Корабль среди моря тайги

Житель Большой Речки Виктор Ткаченко в одиночку построил яхту, мечтая покорить Байкал

Информацию о том, что где-то в тайге «один мужик» строит чуть ли не фрегат, сарафанное радио передавало давно. Одна из предыдущих экспедиций журналистов «Копейки» остановилась буквально в 10—12 километрах от заветного кордона. Последний рывок помешали совершить разлившиеся таежные реки и бродивший в округе медведь. Для достижения цели самым подходящим видом транспорта оказался ГАЗ-66. До красавицы яхты мы добрались уже перед заходом солнца, а с ее создателем проговорили почти до четырех часов утра.

После дорожной болтанки газик вырулил на поляну, занятую домиком с забором. Последний украшали резные коряги. Весьма колоритная внешность хозяина органично завершала общую картину. Виктор Александрович в тайге, почитай, всю жизнь. К людям выбирается в случае крайней необходимости. До Большой Речки, во-первых, далековато, во-вторых — дороговато. Зарплата егеря скорее символическая. Поэтому приходится в тайге выращивать картофель, держать скот.

 ...Солнце стремительно уходит за горизонт, поэтому мы идем к «стапелям», поднимаемся на яхту, потом спускаемся в одну из кают. Она уже полностью оборудована: два шикарных спальных места, стол и печь.

— Здесь запросто можно зимовать, — говорит мастер.

— Я ведь ее утеплил пенопластом — он же, в случае чего, не позволит уйти судну на дно. Но, надеюсь, это не случится. Обратите внимание, как устроена внешняя обшивка. Ребристая поверхность, в отличие от идеально гладкой, придает судну дополнительную устойчивость на воде. В старину на Байкале по такому же принципу делали баркасы.

Все чертежи и расчеты — в голове

 Лесные байки и реальные истории переплелись в жизни таежного человека настолько, что отделить их друг от друга оказалось весьма проблематично. А пересказывать все — не хватит и целого номера.

 Памятуя о главной цели визита, приходилось время от времени возвращать хозяина кордона от анекдотичной ситуации из жизни старинного друга к яхте.

— Виктор Александрович, когда у вас возникла мысль построить в тайге корабль?

— Да мысль не давала покоя еще с детства. Мне было лет десять-двенадцать, я начитался книжек и задался целью построить парусник. Получается, осознанно шел к этому почти полвека — 46 годочков, если быть точным. Ведь он уже здесь стоит шесть лет. По-хорошему, яхту такого класса можно построить за год — при условии, что будешь заниматься только ею... Но знаете, сколько работы здесь, на кордоне?! У-у-у... Вот сейчас — то покосы, то огороды. Я ведь строительством занимаюсь не больше месяца в год, обычно по теплу мастерю. Но вот уже в течение двух лет практически не подхожу. Помощников нет.

— Прежде чем приступить к делу, вы делали какие-то чертежи?

— Какие чертежи?! Мне начерти схему — так я по ней ни за что не построю. Корабль я вначале полностью представил. Он у меня созрел в голове, что ли. А потом поставил шпангоуты и принялся за обшивку. Так-то я с детства на разных лодках плавал, потом по Байкалу с другом и знатным охотником Зелениным, который живет сейчас в Онгурене, много ходил. Он построил лодку также в тайге. Я посмотрел. Сделал свою, ходил по воде. Удачная модель была. Шесть метров, а покорно ходила под «Нептуном». Даже пожилые рыбаки не верили, что такую махину может один мотор толкать.

Форштевень с сосновыми корнями

— А вы помните тот день или час, когда решились: все, начинаю осуществлять свою детскую мечту, буду строить лодку, да такую, какой нет ни у кого на Байкале.

— Мысли вынашивал, но воплотить проект, можно сказать, все как-то не получалось. А тут обходил участок, смотрю — стоит листвяшка (лиственница. — Авт.), а у нее так интересно комель загнут. Думаю: эх, хороший киль получился бы. Все решилось за одно мгновение. Раз — искра зажглась, буду делать! Свалил дерево, сделал киль. Вот не взгляни на ту лиственницу, может, еще несколько лет носил бы яхту у себя в голове. Спустя какое-то время попалась загнутая сосна, может, я ее и раньше видел, не помню. Но тут я в ней четко увидел форштевень. Глянул под другим углом, что ли...

Все одно к одному. Неподалеку отсюда проходит высоковольтная линия, так вот когда ее тянули, то столько деревьев положили — ужас. Вначале думал, что будут спиленную древесину вытаскивать, но никто ее не тронул. Я брал кедр, пилил и обшивал им корпус. Специально для этого дела достал ящик медных гвоздей. Они, в отличие от металлических, не ржавеют и не гноят древесину вокруг себя. Э-эх, если бы мне помогали сыновья или кто-нибудь еще, то за это время можно было построить штуки три яхты или какой-нибудь фрегат. Столько леса сгнило...

— Ваша стройплощадка, стапеля находились вот здесь, возле домика, с самого начала?

