Беззащитное детство

Какие шаги следует предпринять, чтобы остановить вал преступлений, направленных против детей?

Депутаты ряда областей Российской Федерации обратились к президенту страны, правительству, Государственной думе и Совету Федерации об отмене моратория на смертную казнь за тяжкие преступления, в частности против детей. Одними из первых этот вопрос подняли народные избранники, представляющие Челябинскую, Владимирскую области, а также Тюмень. Депутаты считают, что одним из факторов, влияющих на рост числа преступлений, является отсутствие у потенциальных уголовников страха перед неизбежным и суровым наказанием.

Информация к размышлению

 По разным данным, за год в России преступники похищают от полутора до двух тысяч несовершеннолетних. Резко — до 25 процентов — возросло количество преступлений, связанных с педофилией. Факты сексуального рабства подростков шокируют все меньше и меньше. Что же происходит? Неужели мы начинаем привыкать, а значит принимать в своем обществе педофилов и прочих извращенцев?! Возможно, кто-то думает, что данная проблема не коснется его детей, внуков? Хочется надеяться. Хотя Иркутская область, и ее центр в особенности, нередко попадают в сводки. Иркутск вообще находится в первой десятке криминальных городов России.

 На 14 лет осужден житель Усть-Илимска, который в рождественские морозы выбросил из окна двухмесячного ребенка. Последний настолько закоченел, что даже врачи скорой помощи первоначально констатировали его смерть. Мужчина, выкинувший младенца в сугроб, получил совсем недавно 14 лет колонии.

 В стадии расследования находится дело иркутян, организовавших порностудию, где в качестве актеров в том числе и дети. Собирается доказательная база против военного пенсионера, который в областном центре наладил работу сети борделей. Среди «бабочек» по вызову были и 16-летние девчонки, в том числе из неблагополучных семей.

 В июле в одиночной камере Тулунского СИЗО свел счеты с жизнью некто Геннадий Судаков. Ему было предъявлено обвинение в убийстве жены и растлении несовершеннолетних приемных детей. Не дожидаясь окончания следствия и суда, заключенный сам себе вынес приговор, с третьей попытки перерезав вены. В двух предыдущих случаях уйти из жизни ему помешали охранники.

Буквально на прошлой неделе в Куйбышевском районе Иркутска задержан мужчина, подозреваемый в изнасиловании пятилетней девочки. ЧП произошло около 18 часов, летом в это время на улице совсем светло. Взрослые, вероятно, считали, что в этот период дети, которые играли в песочнице, находятся в относительной безопасности. Увы. Извращенец отвлек ребенка от сверстников, потом заманил его сладостями в переулок, где изнасиловал.

По подозрению в причастности к изнасилованию проверили несколько десятков человек. Расследование осложнялось тем, что маленькая девочка была в шоке и некоторое время не могла описать нападавшего.

В основу доказательной базы легла видеозапись камеры наружного наблюдения, установленной на одном из частных домов. На прошлой неделе по подозрению в совершении преступления задержали мужчину без определенного места жительства, неоднократно судимого за грабежи и разбои. На допросе подозреваемый сознался в совершении преступления. И рассказал, что до этого надругался над еще одним ребенком.

 Перечислять гнусные преступления можно достаточно долго. Самое ужасное то, что все они произошли в пределах области. Соседние регионы, к сожалению, тоже не могут похвастаться более радужной картиной. Достаточно вспомнить убийство пятилетней Полины Мальковой в Красноярске, пропажу двух мальчишек в Читинской области, изнасилование несовершеннолетних в Улан-Удэ. Далее извечный вопрос: что делать?

Расстрелять, кастрировать, запереть в тюрьму?

 Мамы и папы, чьи дети когда-либо подвергались насилию, в том числе сексуальному, безоговорочно требуют для виновных высшей меры наказания. При этом взрослые не принимают во внимание следующий факт. Много лет в России действует мораторий на смертную казнь. Пострадавшая сторона считает, что для поддонка, искалечившего ребенка, даже наказание в виде пожизненного заключения слишком мягкое.

