Черных — астрономы

Наши земляки являются рекордсменами страны по открытию в космосе малых планет, имена небесных тел связаны с Иркутском и Иркутской областью

Где-то в космосе, на колоссальных от Земли расстояниях, летит по своей орбите малая планета Иркутск... Нет, это не начало научно-фантастического романа. Это факт. Астероиды с нашими родными названиями — Иркутск, Байкал, Ангара — уже несколько десятилетий существуют во Вселенной. Окрестили их такими именами первооткрыватели Николай и Людмила Черных — советские, а потом российские астрономы. Когда-то здесь, в столице Восточной Сибири, они окончили пединститут. В честь своей альма-матер Черных тоже назвали малую планету — Ирпедина. Свидетельство о том, что у вуза есть своя звезда, вручили ИГПУ на прошлой неделе.

Спутник крупнее планеты

Николай Черных родился 6 октября 1931 года в городе Усмани Воронежской области в семье тракториста. Когда мальчику было 10 лет, семья оказалась в Иркутской области — в селе Шерагул Тулунского района. Здесь Николай окончил школу, отсюда же родители проводили сына в армию. После службы, чтобы заниматься астрономией (а звездное небо всегда манило молодого человека), поехал в 1954 году поступать в Иркутский пединститут.

На вступительных экзаменах судьба свела Николая с Людмилой — будущей женой. Девушку в Восточную Сибирь тоже занесло издалека. Родилась она в городе Шуе Ивановской области, в 1935 году. Ее отец был офицером-артиллеристом, и после войны его отправили на строительство железной дороги Тайшет — Лена. Окончив школу в Братске, Людмила приехала в Иркутск.

— Коля был старше нас года на четыре или пять. После армии его, человека с жизненным опытом, сразу сделали старостой, — вспоминает Светлана Доценко, одногруппница Черных. — Далеко не всегда бывает так, что умница имеет золотые руки, а в Коле эти два качества соединились. Он хорошо знал крестьянский труд. Был, знаете, такого небольшого роста, но кряжистый, широкоплечий, статный. Чрезвычайно интересовался астрономией — по-настоящему, фанатично. Уже на 1-м курсе вечерами показывал всем нам далекие созвездия, очень любил небо. Почти сразу Николай сдружился с преподавателем астрономии Алексеем Александровичем Кавериным. Они постоянно ходили вместе, Коля в плечах был шире учителя, и в институте Каверину говорили: «Вот вам спутник крупнее планеты».

В пединституте работала маленькая обсерватория, но все приборы уже тогда были в очень плохом состоянии. Каверин приобщил Николая к наблюдательным и вычислительным работам в астрономической обсерватории ИГУ. Наблюдения проводили на знаменитом телескопе Цейса, который теперь стоит в экспозиции Иркутского краеведческого музея.

Николай Черных писал в своих воспоминаниях:

«Те годы были на редкость богаты разными астрономическими явлениями, и каждое такое событие было для нас настоящим астрономическим праздником: великое противостояние Марса в 1956 году, прохождение Меркурия по диску Солнца, солнечные и лунные затмения, две яркие кометы — комета Аренда — Роланда весной 1957 г. и комета Мркоса в августе- сентябре 1957 г., запуск первых советских искусственных спутников Земли. Особенно интересные результаты нам удалось получить по комете Мркоса. Мы с Людмилой Ивановной тогда не предполагали, что в будущем нам доведется встречаться лично с первооткрывателем этой знаменитой кометы, выдающимся чехословацким астрономом Антонином Мркосом, принимать его у себя в Крыму и быть у него в гостях».

1957 год был объявлен Международным геофизическим годом (МГГ). Во всем мире проводились комплексные исследования в области геофизики и астрономии. К участию в исследованиях были привлечены и студенты. Николай и Людмила два летних сезона вели в Иркутске программу наблюдений серебристых облаков.

В лаборатории времени

В 58-м, еще на 4-м курсе, Николай Черных приступил к работе в лаборатории времени под началом Льва Николаевича Надеева.

Из воспоминаний Николая Степановича: «В трудовой книжке, которая на меня была заведена, в графе «Профессия» была сделана запись: астроном». Чтобы стать настоящим астрономом, мне предстояло много учиться, но в лаборатории времени так называлась неофициально должность — астроном-наблюдатель. Вначале я вел наблюдения на пассажном инструменте по программе определения точного времени, а затем Лев Николаевич поручил мне установку и освоение нового астрометрического инструмента — астролябии Данжона, полученной по плану участия лаборатории в МГГ. Под руководством Надеева я принимал участие в установке и освоении нового прибора, разработке методики работы с ним и составлении программы наблюдений».

