Девочка из книги

История иркутянки Риммы Щербаковой, ставшей героиней повести о первой любви нашего земляка Леонида Бородина

Один из наших известных земляков — Леонид Иванович Бородин, главный редактор журнала «Москва» — в начале 70-х годов написал книгу о своем детстве «Год чуда и печали», очень душевную и даже аутентичную, если можно так выразиться. Книга была в первый раз издана в Австралии, затем в издательстве «Посев» в Германии, так как Леонид Бородин, признанный советской властью диссидентом, в стране не издавался. В прошлом году за эту повесть ему вручили литературную премию «Ясная Поляна» как продолжателю традиций русской классической прозы. Действие книги происходит на Байкале, на станции Маритуй. Среди главных героев — девочка Ри. Так случилось, что «девочку» эту мне довелось знать. Это Римма Семеновна Щербакова, коренная иркутянка, активнейший человек, замечательная женщина. Она много рассказала мне об этой интересной истории, а я вкратце пересказала ее вам.

Трудная судьба

Невозможно предугадать, где, в какой час и каким случаем ждет тебя удивительное открытие. И если таковое происходит в жизни, то становится восхитительным подарком судьбы, настоящим чудом... Год чуда и печали. Какое необычное, тонкое и точное сочетание! Каждый из нас, возвращаясь мыслями в детство, согласится с тем, что оно, пожалуй, и соткано из чуда и печали.

«Год чуда и печали» — повесть-сказка нашего земляка, русского писателя, ныне главного редактора журнала «Москва» Леонида Ивановича Бородина. «Светлейшим произведением ХХ века» назвал ее на вручении литературной премии «Ясная Поляна» писатель Валентин Курбатов.

Трудная судьба у этой книги. Написанная Леонидом Бородиным в заключении в 1973 году, она лишь в начале 80-х увидела свет в эмигрантском издательстве за рубежом. Но буквально сразу появилась практически у каждого эмигранта. «Это повесть о детстве 12-летнего мальчика, живущего на берегу Байкала и встречающегося с чудом, одновременно и самая автобиографичная — о детстве самого Бородина, и самая романтичная, светлая, загадочная, мистическая». Герои книги — обычные девчонки и мальчишки и... Байкал, Маритуй, Сарма... Среди них — «младшая дочь Байколлы, ей было всего только 11 лет, и у нее еще не было имени, ее звали просто Ри, что значит «дочь князя».

Ри?! Передо мной лежит книга, а рядом сидит та, кому эта книга посвящена, и о ком она, в частности, и написана — Ри. Римма Бархатова. Римма Семеновна Щербакова.

«Римма! Книга — фантазия, но главное в ней — правда, — пишет Леонид Бородин. — И ты ее узнаешь несомненно. Все эти годы мне хотелось хоть как-то отблагодарить девочку Римму Бархатову за то, чем она была в моем детстве. Очень хочется думать, что мне удалось это сделать...»

Встреча

...Римма Бархатова и Леня Бородин познакомились в Маритуе — это станция Кругобайкальской железной дороги. Родители Риммы, когда ей исполнилось три года, переехали из Иркутска в порт Байкал. В поселковой школе было только два класса, поэтому продолжать образование девочку отправили в Маритуй, в школу-интернат. Отец и мать Лени работали в этом интернате, поэтому мальчик тоже учился здесь.

Римма была спокойной, вдумчивой, можно сказать, взрослой девочкой. «Со всеми остальными девчонками мы обходились запросто, не особенно выбирая выражения. Но не мог же я, например, крикнуть ей: «Эй, Риммка, кинь книгу!» С ней невозможен такой тон. Мальчишки тоже избегали грубостей по отношению к Ри, потому что она была очень сдержанной, молчаливой, сама никогда и ни в чем не опускалась до легкомысленного тона» (Здесь и далее — цитаты из книги «Год чуда и печали» — Авт.)

«Я приспособился так сидеть на парте, что всегда мог видеть ее лицо, но и в любой момент мог отвести взгляд на доску или на дверь или учителя». «Девочка была такая красивая, что ничего об этом словами не скажешь, но мне тогда показалось, что, если на нее все время смотреть, то только этим и можно жить до самой смерти!»

