Путь Красной Звезды

Орден, которого был удостоен иркутянин во время войны, пролежал в Министерстве обороны 64 года. Награду получила дочь солдата через 15 лет после его смерти

Иркутянин Иван Кузьмич Тирский был удостоен ордена Красной Звезды еще в 1944-м. Правда, фронтовик о награде ничего не знал, 64 года она лежала в одном из хранилищ Министерства обороны. Только через 15 лет после смерти Ивана Кузьмича его дочь Александра Ивановна Мухина получила отцовскую Звезду.

Несколько лет назад иркутянка Александра Ивановна Мухина прочитала под громким заголовком «Награда ищет героя» в одной из газет имя отца. Обратилась в областной военный комиссариат. Правда, тогда ничего не добилась — что за награда, где она? Зато, когда снова в прошлом году пришла в военкомат восстанавливать утерянные отцовские документы, выяснилось, что орден бойца Ивана Тирского нашелся и может быть передан родственникам.

Иван Кузьмич жил в деревне Тире Киренского района. Оттого и фамилия — Тирский. На фронт ушел в 41-м, когда ему было уже 38 лет. Воевал на Смоленском направлении. За три года был трижды ранен. В первый раз — в ноги. Пока лежал в госпитале, научился шить солдатские сапоги — по возвращении домой всю деревню обувал. Подлечившись, снова отправился в бой. Самое серьезное, третье, ранение Иван Кузьмич получил уже в 44-м. Рассказывал, что очнулся в воронке, сам из нее как-то выбрался и полз, пока не подобрала санитарка. Искалеченного снарядом бойца отправили в Москву. В госпитале хирурги удалили часть ребер, а вот кусок металла из позвоночника удалить не решились.

— Совсем мало мужчин возвращалось с войны. Почти каждый день приходили похоронки. Кому принесут — люди вокруг собираются, женщины плачут: сегодня соседям, а завтра, возможно, и к тебе в дом придет страшная весть, — вспоминает Александра Ивановна. — Папа родился в рубашке. Врачи удивлялись: вот что значит сибиряк — как на собаке все зарастает. Когда пришла телеграмма, что он тяжело ранен, мама плакала, а мы с сестренкой радовались — значит, скоро домой придет. И пришел. Любил он носить пиджак со всеми своими наградами. Мы шутили над ним, говорили: «У нас в стране только два человека всегда носят медали — Брежнев и ты». Хотя награды ему помогали: видят люди, что фронтовик идет, так подвезут куда надо. Ходить ему после ранений было тяжело.

 Красную Звезду Иван Тирский должен был получить еще в 44-м, 26 мая того года приказом командира 220-й стрелковой дивизии он был представлен к награде. Правда, теперь никто даже не может сказать, за какие заслуги, — данные затерялись. Ветеран войны не имел ни малейшего понятия о том, что где-то его дожидается еще одна награда. Иван Кузьмич умер в 1993 году в возрасте 90 лет. На прошлой неделе, то есть 15 лет спустя, представители военного комиссариата торжественно вручили орден дочери — Александре Ивановне Мухиной. Красная Звезда, как выяснилось, пролежала в хранилище Министерства обороны 64 года.

— Примерно раз в месяц мы выдаем такие запоздалые награды, — рассказывает военный комиссар полковник Игорь Анатольевич Игнашков. — Посылается запрос из наградного отдела Министерства обороны по всем военным комиссариатам, в которых могут быть данные о награжденном. А мы уже начинаем разыскивать человека по адресным бюро, через отделы ЗАГС, даем объявления. Существует порядок: если награда есть, она все равно должна найти своего хозяина либо его родственников. Хотелось бы, конечно, чтобы это происходило своевременно, но, к сожалению, далеко не всегда так получается.

Метки:
baikalpress_id:  34 910