За рулем только женщины

В Иркутске впервые создана служба женского такси; среди пассажиров, которых обслуживают водители, лишь представительницы прекрасного пола и дети

Душевный человек

Как ни странно, но некоторым молодым дамам профессиональная работа за рулем автомобиля нравится. Марина Прядко — одна из таких. Говорит:

— Люблю водить машину. Это у меня давняя страсть. Вот и пришла в службу женского такси. Мне на колесах быть весь день удобно еще и с практической точки зрения. У меня три дочери. Старшей — 13 лет, она приходит из школы самостоятельно, младшая в садике. А вот за средней, ей 8 лет, приходится присматривать — учится во вторую смену. В перерывах между заявками клиентов успеваю заскочить домой, проверить, все ли уроки она сделала, все ли положила в портфель, пообедала ли. Раньше, когда работала в других организациях, отлучиться было невозможно.

Марине за тридцать. Выглядит молодо. Улыбчивая, озорная, открытая. О таких говорят: душа нараспашку. Откровенно отвечает на любой мой вопрос, даже самый-самый личный.

— А она у нас всегда такая, — поясняет генеральный директор службы женского такси Ольга Шорникова. — Марина человек душевный, прямой, честный. С ней легко работать и общаться.

— В то же время она и очень ответственная, исполнительная, порядочная, — вступает в разговор управляющая фирмой Марина Лисистьян. — Прядко и в семье такая же. Муж у нее, как и она, водитель, много времени проводит на работе, возвращается поздно, так Марина успевает за всех. Все умеет делать по дому. Отлично готовит. Оптимистка, жизнелюбка — никогда не унывает. Наши работницы с удовольствием ходят к ней по выходным в гости.

— Есть настоящие женщины в наших селеньях, — вспомнил я Некрасова, слегка перефразировав изречение великого русского поэта.

— Есть, есть! — дружно согласились мои собеседницы.

«Пассажиров на улицах не берем»

Детство Марины Прядко, коренной иркутянки, прошло в поселке им. Кирова. Отец с матерью работали на мебельной фабрике, растили троих детей. Марина была средней. Любила погонять с пацанами в хоккей, футбол, поэтому и дружила по большей части с мальчишками. Вспоминает: «Была отчаянной, любила покомандовать среди сверстников».

Но и работать любила. Особенно покопаться в огороде со старшей сестрой. Училась хорошо, увлекалась археологией — в школе был кружок. Выезжала даже на полевые раскопки. Но, не набрав всего одного балла при поступлении в госуниверситет — на специальность «Археология», пошла учиться на портную легкой женской одежды. Окончила училище с красным дипломом. Работала на швейной фабрике. И все бы ничего, да фабрика та сгорела. Подававшая большие надежды молодая швея осталась в итоге без работы.

Пришлось все начинать с нуля. Попробовала себя в торговле, в транспортно-пассажирском бизнесе. Бизнес был не ее, чужой, порядки, существовавшие в нем, ей не понравились. И она ушла. Решила поработать в службе женского такси. Муж выбор одобрил.

Мы едем с Мариной Прядко по городу на ее личной иномарке (в фирме у всех водителей свои авто). Она рассказывает, что за рулем уже 10 лет, что зарплата ее устраивает, что все водители получают 80% от суммы, заработанной ими. Хочешь получить больше — тогда больше крути баранку. И в других фирмах такси такая же практика. А график работы обычный — сутки через двое.

— Пассажиров на улицах берете?

— Нет.

— Много бывает заявок за смену?

— По-разному. В часы пик и перед праздниками порой едва успеваем. А иногда не слишком много. Коллектив у нас хороший, дружный. Каждый водитель готов в любой момент подменить коллегу и съездить по ее вызову. Без взаимовыручки у нас нельзя — почти у всех семьи, дети, иногда нужно срочно отлучиться. Спрашиваю у Марины Прядко — какую из оказываемых женским такси услуг ей нравится выполнять больше всего.

— Курьерскую доставку цветов клиентам, — улыбается она. — Самая спокойная и приятная работа. Цветам все радуются — благодарят за доставленную радость. Ну а в итоге и у самой настроение поднимается, когда видишь счастливые лица. — Цветы с вами кто отправляет: организации, конкретные люди?

— Мы работаем на постоянной основе с некоторыми цветочными магазинами. Магазины и отправляют заказанные цветы. А заказать может кто угодно... Вы вот, например, можете отправить букет жене, дочери, сестре.

— Я уже давно букетов никому не отправлял...

— Зря, — смеется Марина и лихо рулит в гуще огромной автомобильной пробки.

— Я цветы дарю лично.

