Реальная школа

Иркутская школьница получила аттестат о среднем образовании в Германии

В начале августа иркутянка Ксения Меерович вернулась домой. Целый год она училась в немецкой школе города Фрайбурга (Германия), выдержала экзамен и получила аттестат немецкого образца. О том, как ей пришла в голову эта идея, как жилось молодой девушке вдали от родных и чему она научилась, Ксения рассказала нашей газете.

Впервые Ксюша попала в Германию после 9-го класса. Тогда она вместе со своими одноклассниками, учениками Иркутской вальдорфской школы, поехала во Фрайбург на месяц по линии школьного обмена.

— Уже тогда ты решила вернуться в эту страну?

— Не могу сказать, что тогда мне очень понравилась Германия. Скорее язык и немецкий народ, его особенности. Я заметила отличие от русских. Но мысли о том, чтобы ехать надолго, не было. Тем более, когда не получилось с 10-м классом в нашей школе (старшая ступень в вальдорфской школе Иркутска появилась только два года назад. — Прим. автора), я поступила в лицей СИПЭУ. Ко многому нужно было привыкать.

Поначалу все окружающие показались мне серой массой. На перемене весь поток, а это 60 человек, шел курить. В классе оставались пятеро (из них трое — мои одноклассники по прежней школе). Все пили пиво и водку. Это меня отдаляло от них. У всех одинаковые интересы, разговоры о том, чей телефон круче. Нужно было привыкать и к другим отношениям с учителями. Но потом я подумала, что мне нужно учиться с этими людьми, и я постаралась отыскать в них положительные качества, найти с ними общий язык. И могу сказать, что за два года я нашла новых друзей.

— Начала пить и курить?

— Нет (смеется). Просто я четко говорила, чего я не хочу делать, что это не мое. Благодаря учителям и друзьям из вальдорфской школы St. Georgen г. Фрайбурга идея поучиться в Германии после окончания лицея обрела реальные перспективы. Семья, в которой Ксения жила во время своего первого посещения страны, с радостью согласилась ее принять, а в школе оформили необходимые документы. Как это часто бывает в России, когда дело касается различных формальностей, не все было гладко. И первоначально Ксении удалось получить только краткосрочную визу, все было по-русски непредсказуемо, но в результате в середине лета прошлого года Ксюша вылетела во Франкфурт в шортах и футболке, с маленькой сумкой, визой на три месяца и слабым представлением, чем вся эта идея обернется.

— Вначале речи не было об экзаменах. Просто в результате нашего общения с моей немецкой учительницей, госпожой Шпрингер, стало ясно, что для изучения языка это было бы хорошо. Я не должна была делать этот экзамен, но могла бы. Должна была решить я.

 Немецкая школьная система образования четырехступенчатая. Вначале, как и у нас, обязательное неполное среднее после 9-го класса. Так называемая Hauptschule (главная школа). Только немецкие дети после нее не сдают экзамена, просто получают соответствующий документ и спокойно могут дальше не учиться. Те же, кто решил продолжать образование, в 10-м классе (в вальдорфских школах — в 12-м) сдают экзамен за курс Realschule (реальной школы). После такого экзамена ученик может поступать в колледжи, техникумы, в которые он не может пойти, имея за плечами только 9 классов. 12-й и 13-й годы обучения оставлены для тех, кто мечтает поучиться в университете. Одной мечты при этом мало. Отбор в старшую школу довольно жесткий, и бездельники попадают туда редко.

После 12-го класса в государственной системе или после 13-го в вальдорфской учащийся может сдать либо Fachabitur, либо Abitur. Очень серьезные экзамены, и только последний позволяет подать документы в классический (в старом понимании) университет. Ну а там уж как повезет. Если большой конкурс, то посмотрят и на средний балл, и на прочие заслуги. Но вступительные экзамены больше сдавать не нужно.

Автору этих строк довелось немного поработать и пообщаться с молодыми людьми (им уже 20—21 год), которые готовились сдавать экзамен, дающий право идти в университет. Надо сказать, непривычное для нас зрелище. Взрослые ребята — и школьники. Но поразительно, насколько они заинтересованы в том, что делают. Как они не похожи на большинство наших выпускников, которые последний школьный год проводят в конвульсиях по поводу подготовки к ЕГЭ, затем его сдают, так толком и не поняв, для чего. А потом так же судорожно пытаются приткнуться в какой-то вуз: молодые люди — чтобы не идти в армию, а их не очень здоровая часть и девушки — потому что «не быть студентом — стремно».

Да и родители не дадут покоя: надо же им что-то говорить родственникам и друзьям, у которых все студенты. Получается, что выпускник сам себе не принадлежит. Везунчиков, которые никогда потом не жалеют о своем выборе, немного. Хотя во всем мире считается вполне естественным, если молодой человек после школы (а в Израиле, например, после армии) путешествует по миру, работает в каких-то благотворительных организациях, чтобы понять, чего же он хочет, что ему интересно и чему он хотел бы посвятить свою жизнь. Наша героиня училась в вальдорфской школе, поэтому после 12-го класса сдавала экзамен за курс реальной школы.

— В ноябре решался вопрос, буду ли я делать эти экзамены. Мне еще раз было сказано, что я ничего не должна. И моя немецкая мама отговаривала меня: мой немецкий был плох. Я все понимала, но для экзамена этого мало. Возможно, на мое решение повлияло то, что в других классах также учились ребята из других стран. И часто после 3—6 месяцев пребывания в стране они не могли говорить по-немецки, просто потому что занимались своими делами, слушали музыку, не общались с одноклассниками. И я подумала: ради чего тогда все... И решила, что буду делать экзамены.

12-й класс в вальдорфской школе — очень важное испытание для учеников. Основной работой является проект, над которым они работают весь год накануне и защищают в ноябре. Это какая-то большая тема, которую выбирает ученик для исследования, и выполнение по ней практической работы. Это может быть все, что угодно: от дельфинотерапиии и тотемных животных до изучения печали и смерти или создания оркестра. Затем это большой спектакль. В конце года — непосредственно экзамен, а после класс отправляется в большое путешествие, часто в другую страну.

Ксения не выполняла проект, но зато поучаствовала в классном спектакле — для нее специально написали роль. Она говорит, что некоторые зрители так и не поняли, что она русская: думали, что немка, специально говорящая с акцентом. Вместе с классом она побывала во Франции и Греции, впервые увидела Италию. Этот год был насыщен событиями, но все-таки главным, ради чего все и затевалось, был экзамен, который Ксении предстояло сдать в конце учебного года.

О том, как это было, читайте в следующем номере.

Метки:
baikalpress_id:  10 036