Флот Усть-Уды

Рост цен на ГСМ, малая вода да неприученная к работе молодежь — вот главные проблемы Удинской сплавной конторы, отметившей в этом году юбилей

Пятнадцать лет со дня возрождения исполнилось не так давно Удинской сплавной конторе. Наряду с ЗАО «Ангарский лес», предприятие является самым стабильно развивающимся в районе. Сейчас его штат насчитывает почти полсотни человек, а флот — около десятка единиц. Начинали же, вспоминает нынешний руководитель конторы Владимир Константинов, практически с чистого листа.

Корабли собирали со всей округи

— В лихие перестроечные годы находившаяся здесь база «Китой-леса» была полностью развалена и разграблена, — рассказывает Владимир Павлович. — Что-то распродали, что-то вывезли, а что-то просто оставили догнивать. Несколько лет никакого флота в Усть-Уде просто не существовало. Естественно и специалисты, капитаны и механики, разошлись кто куда.

Возрождение сплавной конторы началось одновременно с возрождением в поселке лесозаготовительного предприятия «Ангарский лес», инициатором создания которого стал еще один Владимир Константинов. Не наш собеседник, а его тезка и однофамилец одновременно («Да у нас тут полпоселка Константиновы», шутят в Усть-Уде). Отчества у них только разные: один — Павлович, другой — Георгиевич.

— На начальном этапе было совсем непросто — ни техники, ни специалистов, — продолжает рассказ Владимир Павлович. — Создали бригаду, восстановили трактор-трелевочник, взяли в аренду участок леса, начали заготавливать древесину, продавать ее. Потихоньку-потихоньку развивались. Возить лес автотранпортом оказалось дорого, возникла потребность в речных буксирах. Собирали флот по всей округе, в Братске один корабль взяли, в Шумилово, в колхозах кое-что нашли. В некоторых деревнях плавсредства по много лет без дела стояли. Сейчас даже страшно вспоминать, в каком состоянии мы их брали. Почти в нулевом... Благо, мастера у нас отменные, сумели из ничего собрать вполне работоспособные суда.

Молодежь работать не хочет

Кстати, из судоводителей никого даже звать не пришлось — сами приходили. Речник ведь, как и моряк, без воды долго существовать не может. Большая часть из комсостава (так их называет Владимир Павлович) — это старая гвардия, у каждого стаж вождения 20 лет и более.

— К сожалению, молодежь у нас не держится, — вздыхает директор. — Не приучены ребятки работать. Вот в этом году с 18 мая, как навигация началась, около десятка молодых людей устраивалось. Сейчас уже никого нет. Хватает их на две-три недели. Тяжело им, видите ли. Потом, смотришь, бродят по деревне — мама, папа кормят, да и ладно.

Работа здесь действительно не сахар. Особенно в навигацию, которая продолжается от льда до льда (как сойдет и как встанет) — примерно с середины мая и по ноябрь включительно. Период этот превращается для речников в один непрекращающийся рейс.

— Бывает,— говорит Владимир Павлович, приезжает экипаж из командировки, а его уже новый плот ждет. Загружают продовольствие — и снова в путь. Иной раз люди даже до дома сбегать не успевают, с родными повидаться.

Плот длиною в... километр

Схема доставки леса до потребителя по воде отрабатывалась годами. Сначала работа лесорубов: они деревья валят и чистят. Затем продукцию доставляют на склад, делят на ассортимент, вяжут в пучки и бросают в воду. Лишь с этого момента в дело вступают работники сплавной конторы: с помощью тросов и других приспособлений тысячи кубометров леса собираются в огромный плот, который цепляют к буксиру и доставляют по назначению.

Древесину усть-удинские сплавщики возят в основном на «505-й километр» — на Братский целлюлозный комбинат. Но бывает, и в Свирск плоты гоняют. Впрочем, гоняют, сильно сказано. Вернее будет, тащат с черепашьей скоростью. Стандартная длина одного плота примерно 800 метров, плюс сам буксир более 100 метров, вот и получается почти километровое сооружение шириной в 35-40 метров. До Братска, а это примерно триста километров, идут, не останавливаясь, около недели, а, если вдруг заштормит, и того больше.

Во время непогоды капитан должен принять все меры, чтобы не разбить плоты. Необходимо найти убежище, зайти в какой-нибудь залив. Даже трудно представить, что будет, если вся эта многотонная конструкция объемом 8 тысяч кубометров рассыплется. Катайся потом, собирай бревна по всему водохранилищу.

«Без воды и ни туды, и ни сюды»

Впрочем, плохая погода — не основная проблема усть-удинских сплавщиков. Главной головной болью, по словам Владимира Константинова, является постоянно меняющийся порядок цен: стоимость горюче-смазочных материалов растет, в то время как древесина становится дешевле.

— Как делать прибыль, если мы уже сейчас низкосортку в Братск практически себе в убыток возим, — разводит руками директор. — Что дальше будет — даже представить трудно.

Много хлопот нам доставляет и малая вода. Это уже прерогатива электростанций, нас они никогда в расчет не брали. Никому и дела нет, что завести стандартный плот в канал и поставить его на выгрузку в том же Свирске, сейчас очень непросто. Нам говорят, делайте плот уже... Но ведь это придется длину наращивать, а значит расход такелажа (то, чем вяжут плоты, — тросы и разные присобления) увеличится.

А он у нас в большом дефиците. Впрочем, часть проблем поможет решить переработка леса на месте, считает Владимир Константинов. Предприятие «Ангарский лес» уже приобрело импортное оборудование по производству клееных деревянных конструкций. Теперь из низкосортки, которую за копейки гоняли за сотни верст на БЦК, можно будет получать качественный строительный материал. А это уже совсем другой порядок цен...

Наша справка

Лесосплав — это массовый, наиболее дешевый, а в некоторых районах единственный вид транспортировки леса по воде, при котором используется плавучесть древесины. Различают молевой, плотовой и кошельный лесосплав.

При молевом, а он обычно проводится в период весеннего паводка, лесоматериалы транспортируют не связанными между собой. Этот способ запрещен на судоходных реках, а также на водоемах, имеющих рыбохозяйственное значение. Дело в том, что при молевом сплаве часть леса в результате потери плавучести тонет, засоряя русла рек.

При плотовом сплаве лесоматериалы увязывают в пучки или другие формы транспортных единиц, из которых составляют плоты (объемом до 27 тысяч), буксируемые теплоходами. Применяется на судоходных и временно судоходных путях.

При кошельном сплаве не связанные между собой брсвна транспортируют теплоходами в специальных плавучих ограждениях (кошелях) из бревен. Такой сплав осуществляется в небольших объемах по системе озер.

Метки:
baikalpress_id:  9 877