Еще в студенческие годы Николай и Людмила поженились. Из-за реформ в образовании и его уклона на политехнизацию школы супруги выпустились из института не учителями физики и астрономии, а учителями физики и труда. Тем не менее астрономию студентам преподавали основательно, а у Николая был бесценный опыт наблюдений. Вскоре и Людмилу взяли на работу в лабораторию времени — сначала лаборантом, затем астрономом-наблюдателем. Эта работа стала для супругов Черных хорошей практикой, Надеев многому научил молодых специалистов.

— Трудностей у них в работе, конечно, было множество. Ведь чем морознее ночь, тем яснее атмосфера, тем лучше наблюдать за небесными объектами, — объясняет Светлана Доценко. — Такие наблюдения всегда связаны с неприятными ощущениями, с бессонными и холодными ночами. А прибор — это же вещь специфическая. Если сломается, порой приходится месяцами чинить. Экспериментаторская работа всегда очень трудная, требует много сил, терпения, напряжения.

Крымская обсерватория

В 1961 году по совету Каверина Николай поступает в аспирантуру в Институт теоретической астрономии в Ленинграде. В 63-м решается вопрос об организации наблюдений малых планет в Крымской астрофизической обсерватории. На должность наблюдателя порекомендовали молодого астронома Черных. Приехав в КрАО, чтобы узнать о том, чем придется заниматься, Николай Степанович сразу же подключился к наблюдениям автоматической лунной станции «Луна-4». Работа так захватила его, что Черных понял: работать здесь было бы самым большим счастьем. Так и случилось — его безоговорочно приняли в штат. Вскоре в обсерваторию переехала и Людмила Ивановна. Наблюдениям в КрАО супруги посвятили всю свою жизнь.

Работая заведующим лабораторией по исследованию малых планет Крымской астрофизической обсерватории АН СССР, Николай Степанович разработал оригинальную методику наблюдения за малыми планетами (астероидами). Супруги Черных — рекордсмены страны по количеству открытых планет. Николай Степанович обнаружил 537 малых планет и две периодические кометы, Людмила Ивановна по числу открытых малых планет занимает второе место в мире среди женщин-астрономов — 268.

Иркутск в космосе

Черных никогда не порывали связи с Иркутском, всегда с большим трепетом относились к этому месту, интересовались делами родного вуза и астрономической обсерватории, не раз приезжали сюда. И только этим ученые не ограничились — в честь дорогих мест и людей, связанных с их молодостью, Черных назвали некоторые открытые ими малые планеты. Так в космических просторах появились Ангара, Байкал, Иркутск, Шерагул, Анга, Саяны, Ирпедина. Именем учителя назван астероид Каверин; Вампилов — в память о знаменитом драматурге, и Валгрирасп — в честь писателя Валентина Григорьевич Распутина. В 2004 году Николай Степанович в последний раз посетил родные края, съездил в Шерагул, встретился с одногруппниками.

— Столько лет прошло после окончания института, а Коля на встрече признался, что до сих пор может на память написать список группы, — говорит Светлана Доценко. — А через некоторое время мы узнали о его смерти. Николай был необыкновенно интеллигентный, воспитанный, интересный во всех отношениях человек, цельная личность. У него всегда присутствовало чувство долга перед Иркутском, перед институтом, перед родителями и своим поселком. Не зря он назвал в их честь астероиды. Я восемь лет преподавала астрономию в школе и всегда рассказывала детям о том, что был у нас такой земляк.

В 2004 году Николая Степановича не стало. Людмила Ивановна продолжает работать в КрАО. Их открытия прославили астрономов на Земле, в космосе в их честь назван астероид под номером 2325 — Черных.

Как открывают малые планеты

— Смотрите вы в телескоп и обнаруживаете слабенькую звездочку, которая за несколько ночей смещается. Вы немедленно даете телеграмму в Международный центр по малым планетам о том, что обнаружен новый объект. Но вполне может быть, что он совсем не новый, а давно известный, поскольку в космосе существует около 300 тысяч астероидов. Это значит, нужно проверять, — рассказывает директор АО ИГУ Сергей Язев. — Международные службы начинают следить за объектом. На выяснение может и год уйти. В итоге определяется орбита, и по ней можно судить, что это такое. Если это действительно новая планета, Международный астрономический союз оповещает весь мир об открытии объекта и присвоении ему порядкового номера.

Первооткрыватель вправе предложить название, но, конечно, не какое попало. Комиссия Международного центра по малым планетам, находящегося при Смитсоновской астрофизической обсерватории в США, рассматривает этот вопрос. Как правило, не рекомендуется называть планеты именами еще живущих людей, исключения — ученые и люди искусства. Есть договоренность: не давать имена военных и политических деятелей, пока не прошло 100 лет после их смерти. Название и номер небесным объектам даются раз и навсегда. Их нельзя переименовать, как улицу или город.

Метки:
Загрузка...