— Нет, заложил я его где-то в километре отсюда. Для начала построил большой навес, сушил доски. Сухие тяжелее загибать — сколько я их переломал! — но зато надежнее модель в целом получается.

— Что еще необходимо сделать, чтобы назначить окончательную дату спуска на воду?

— Рулевое надо переделать, дно как следует просмолить и установить мачту. Думаю, что месяц на все это понадобится, никак не меньше. Планирую мачту здесь установить, сделать растяжки, а потом на время транспортировки демонтировать, чтобы на воде не пришлось долго возиться. Подвешу шлюпочные моторы.

— А каким вы видите будущее своей яхты? Ведь со спуском на воду вам придется разрываться между кордоном и Байкалом. Нужна команда опять-таки...

— Яхтой спокойно могут управлять два человека. Мечтаю переехать к другу на Байкал, там и место есть, где ее можно поставить. Но для начала надо как следует лодку испытать, может быть, даже все озеро обойти, потом видно будет.

— В народе говорят: «Как корабль назовешь, так он и поплывет». Вы уже придумали имя своему детищу?

— А как же... Назову в честь своего прадеда — «Атаман Гайдук». Легендарная личность. Тоже когда-то жил на кордоне...

Сага о медведях и снежном человеке

 Любой материал о человеке, десятки лет прожившем в тайге, считаю, будет скучным и пресным без лесных персонажей. Не раз приходилось слышать от опытных охотников о необъяснимых явлениях, таинственных существах, которые не раз спасали, предупреждая об опасности. Конечно, сидя у телевизора, можно похихикать и, отхлебнув кофейку, сказать, что все это плод воображения, галлюцинации. Однако бывалые промысловики не спешат развенчивать мифы, и это неспроста.

— В тайге я прожил большую часть жизнь. Всяко было: шатуны нападали, медведь в зимовье забирался... Но вот однажды произошел просто исключительный случай. Было это лет 25—30 назад. В то время здесь не было национального парка. Приехал охотиться гражданин ФРГ, его сопровождали кроме меня охотовед и два лесника. Переводчик с нами почему-то не пошел. Мы только на хребет поднялись — раздался рев изюбря. Я немцу показываю: мол, пройди метров сто и остановись. Он прошел немного и показывает мне: подойди сюда. Подхожу: на снежку следы двух медведей, просто огромных, лапы как вот эта тарелка! А рядом идет цепочкой след сантиметров в 40—45. Отпечаток лишь отдаленно напоминает человеческий.

Но для такой длины больно узкий. Вместо когтей или ногтей странные наросты. Я тогда предположил, что это, возможно, след снежного человека. Но не водятся у нас такие звери, я-то знаю. Говорю охотоведу: пойдем посмотрим. Тот ни в какую. Отвечает: мол, сорвем охоту иностранцу — нас с работы выгонят. И меня одного не пустили. Я все-таки прошел метров пятьдесят-сто. Шаги у этого существа метра два в длину. Поперек дороги лежала громадная колодина — лесина в несколько обхватов. Так вот медведи пролезли под ней, а этот перешагнул через нее. Уже всяко про тот случай думал. Показалось? Не могло показаться всем сразу, тем более след не один. Спутал? Так и путать не с кем — нет у нас таких зверей.

И вот в позапрошлом году мы с младшим сыном Сергеем обнаружили след, похожий на тот, что видели 30 лет назад, только меньше. Загадка: кто это и где оно зимует? У меня есть подозрение, что существо коротает зиму так же, как и медведи. Я один раз нашел довольно странную берлогу. По соболиному следу шел. Зверек нырнул в берлогу и сразу выбежал. Я со спичками туда — там никого. Видно, что кто-то прочно обжил это место. Медведь обычно год-два, потом меняет «квартиру». Но эта «общага» для медведя велика, очень длинная лежка, семь-восемь человек спокойно могли бы разместиться. Но это еще не самое интересное. Подстилка резко отличается от медвежьей. Тот гребет под себя все подряд. А здесь чистейший мох, только плотно спрессован. Сто процентов это не медведь. Я тогда, видимо, подрастерялся и не сделал затесы на деревьях. Потом искал то место, но не мог найти.

***

Мы уезжали под шорох дождя, бесцеремонно прерываемый громовыми раскатами. «Атаман Гайдук» при вспышках молний выглядел еще массивнее. Раскачивавшиеся вокруг деревья создавали иллюзию, что он плывет. Пока по зеленому морю тайги...

Словарь морских терминов

* Форштевень (голл. voorsteven, от voor — впереди и steven — штевень, стояк) — прочный брус по контуру носового заострения, на котором замыкается наружная обшивка набора корпуса судна.

* Киль судна — продольная (составная) балка, идущая посередине днища судна от носовой до кормовой оконечности. Киль служит основной продольной связью, обеспечивающей прочность и жесткость днища, а также общую прочность корпуса судна.

* Шпангоут (от голл. spanthout) — ребро жесткости бортовой обшивки, располагающееся в поперечной плоскости судна между днищем
и палубой.

Загрузка...