Между тем до пожизненного заключения дело доходит крайне редко. Зато чаще маньяки доживают до... условно-досрочного освобождения. Так, совсем недавно после пересмотра дела банде свердловских педофилов скостили срок, в частности главарю — с 20 до 17 лет. Отсидев 2/3 срока, преступники могут выйти на свободу за примерное поведение. Однако не факт, что за этот же период любая из жертв полностью оправится от моральной травмы, если она вообще осталась жива. Где справедливость, спрашивается? Кто отмерит степень наказания, которую преступник заслужил? Суд? Не факт. Вот достаточно свежий пример.

В Санкт-Петербурге проходили судебные заседания по обвинению некого Вороненко в изнасиловании и убийстве четырех девочек и изнасиловании еще одной несовершеннолетней девушки.

Несмотря на суровость предъявленных ему обвинений, маньяк надеялся на снисхождение, потому что он... чистосердечно признался в содеянном. Кроме того, убийца утверждал, что насиловал несчастных детей уже после их смерти. Коллеги из «Аргументов и фактов» в течение нескольких месяцев проводили акцию «Дело № 1: педофилы». На публикации газеты откликнулись сотни тысяч россиян. Одни предлагали давать педофилам пожизненный срок, другие писали, что необходимо кастрировать извращенцев, третьи — расстреливать, четвертые — отдать в руки родителям пострадавших детей.

Волна педофилии, захлестнувшая страну, время от времени вызывает жесткие дискуссии относительно отмены моратория на смертную казнь. Нельзя сказать, что разговоры шли только на улицах и кухнях. Бывший президент страны Владимир Путин на одном из заседаний коллегии Генпрокуратуры сообщил, что к нему часто обращаются родственники погибших с требованием отменить мораторий на смертную казнь. И он, как глава государства, разделяет их гнев, однако «какой смысл ужесточать наказание, если правоохранительные органы не могут обеспечить его неотвратимость»? Логика в словах теперь уже экс-президента есть.

Однако помимо слабой работы силовиков потенциальных маньяков питает надежда на снисхождение и помилование. Наверное, надо лишить их этой надежды.

 Мы, авторы строк, не знаем, как справиться с волной преступлений, жертвами которых в первую очередь становятся дети. Поэтому приглашаем к дискуссии родителей, педагогов, депутатов, представителей силовых структур, конфессий, обычных людей.

Есть мнение

Владимир Жириновский, зам. председателя Госдумы РФ:

— В идеале, такой ситуации, когда государство само убивает своего гражданина, быть не должно. Однако с 1996 года, после отмены смертной казни в России, уровень преступности у нас непрерывно растет. Нужны экстренные меры. Нам всем известны нормы христианской морали: не укради, не убий, и так далее. И тем не менее преступления совершаются постоянно. Это как эпидемия: чтобы ее остановить, необходим карантин. В таких условиях смертная казнь — вынужденный, но совершенно необходимый шаг.

Нина Чекотова, генеральный директор ГК «Фортуна»:

— Сегодня фактически разрушены духовные устои нации, нравственность теряет свою силу. Коррупция достигла угрожающих размеров. Судебно-правовая система неэффективна. Закон не обеспечивает безопасность личности. В государстве отсутствует программа борьбы с преступностью. Идущие в обществе процессы, если их не остановить, будут иметь катастрофические последствия.

Вопреки воле народа и в угоду политическим требованиям Запада в стране был введен мораторий на смертную казнь за особо тяжкие преступления против личности. На мой взгляд, именно это решение развязало руки преступникам. Убийцам, наркоторговцам, казнокрадам, террористам стало ясно, что возмездие им не грозит. Моя позиция на этот счет очень четкая — решение о моратории на смертную казнь пагубно отражается на нашем обществе.

Метки:
baikalpress_id:  34 809