Кованый сапог в придачу

Кузнецы, собравшись в «Тальцах», напомнили нам о старинном ремесле

Праздник огня и металла завершился в архитектурно-этнографическом музее «Тальцы». Фестиваль, заявленный как первый международный, посетили жители области, иностранные туристы, а также участники БЭФа. Причем гости не только посмотрели, как работают мастера, но и сами с большим удовольствием ковали что-нибудь на память — гвозди, подковы, крючки.

Кузнечное дело — одна из самых древних профессий. Без мастера, который мог бы выковать подкову, гвоздь, скобу, да что угодно, в свое время не обходилась ни одна деревня. Со временем ремесло стало уходить в небытие, но спохватились мужики и организовали кузнечный фестиваль. Случилось это в 1986 году в Подмосковье. Вот так за двадцать с лишним лет добрался праздник и до берегов Байкала.

 На приглашение иркутских мастеров откликнулись 30 кузнецов со всей России. К сожалению, проблемы с визами не позволили приехать в Сибирь иностранным ремесленникам. Поэтому фестиваль можно назвать международным с оговоркой.

 Вокруг небольшой поляны в «Тальцах» установлены горны с углем-коксом, огонь поддерживают электрическими поддувами. В старину меха тянул, как правило, один из учеников мастера. Зато тисы, наковальни, кувалды не претерпели каких-либо изменений, они такие же большие и тяжелые — под сильные мужские руки. Не зря кузнецы со стажем запросто гнули подковы. Это вам не модный ныне бодибилдинг — игра пустыми мышцами.

 Восторгу зрителей не было предела! Заготовка в руках мастера словно пластилиновая, за несколько приемов она превращается в диковинную вещицу — например, канделябр или фрагмент ажурной решетки. Да что решетка — мастера соорудили настоящую русскую печь, с самоваром и кованым сапогом для раздувания углей. На металлический подсолнух словно только что присела бабочка — тоже из металла.

Многочисленных зрителей фестиваль привлек еще и тем, что каждый желающий мог сам выковать себе вещицу на память. Правда, фантазия дальше кочерег, гвоздей и крючков не шла. Не считая пуговицы, которой точно сносу не будет.

— Бей, бей смелее, пока горячо, — командным голосом наставляет учитель мальчишку лет двенадцати, который изо всех сил колотит по раскаленному железному пруту — будущей кочерге. — Точнее, еще точнее, вот так!

Павел Сливка — молодой кузнец. Любовь к металлу у него в крови: дед, отец и старший брат — все мастера. Первый раз попал в кузницу во втором классе. Три года готовился к поступлению в медуниверситет, но, окончив школу, пришел в мастерскую и решил остаться у наковальни.

— Невозможно создать две одинаковые вещи, в этом вся прелесть, — объясняет Павел. — Этот резной горн я сделал специально для фестиваля, все четыре ножки у него разные. В этом и выражается неповторимость ручного труда, уникальность вещей, сделанных мастером. Такая работа требует уважения.

На память о фестивале в «Тальцах» останется фрагмент крестьянской избы с печкой. Здесь же лежит толстый кот, очень похожий на чеширского. В углу избы паук поймал в свои сети муху. Возле дома стол, на нем — бадья с ковшом. На крыше примостилась мудрая сова в очках. В углу — паутина... Даже не верится, что все это из металла.

 Праздник кузнечного мастерства планируют проводить в «Тальцах» каждый год. А значит, изба будет пополняться новыми экспонатами.

Загрузка...