— Ну, лично — это хорошо. А вот отправить с курьером — интереснее. Больше эффекта, внезапности, что ли. Женщинам это нравится.

Сижу на заднем сиденье, думаю: умом женщин не понять, они какие-то особенные, будто с другой планеты. У них и ход мыслей совсем иной, чем у нас, мужчин, и один и тот же поступок они могут воспринимать совсем не так, как воспринимаем мы. В общем, век живи — век учись... Это я про себя, 67-летнего.

Автоняня — друг семьи

«Автоняня» — одна из самых ответственных услуг, оказываемых женским такси. Выполнять ее доверяют самым опытным водителям. Они отвозят детей (не старше 13 лет) в детские садики, школы, на занятия в спортивные секции и кружки художественной самодеятельности. Потом привозят их обратно домой. Некоторые женщины-водители выполнять эту работу не очень любят: дети ведь, хлопотно — повышенная ответственность. А Марине Прядко нравится. С детьми у нее сразу налаживается понимание: как-никак своих трое, опыт воспитания большой.

— Дети бывают такие смышленые, задают самые неожиданные вопросы, иногда очень даже интересные, забавные, — делится своими наблюдениями Марина. — Хотят похвалиться успехами — в учебе, спорте. Не секрет ведь, что сегодня многим родителям приходится крутиться на работе как белка в колесе. Особенно бизнесменам. Они рано уходят из дома, поздно возвращаются. Времени на своих чад, на то, чтобы душевно пообщаться с ними, остается мало. А то и вовсе нет. Вот дети и изливают свои эмоции «автоняне».

— Приходится их выслушивать, а то и совет какой дать, — улыбается Марина. — Детям нравится, когда с ними разговариваешь как со взрослыми. Они это ценят. Я вот сейчас вожу одного 10-летнего мальчика (Артуром зовут) в школу, на спортивные занятия. Мы с ним подружились. Интересный подросток, любознательный, любит в дороге побеседовать.

— О чем?

— Да обо всем. О тонкостях плавания, например. Я ведь тоже когда-то занималась этим видом спорта, ходила в бассейн.

— Возить детей — дело серьезное?

— Да. Ответственность большая. Нужно постоянно быть внимательной. Вы же знаете, какие у нас лихачи бывают на дорогах... Про выпивших за рулем я уж и не говорю.

— А когда в машине едешь, скажем за городом, одна, сама любишь полихачить?

— Могу. Если дорога хорошая, безопасная, встречных машин немного, то выжимаю под 140.

— Как отдыхаешь?

— Обычно ездим всей семьей на дачу, на Байкал.

— Кто в таком случае садится за руль — ты или муж?

— Муж, конечно. Я в машине главная, когда на работе, а после работы главный — муж.

— Почему?

— Потому что он мужчина. Женщина не должна отбирать у сильного пола его роль главы семейства, не должна посягать на этот святой для каждого мужчины статус. Иначе мира и спокойствия в семье не будет.

Спрашиваю мою собеседницу, какое отношение на дороге к женщине за рулем со стороны водителей-мужчин — хамят, наверное, нередко? Особенно маршрутчики. Знакомая дама-автолюбитель жаловалась как-то, что могут не только нагрубить, но и подрезать, не уступить дорогу, не пропустить вперед.

— Бывает и такое, — вздыхает Марина Прядко. — Культура вождения наших мужчин оставляет желать лучшего. Но вот что радует: из года в год она все-таки повышается. Все чаще могут даме за рулем и дорогу уступить, если образовалась пробка, а ты очень торопишься.

— Как они узнают, что ты торопишься, опаздываешь, скажем, на вызов?

— Фарой помигаю, дескать, ребята, пропустите, они и пропускают.

Свой гендиректор

Поначалу служба первого в областном центре женского такси для перевозки женщин, их детей и внуков, созданная в начале 2007 года, принадлежала другим хозяевам. Но затем она им показалась обременительной, мешала вести основной большой бизнес, и ее решили продать. Купили женское такси две молодые женщины — 28-летняя Ольга Шорникова и 30-летняя Марина Лисистьян, которые работали здесь же. Им не хотелось, чтобы у руля родного коллектива встал чужой человек. Не хотелось, чтобы фирма в конце концов развалилась. А такое вполне могло случиться.

Больших денег у них, конечно, не было, поэтому взяли в банке кредиты, переоформили учредительные документы, сняли помещение под офис и по существу создали за короткий срок совершенно новый, мобильный коллектив. Ольга стала генеральным директором фирмы, а Марина — управляющей. Работают дружно, помаленьку расплачиваются с кредитами. Раньше Ольга Шорникова трудилась в своей фирме простым водителем, но вот рискнула встать во главе хлопотного транспортно-пассажирского хозяйства. В фирме сегодня три диспетчера, медработник, автомеханик (по договору) и 14 женщин-водителей.

