Борис Зубарев

В 1987 году наш земляк ушел на пенсию с поста первого заместителя министра геологии СССР, но до сих пор открывает новые месторождения

Недавно в Иркутске побывал легендарный человек — геолог Борис Матвеевич Зубарев. Он приехал в родной город из Москвы на встречу трех поколений, посвященную юбилею Иркутской области и 90-летию комсомола. Нашему корреспонденту удалось побеседовать с ним.

Биография

Борис Матвеевич Зубарев — наш земляк, человек интересной и героической судьбы. Фронтовик, он начал воевать еще на Халхин-Голе, прошел всю Великую Отечественную, был летчиком-истребителем. В мирное время занялся геологией. Пока учился в горно-металлургическом институте, открыл Савинское месторождение магнезитов — одно из крупнейших в мире. В начале 60-х годов Зубарев руководил группой советских специалистов в Республике Гвинея — искал и добывал алмазы.

В 1965 году работал начальником главка, затем его назначили первым заместителем министра геологии РСФСР. С 1976 по 1987 год Борис Зубарев — первый заместитель министра геологии СССР. Имеет семь орденов и 26 медалей. Трижды ему присуждали Государственную премию. Сейчас нашему земляку 86 лет, но он по-прежнему в строю. Несмотря на то что уже давно живет в Москве, часто приезжает в Иркутск — к родственникам и по работе.

Ворошиловский всадник

Родился Борис Матвеевич в Иркутске 19 ноября 1921 года, в Глазково — на улице, которая сейчас носит имя Гоголя. Детские годы будущего геолога прошли на 3-й Красноармейской улице, в доме № 37. Семья его была большая: родители — Матвей Анисимович и Татьяна Михайловна, старший брат Юрий, сестра Римма и младший брат Виктор.

— Маме моей было 16 лет, когда умерли ее родители, — вспоминает Борис Матвеевич, — и семь ее братьев и сестер жили с нами. Когда вырастали, уезжали. Как-то я зашел в эту квартиру на Красноармейской улице. Как мы жили? Такое огромное количество людей фактически в одной комнате, разделенной русской печкой. Это, конечно, святое место... Еще на 3-й Красноармейской улице мы на санках катались с горы. В те времена не только машин не было, но и лошади-то встречались редко. Внизу, на одном перекрестке и на втором, стоят ребята и кричат: «Можно!» — и мы спускаемся на рулевых санках.

Сквер Кирова, бывшая Тихвинская площадь, — еще одно место, связанное с прошлым. В юности Борис Матвеевич занимался ездой на лошадях. Его учитель, старший лейтенант Шаравин, был настоящим асом: мог рубить лозу с двух сторон, стоя на лошади и держа поводья в зубах. В 1938 году на Тихвинской площади проходили соревнования. Среди участников были и профессиональные ездоки: взвод конных разведчиков артиллерийского полка, кавалерийский полк НКВД, воинские части. Но такие солидные соперники не испугали Бориса Матвеевича — он занял первое место в преодолении препятствий, за что был награжден фотоаппаратом, и второе место в рубке лозы, которое принесло денежную премию. За выступление на высочайшем уровне Зубарев получил звание и значок «Ворошиловский всадник».

— Дорога мне и улица Карла Маркса, а именно дом № 41, третий этаж, — рассказывает Борис Матвеевич. — Оттуда я с братом Юрием в 1939 году ушел на Халхин-Гол воевать. Папа сказал на прощание: «Берегите честь фамилии». Мы тогда совсем мальчишками были, я в 9-м классе учился. Чтобы попасть на фронт, нужно было специальное разрешение. Мы написали телеграмму наркому обороны Ворошилову, чтобы нас обоих зачислили. Нам дали согласие, и я ушел на фронт.

В 1942 году Борис окончил летное училище. Был техником, стал летчиком — и опять на войну. Домой вернулся в 1946-м.

