Иркутск глазами немецких гостей

Всегда интересно, что думают о нас представители иностранных делегаций

Продолжение. Начало в № 45

Немцы с трепетом относятся к деревянному Иркутску, возможно, не представляя себе, что памятники истории давно стали головной болью властей. Далее журналисты приводят для немецких читателей основные цифры и сведения про Байкал и рассказывают, что два года назад мы «победили нефтяную трубу»:

«Близость нефтяной трубы к озеру впервые вызвала столь массовые протесты населения. Узнал об этом тогдашний президент Владимир Путин. Росчерком пера — в прямом и переносном смысле — он отодвинул трубу на 40 километров. Его благодарят за это до сих пор».

В Листвянке немецких журналистов поразили женщины, торгующие сувенирами и рыбой и в лютый мороз, и в невыносимую жару, и при сильнейшем ветре. Огромное впечатление произвели и местные туристы, приезжающие на берег Байкала отдохнуть на день-другой, а то и вовсе на несколько часов:

«У них краснеют от ветра щеки, и они наслаждаются свежим воздухом. Туристы используют капот или открытый багажник как поднос для привезенной с собой еды и напитков. «Если ты однажды побывал на Байкале, — сказала нам иркутянка, — ты всегда будешь хотеть сюда вернуться». Так думают многие». Делегация немецких журналистов побывала в гостях у спасателей в Николе, где находится база Байкальского поисково-спасательного подразделения.

Наибольший интерес к работе иркутских эмчеэсовцев проявлял, конечно, Вальдемар Мезер, родившийся в столице Восточной Сибири. Он окончил в Иркутске пожарное училище и политехнический институт, работал в управлении пожарной охраны. По этой же специальности его взяли на работу в Германии — в Пфорцхайме, где он и трудится до сих пор. Визит зарубежных гостей совпал с проведением учений. В своем материале они описывают, как горит баржа, как люди прыгают в ледяную воду, как легко спасатели перерезают специальными ножницами железное ограждение — словно масло.

Немцам продемонстрировали и оборудование, которым пользуются спасатели в чрезвычайных ситуациях: алмазную пилу с водяным охлаждением, приборы для поиска мин, взрывчатых веществ и газов; аппарат, способный измерять тоны сердца у контуженных или засыпанных землей людей. Вальдемар Мезер отметил, что оснащение иркутских спасателей отвечает самым современным требованиям, а их каски даже лучше, чем у пожарных Пфорцхайма. Восхищаясь уровнем оснащения, немцы почему-то поставили под сомнение его подлинность:

«Некоторые аппараты носят звучные немецкие названия. Не подделка ли это? После посещения строительного супермаркета и изучения рынка цен мы засомневались. Ну и ладно, неважно, ведь они работают. Три года назад над Иркутском пронесся ураган, улицы стали непроходимыми от обломков упавших деревьев. Специальные службы вкалывали всю ночь и к шести утра город снова стал чистым».

Находясь в гостях у спасателей, зарубежные гости были очень смущены появлением «двух мужчин среднего возраста, в кожаных плащах, которые появились вроде бы ниоткуда». Объяснение мужчин, что они просто проходили мимо, журналистов не удовлетворило. «На изолированный полуостров, — пишут они далее, — в это утро не могла проникнуть ни одна живая душа. И этот случай стал не последним, когда мы чувствовали, что за нами кто-то постоянно следит...» Да, в сознании иностранцев КГБ все еще жив. Пристальный интерес милиции отмечают наши гости и во время их общения с анархистами на первомайской демонстрации:

«Вездесущая милиция немного поиграла мускулами, когда наш фотограф перебросился парой фраз с людьми, закутанными во все черное. Они против Путина и коммунистов, называют себя анархистами. Многие уже побывали в каталажке по политическим мотивам».

Журналисты пообщались с представителями разных партий. «70-летний пенсионер держит красный флаг и ругается, мол, раньше было все лучше. И подразумевает не величие Советского рейха, а маленькие радости жизни: бесплатные образование и медицинское обслуживание, больше уверенности и денег для жизни».

Отмечают коллеги и тот факт, что праздничный день для многих сибиряков не только Первомай, а в первую очередь день дачи, когда можно спокойно заняться возделыванием земельных наделов.

Тема следующего материала — малый бизнес в Иркутске. Журналисты пообщались с предпринимателями, работающими в области строительства. Все они начинали свое дело с нуля. Теперь у одного — мастерская по производству окон, дверей и мебели, другой руководит бригадой ремонтников-отделочников. Все эти мужчины в свое время ездили на так называемые курсы повышения квалификации в Германию, где у немецких коллег учились менеджменту и осваивали новые технологии производства. Журналисты считают, что сертификаты, полученные в Пфорцхайме, стали для иркутян волшебным ключиком, открывающим для них любые двери, по типу «сим-сим, откройся». Эти слова даже вынесены в заголовок статьи.

Особый интерес зарубежные коллеги проявили к золотым изделиям. И это не случайно. Дело в том, что ювелиры Шварцвальда (земли, в которой находится наш город-побратим) всемирно известны, а Пфорцхайм называют «золотой город». Там находится торговый дом Виктора Майера, официального представителя наследников Фаберже, продолжающего традиции великого мастера. В Иркутске журналисты побывали на фабрике украшений, заглянули в ювелирные магазины.

«В Иркутской области ежегодно добывается 15 тонн золота. Сколько перерабатывается, нам не сказали — тайна. Изделия ниже 585-й пробы здесь не выпускают, а цены на изделия могут достигать 300 000 рублей (8000 евро). В ответ на эти цифры в фирме Виктора Майера лишь устало улыбнулись бы. На фабрике украшений на Зиммлерштрассе делают редчайшие изделия, имеющие право носить имя Фаберже, легитимные наследники царя ювелиров». И напоследок хотелось бы рассказать, какой увидели немцы российскую, и в частности иркутскую, журналистику.

«Немного непривычно, когда представитель СМИ сам становится предметом журналистского внимания. Ни один день нашей поездки не обходился без сопровождения коллег из пресс-службы городской администрации — рядом с собой мы постоянно видели очень симпатичных людей. И даже во время итогового разговора с мэром, во время которого Владимир Якубовский не открывал рта без присутствия Александра, Оксаны или Ирмы.

Конечно, такой визит считается неполным без посещения редакции газеты и телевидения. В пресс-центре городской администрации работает 21 человек — мужчины и женщины. Существуют контракты с местными газетами с тиражами более 10 000 экземпляров в день, по которым у пресс-службы минимум раз в неделю публикуется материал, изменения в него вносятся только по договоренности с администрацией. Это для Германии немыслимо».

И что бы ни говорили немецкие журналисты о стремлении описать жизнь сибиряков без «рамок и стереотипов» и скором появлении у нас «второй родины — в Иркутске и Пфорцхайме», непонимание отдельных сторон нашей иркутской действительности — тонко и ненавязчиво — чувствуется во всех материалах «Пфорцхаймер цайтунг» об Иркутске.

Метки:
baikalpress_id:  34 921
Загрузка...