— Большой прибыли пока нет, а та, что есть, вся уходит на зарплату, на рекламу, визитки, — рассказывает гендиректор. — Но надеемся, что бизнес будет развиваться: услуги наши востребованы населением.

— Марина Прядко говорит, что пассажиров на улицах ваши водители принципиально не берут.

— Да, это так. Работаем только по договорам и заявкам.

— К машинам и их водителям при приеме на работу предъявляете какие-то особые требования?

— Требования обычные — чтобы автомобиль был в хорошем техническом состоянии. Мы, перед тем как взять его на линию, проводим техническую диагностику в сервисном центре. Обязателен водительский стаж не менее двух лет.

— А марки автомобилей?

— Предпочтение отдаем «японкам», имеющим комфортабельный салон. По сложившейся практике Марина Лисистьян проводит собеседование с кандидатами и инструктаж, а я проверяю их квалификацию — то есть качество вождения. Сажусь рядом на сиденье автомобиля, смотрю, как ездят. Потом советуемся с Мариной и вдвоем принимаем окончательное решение. Ошибиться нельзя — речь ведь идет о безопасности пассажиров, в том числе маленьких детей.

Ольга Шорникова — бывший учитель. После окончания педвуза преподавала в шелеховской школе математику и информатику. Так что подсчитать, поплюсовать-поминусовать она умеет. Это в бизнесе очень важно. Правда, в школьные годы о нем и не помышляла, пошла по стопам родителей, заслуженных учителей Российской Федерации. Три с половиной года учила ребятишек, водила их в походы, на концерты. Была классным руководителем. Дети ее любили. Но очень уж маленькой оказалась учительская зарплата — всего 3,8 тыс. рублей.

Ольга терпела-терпела и дрогнула. После того как вышла замуж, родила дочь Валерию, а потом неожиданно разошлась с мужем, решила заняться другим делом. Поработала личным водителем у руководителя одной крупной организации, потом специалистом на оптово-розничном складе, позднее — водителем такси. Таксовала на старенькой отцовской иномарке, 1989 года выпуска. Машина часто ломалась, и Ольге приходилось самой ее ремонтировать. «День на ней, а два — под ней, — с улыбкой вспоминает она. Потом купила новое авто и пришла в фирму женского такси.

Ольга Шорникова живет в Иркутске со своей четырехлетней дочерью на съемной квартире. Так же, как и Марина Лисистьян, мать двоих сыновей (тоже, кстати, педагог по образованию). Обе мечтают построить на две их семьи один общий благоустроенный деревянный дом. Необязательно в черте Иркутска, согласны на окраину. Но вот загвоздка — не могут купить под него кусочек земли в частную собственность.

— Чиновники в администрации Правобережного округа отмахиваются, когда я к ним прихожу или звоню по телефону, — жалуется Марина. — Даже заявление не хотят принимать.

— А к кому ты обращалась и часто ли?

— Обращалась десятки раз к Виктору Леонидовичу Ельникову, он там председатель комиссии по индивидуальной застройке. И все безрезультатно, как на стену натыкаешься. Три года уже прошу.

На обмане бизнес не построишь

Организаторы первого в Иркутске женского такси не только удачно нашли свою нишу в сфере обслуживания населения (где, казалось бы, уже давно все прочно занято), но и поставили на самое первое место в работе честность, порядочность.

— И не проиграли, — говорит Марина Лисистьян. — Скажите, разве доверит семья отвозить-привозить своего маленького ребенка в садик, школу, спортивную секцию, если у вас нет хорошей репутации? Да никогда. Кстати, многие мамы опасаются отпускать своих малолетних дочерей с водителем-мужчиной. Женщине за рулем они доверяют больше. Да и у некоторых мужей на душе спокойнее, когда жена постоянно ездит на работу или по магазинам с таксисткой, а не с таксистом.

Так что есть целая прослойка горожан, которым женское такси ближе психологически. И вообще, мнение, что женщина за рулем — это плохо, давно устарело. Услугами женского такси пользуются люди с различным материальным положением. В том числе персонал отелей и гостиниц, работающий до глубокой ночи. Водители-женщины развозят их по домам. Как и гостей этих заведений. Действуют строго в рамках заключенных договоренностей, что очень удобно для обеих сторон.

