорогие читатели, не терять веру в сказку, несмотря на свой возраст.

Визит Деда Мороза в квартиру прапорщика Ибрагимова

Андрей Лабыгин, председатель думы г. Иркутска:

— Одно из самых ярких воспоминаний о праздновании Нового года у меня связано, как ни странно, с армией. Я служил в Забайкалье. Мы встречали 1989 год. Вызывает меня наш замполит и говорит: «У нас есть такая традиция — поздравлять детей офицеров в костюме Деда Мороза. Ты, — говорит, — ответственный, тебе и особое поручение». Километрах в двадцати от Борзи находится станция Шерловая, далее поселок Шерловая Гора. Раньше наша часть стояла там, а потом перебазировалась в Борзю. В поселке жило всего несколько семей офицеров, и ребенок был только в одной — в семье старшего прапорщика Ибрагимова. Вот этого мальчишку и следовало поздравлять. Дали мне кулек с подарком, а из чего сделать костюм, никого не интересовало.

Мы с моими товарищами сделали бороду из ваты, с шапки сняли кокарду, обмотали старой красной тряпкой. Не знали только, что делать с шубой. Почему-то взяли полушубок армейский, вывернули его наизнанку, и нам показалось, что все классно. Я приехал в поселок. Старший прапорщик Ибрагимов уже знал, что к ним придет Дед Мороз, я подъезде переодеваюсь, звоню. Меня встречает семья...

Более испуганных детских глаз я никогда в жизни больше не видел. Мне показалось, что я очень был похож на Деда Мороза, а что ребенок во мне разглядел, даже не знаю. Он плакал, не хотел стихи читать и был напуган до такой степени, что даже отказался принимать подарок. А нам с его папой казалось, что все нормально. В результате кроме ребенка все остались довольны.

К елке — с керосиновой лампой

Владимир Тихонов, директор архитектурно-этнографического музея «Тальцы»:

Мои воспоминания о Новом годе начинаются с трехлетнего возраста. Наступал 1956 год. Время тогда было тяжелое, и на праздники родители отправили меня к бабушке в Тулун. Помню, в частном доме все ходили в валенках — холодно. Дед надел большие валенки, тулуп, подпоясался, за пояс заткнул топор и сказал, что пошел выпрашивать у зайчика елочку. Красивую, большую принес — под потолок, метра два с половиной высотой.

Мои тетя и дядя еще учились в школе. Я вместе с ними украшал елку — мы делали из бумаги цепи в виде гирлянд и раскрашивали их, чтобы повесить на елку. Стеклянных игрушек в доме не было, только из блестящей бумаги — верблюд, лиса, петух... Макушка деревца тоже была блестящей. Мне постоянно хотелось смотреть на эту елочку. А в комнате, где она стояла, было темно. Электричество берегли, поэтому освещали дом керосиновыми лампами. Идти в темноту мне было страшно, поэтому я каждый вечер ждал, пока кто-нибудь пройдет с керосинкой в комнату с елкой. Под Новый год было много подарков. Потом, в будущем, я всегда хотел, чтобы в доме было много подарков, как тогда. Но так получалось, что Дед Мороз часто приносил мне одни и те же игрушки в нескольких экземплярах. Например, у меня было три одинаковых машинки, три игры. Выбор-то в моем детстве был в магазинах небольшой!

Тазик вместо бокала

Юрий Яшников, капитан сборной команды КВН Иркутской области и Республики Бурятии «Байкал»:

— Мой самый запоминающийся Новый год был таким. Я учился в старших классах, кажется в десятом. Мы с друзьями собрались большой компанией. Арендовали на ночь в центре города деревянное здание, только что отремонтированное. Особенность этого дома была в том, что в нем еще приятно пахло свежим брусом. Так получилось, что у нас не было с собой никаких приборов, даже стаканов. Но кто-то умудрился принести торт на праздник в тазу. Мы тогда выложили этот торт и вылили в таз все напитки, которые у нас были. Тосты говорили, пуская таз по кругу, и каждый пил из него. Очень весело встретили Новый год.

Загрузка...