Побег из Москвы

После войны Борис Матвеевич поступил в Иркутский горно-металлургический институт, начал учиться. Однажды товарищ, фронтовик, пригласил его в Казахстан — посмотреть, как там люди живут. Приехав, Борис Матвеевич за компанию со своим однополчанином зашел в Казахский горно-металлургический институт и увидел знакомого с войны майора-артиллериста — тот работал заместителем начальника приемной комиссии. Он узнал военного летчика и уговорил его остаться.

Что Борису Матвеевичу судьба быть геологом, стало ясно еще в 1951 году, когда студент 4-го курса Зубарев, будучи на практике, открыл Савинское месторождение магнезитов в Черемховском районе.

В 1952 году, после окончания института, Борис Матвеевич поехал в Москву с просьбой, чтобы его перевели работать в Иркутск. Но геологу отказали: такие специалисты были нужны столице. Зубарева назначили младшим научным сотрудником в ВИМС — Всесоюзный институт минерального сырья.

— В Москве мне выделили комнату в трехкомнатной квартире, — говорит заслуженный геолог России. — Прожил я там два месяца. Ко мне приехал младший брат Виктор, решил поглядеть — где я живу, где работаю. Пошли мы с ним в институт, а там все в шляпах, галстуках. Был февраль 1953 года. Брат увидел все это и говорит: «Борька, тебя здесь не поймут, поедем домой». Мне нужен был этот толчок, чтобы решиться. Я уехал в Иркутск. Начальник геолого-производственного отдела Иннокентий Могилев повел меня к начальнику управления геологии Анисиму Кузьмичу Коневу со словами: «Смотри, к нам из Москвы люди бегут!»

Долгой дорогой

После этого были Восточно-Саянская экспедиция, создание Бурятского геологического управления, поиск полезных ископаемых и добыча алмазов в Гвинее. В 1965 году Бориса Матвеевича назначили начальником Главвостокгеологии в Министерстве геологии РСФСР. Через три месяца он стал замминистра геологии РСФСР, через восемь месяцев — первым замминистра. В 1976 году Борис Матвеевич пошел на повышение — первого заместителя министра геологии СССР знали все геологи страны. В 1987 году он ушел на пенсию, но любимое дело не оставил: работал главным специалистом геологического управления Главалмаззолото СССР, советником президента Российского центра конверсии аэрокосмического комплекса.

Сейчас Борис Матвеевич Зубарев является генеральным директором ОАО «Первая горно-рудная компания», председателем совета ветеранов 1-го гвардейского штурмового корпуса, экспертом проекта «Берег России» и входит в состав иркутского землячества «Байкал». А недавно он открыл месторождение свинца и цинка на Новой Земле — Павловское. Это открытие — крупнейшее в постсоветские годы.

За родину

Один из лучших геологов страны работал в разных местах. Но больше всего душа его болит за Иркутскую область.

— К сожалению, только года четыре назад Иркутск стал немного чище, — качает головой Борис Матвеевич. — А развития промышленности я не наблюдаю. Заводы закрываются. Не разрабатывается Савинское месторождение магнезитов. В нем два миллиарда тонн запасов, это колоссальное количество! И качество полезных ископаемых лучшее в мире. А сейчас все покупают китайские магнезиты, которые гораздо хуже. Вот Иркутск и разрабатывал бы савинские залежи, а еще Сухой Лог — месторождение золота. Это самое лучшее, что могло бы быть.

Борис Матвеевич Зубарев — уникальный человек. Всю жизнь он верно служит Иркутску, России и всему миру, совершает огромное число полезных дел. И даже сейчас, когда ему идет 87-й год, он продолжает свою деятельность. Везде успевать и сохранять молодость духа Борису Матвеевичу помогают товарищи и любовь к работе, которой он отдает всего себя. Например, за 20 лет, с тех пор как геолог ушел с государственной службы, он всего пять раз брал отпуск.

Метки:
baikalpress_id:  34 937