Многие женщины трудятся не в самом Иркутске, а в прилегающих к нему районах. Например, Светлана Марчук, шеф-повар одного из ресторанов на Байкальском тракте, заступает на смену раньше других сотрудниц этого заведения и предпочитает ездить в свой ресторан на женском такси. Объясняет несколько смущенно:

— Знаете, сейчас такое время — никому нельзя доверять... Честно говоря, с шофером-мужчиной ездить далеко за город я боюсь. А с женщиной — нет. Мне удалось поговорить еще с несколькими клиентками женского такси. Галина Александрова возит малолетнего сынишку в детский садик. Когда супруг дома, он сам делает это, на своей машине. А когда уезжает в командировки, Галина вызывает водителей из женского такси.

— Они, как правило, бывают очень внимательны, — говорит Галина. — Помогут ребенка и посадить в салон, и довести до квартиры, если у меня в руках коробки или сумки.

— Скажите честно: женское такси иркутянам нужно? — спрашиваю я свою собеседницу на другом конце телефонного провода.

— Думаю, что да, оно востребовано. Женщины-водители объективно ближе к детям. Они и к нам, мамам, ближе — по духу, по менталитету. С ними проще общаться. С ними чувствуешь себя более комфортно. Они к тому же коммуникабельнее.

— Ваш муж такого же мнения?

— Разумеется. Иначе мы бы не пользовались услугами водителей-дам. Я, честно говоря, удивлена, что в областном центре первое женское такси появилось так поздно. Надо было сделать это еще лет десять назад.

— Галина Викторовна, еще один вопрос. Вот говорят, что женское такси могут себе позволить только обеспеченные люди. А вы как считаете?

— Считаю, что это заблуждение. Я знаю некоторые семьи, совсем не богатые, но они довольно часто пользуются услугами водителей-женщин. Наша семья тоже со средними доходами. Лишних денег нет и никогда не было. Но поскольку мы с мужем оба работаем, то можем себе позволить некоторые расходы на то, чтобы возить сына в садик. Поверьте, это не такие уж большие средства.

Ох уж этот шансон!..

Двадцатилетняя иркутская студентка Алена Черемисина тоже считает, что расценки у первого в Иркутске женского такси вполне приемлемые — не выше, чем у других.

— Зато приезжают девчонки-водители быстро, точно в назначенное время, — сказала она. — Салоны их автомобилей всегда чистые, ухоженные. Приятно садиться.

— Разве у мужчин не так? — искренне удивился я.

— К сожалению, многие наши таксисты-мужчины ведут себя порой неподобающим образом, — ответила Алена. — И за салоном не следят, и курят — дымят чуть ли не в лицо. Мне лично это неприятно. Да и кому понравится такое неуважительное отношение к пассажиру! У меня был случай, когда водитель приехал по вызову навеселе и стал задавать всякие глупые вопросы. Я уж не говорю про их привычку включать на всю громкость радио «Шансон», где засилье блатных да матерных песен. Нет, с женщинами-водителями мне комфортнее.

Я поинтересовался у Марины Лисистьян:

— Мужчин совсем не возите?

— Только в сопровождении дам, — смеется она. — Или если мужчина отвозит куда-то детей, внуков. У нас есть один клиент, мужчина, так вот он всегда вызывает нашу «автоняню», чтобы возить в школу дочь от первого брака. Живет он сейчас со второй женой, в другом микрорайоне Иркутска, но постоянно помогает бывшей супруге и их общей дочери.

— Кроме перевозки взрослых пассажиров и детей, курьерской доставки цветов клиентам какие еще услуги оказывает женское такси?

— Сотрудничаем на договорной основе с коммерческими частными центрами раннего развития детей и их родителями. То есть привозим сюда и отвозим два-три раза в неделю дошколят. Педагоги, воспитатели, логопеды, психологи комплексно готовят их в этих центрах к садикам, к школам начиная с шести месяцев. В салоне автомобиля обязательно должно быть детское кресло. — А курьезные случаи в работе женского такси бывают?

— Случаются. Женщина как-то позвонила ночью, попросила купить и привезти пачку сигарет. А другая — пачку пельменей. Однажды мужчина заказал... баночку сметаны. Мы не стали ему отказывать. Сметана стоимостью 20 рублей обошлась ему в 200!

— Это что — причуды богатых?

— Да нет, обыкновенный мужчина. Кажется, преподаватель вуза. Он писал кандидатскую и сказал, что ну никак не может оторваться. Еще был случай: отец дочери, которую наш водитель привезла из школы, подарил ей огромную красивую розу.

Диспетчер Марина Занина говорит, что и у нее тоже было в работе немало смешных случаев. Но рассказывать о них не стала. Зато охотно пояснила, что заявки она принимает по телефону, что всю информацию заносит потом в память компьютера, что связь у нее с водителями постоянная, двухсторонняя и закрытая.

Вот такие они, сотрудницы первого в нашем городе женского такси, — молодые, деловитые, любящие свою необычную работу и жизнь.

Метки:
Загрузка...