Реальная школа

Иркутская школьница получила аттестат о среднем образовании в Германии

В начале августа иркутянка Ксения Меерович вернулась домой. Целый год она училась в немецкой школе города Фрайбурга (Германия), выдержала экзамен и получила аттестат немецкого образца. О том, как ей пришла в голову эта идея, как жилось молодой девушке вдали от родных, и чему она научилась, Ксения рассказала нашей газете.

Окончание. Начало в № 35

— Какие же предметы ты сдавала?

— Три письменных — математику, немецкий и английский — и два устных: английский и экзамен... я не знаю, как это на русский перевести... Дети разбиваются на группы по 3—4 человека и решают, какие два предмета они берут. В моей группе это были биология и этика, их нужно как-то объединить в своих презентациях. Одна из нас рассказывала о гормонах и счастье, я — о сердечном инфаркте и судьбе, у двух других были темы о младенцах и проблеме абортов, а также эвтаназии и о том, что происходит с человеком, когда он умирает. Кроме этого, мы должны были подготовить общие вопросы о смысле жизни в разных религиях и о клеточном строении тела. Каждый учитель мог на экзамене 7 минут спрашивать меня по любой теме в группе.

— Ты рассказывала об инфаркте на немецком?!

— Я никогда в жизни столько не учила! Мне приходилось читать сначала по-русски, потом переводить на немецкий, потом учить по-немецки. Жуть! Но ладно бы только мои темы, но мне же нужно было знать и другие темы в группе. Например, какие-то законы, защищающие права женщин в Германии. В итоге я решила: что бы ни произошло, я буду это делать. Письменный английский у меня был плохой, но за счет того, что устный был очень хороший, средний балл был зачетный. Математику сдать было легче всего. Отчасти из-за того, что я занималась год с одноклассником — мы друг другу помогали, отчасти из-за того, что я изучала это в России.

Проблема моя состояла в том, что я не всегда могла понять задание и фрау Шпрингер (учителю русского языка) не разрешили мне их перевести. На экзамене по немецкому языку она подошла, похлопала меня по плечу и ушла, не сказав ни слова. Сижу, ее нет, я, как импульсивный человек, хотела все бросить и уйти. Потом, прижав себя каким-то невероятным усилием, решила, что должна хоть о чем-то написать. Пусть не о проблеме окружающей среды, но хотя бы о кенгуру... Лучше, чем ничего. Была уверена, что написала на 5 (худшая отметка в немецкой оценочной системе). А когда я встретила своего учителя немецкого языка, он сказал мне: «Ксения, вы сдали экзамен»! Я была без ума от счастья.

— А процесс сдачи экзамена отличается от того, что было в России?

— Думаю, да. Там нет таких милых учительниц, которые скажут: «Ты не учился, но ты же хочешь в университет, вот тебе, так и быть, троечка». Такого нет. Отличник ты был, троечник — не сдал и все. Так было с моими двумя одноклассниками. Один не сдал, а другому не хватило буквально двух десятых балла. И они не могут теперь пойти в 13-й класс. Я этого не понимала: учителя знают их 12 лет — и так с ними поступили.

— Какие права ты получила вместе с немецким аттестатом?

— Я могу учиться в Германии на швею, на слесаря, на механика. В университете — нет. Если я захочу пойти дальше, я должна буду сдать еще экзамены.

— На что ты жила все это время? Кто оплачивал твою поездку?

— За проживание в семье платил папа. Я жила в многодетной семье, которую очень люблю. Они живут очень скромно, поэтому не могли содержать меня. А карманные деньги я должна была зарабатывать сама. Но моя виза не позволяла мне работать, поэтому я работала на каникулах в школе, выполняла разные ремонтные работы.

— Ты уже адаптировалась? Какие планы у тебя на этот год?

— В первые дни надо мною все смеялись, как я разговаривала. На второй неделе я начала скучать по Германии, потому что, конечно, она стала для меня близкой страной. Сейчас понемногу вспоминаю родину. Я буду работать. Хотела бы поступить в университет, вопрос только в том, что изучать. За этот год я узнала людей, которые изучают различные профессии. У нас не хотят быть механиком или воспитателем в детском саду. А там хотят. Мой кругозор расширился, и я пребываю в замешательстве, чем же хочу заниматься. До отъезда в Германию я, честно говоря, вообще не думала о проблемах детей-сирот. А там так много об этом говорят, что я решила увидеть это изнутри. Поэтому хочу поработать в детском доме.

Оглядываясь на прожитый вдали от дома год, Ксения говорит о том, что повзрослела, стала терпеливой: вдали от родины, от семьи начинаешь прислушиваться к себе, понимаешь, что все зависит только от тебя.

— Раньше я могла сказать: ты мне не нравишься, я не хочу с тобой иметь ничего личного. Но в Германии я поняла, что не имею права создавать конфликтные ситуации. И я могу гордиться тем, что в классе, где было 32 ученика и несколько групп, у меня не было недругов. Даже с теми, кто мне в глаза говорил: «Я не люблю Россию и русских», я нашла общий язык. Я хотела со всеми быть в хороших отношениях, потому что мне все нравились. И я очень благодарна всем, кто помог мне поехать в Германию, моим друзьям, которые делали мою немецкую жизнь прекрасной и насыщенной!

Ксения говорит «делать экзамен», а «не сдавать». Это по-немецки точно. «Сдать» — все равно что сбросить с плеч и забыть. Главное, чтобы появилась галочка в твоем личном жизненном плане. А «делать» — совсем другое. Потому что, когда что-то делаешь, проживаешь часть жизни. И важно, когда часть жизни ты не сдал кому-то, а сделал для себя сам.

Метки:
baikalpress_id:  10 073