«Субботы стали мне ненавистны. В субботу она уезжала домой. Воскресенья превратились в дни бессмысленной жизни, в напрасно прожитое время». Римма Семеновна вспоминает:

— Приезжал по воскресеньям на подножке товарняка до порта Байкал. Спрашиваю: «Ну, чего приехал?» — «Да так, просто», — отвечает». Трудно сказать, была ли это любовь, но то, что были глубокие настоящие чувства в судьбе этих двух людей, — несомненно.

«Мне нужно было, чтобы она хоть иногда смотрела на меня, хоть иногда что-нибудь говорила мне, но чем дальше, тем невозможнее было найти предлог для сближения...»

Разными дорогами

Окончив школу, Римма поступила в Школу военных техников, позже переименованную в Техникум транспортного строительства. Леонид уехал в Новосибирск. В 1955 году прислал Римме фотографию, однако она не ответила: вышла замуж и семейная жизнь не оставляла места иным заботам.

Нет-нет, да и подумается: как мог юный мальчик угадать в ровеснице столь мудрое, сильное, цельное начало? И по сей день Римма Семеновна являет собой ярчайший пример настоящей женщины. Долгие годы она работала в институте «Иркутскгражданпроект», методично покоряя ступеньки карьерной лестницы. Она мать троих детей, а теперь еще и бабушка, и прабабушка.

Совершенно особая страница ее биографии — участие в создании знаменитого клуба женщин «Иркутянка». Более десяти лет Римма Семеновна была председателем этого клуба, предвосхитив нынешние общественные инициативы.

Цвет жизни

Проведя детство на Байкале, она, конечно, на всю жизнь полюбила природу. С семьей они проехали, прошли сотни километров Прибайкалья. Будучи активной путешественницей, Римма Семеновна посещала и другие города. И всегда — всегда! получала весточки от Лени Бородина, теперь уже Леонида Ивановича. В начале 80-х годов Римма Семеновна была в Москве и по приглашению супруги Леонида Ивановича посетила их квартиру. Им не удалось встретиться с Бородиным: он отбывал второй срок за диссидентство. Лишь легкая грусть и печаль были собеседниками «девочки Ри», когда она стояла в кабинете своего давнего друга...

«Сейчас я пишу эти строки, смотрю на поблекшую фотографию двенадцатилетней девочки и никак не могу объяснить ту радостную грусть, что охватывает меня! Годы свои я прожил, да и живу, — без натяжки можно сказать, — интересно, но, если на минуту представить, что не было в моем детстве всего того, о чем рассказываю, то жизнь моя потеряла бы цвета, то подумалось бы, что я прожил жизнь при пасмурной погоде, ни разу не увидев солнца, что будто исчез бы чистый свет, теплым и грустным лучом сопровождавший меня всю жизнь по непрямым дорогам жизни...» — так заканчивается книга Леонида Бородина.

Судьба писателя

Леонид Иванович Бородин родился 14 апреля 1939 года в Иркутске в семье учителей. После десятилетки по призыву партии поступил в школу милиции, затем на филологический факультет Иркутского университета. Организовал там кружок, в котором обсуждались многие социальные и политические проблемы. Написал басню про Хрущева и был исключен «за политическое фрондерство». Уехал строить Братскую ГЭС, потом — в Норильск. Окончил историческое отделение пединститута в Улан-Удэ. Несколько лет преподавал историю в сельских школах Бурятии и под Ленинградом.

В 1967 году как член Всероссийского социал-христианского союза освобождения народов приговорен к шести годам лагерей. В заключении написал «Повесть странного времени», «Встреча», «Гологор», «Перед судом».

Освободившись, работал на железной дороге — на станции Очаково в Москве, в санэпидемстанции в Петушках. В 1978—1982 годах начал публиковаться в русском заграничном издательстве «Посев», печатался в самиздатских журналах «Вече», «Земля», «Московский сборник».

В 1982 году снова осужден за антисоветскую деятельность, а фактически — за публикацию произведений за границей. Приговор — десять лет лагерей особого режима и ссылка на пять лет. Освободился в 1987 году по горбачевской амнистии. Леонид Бородин — лауреат ряда отечественных и зарубежных премий. С 1992 года — главный редактор журнала «Москва».

Метки:
baikalpress_id:  34 772