Гоцкин — крановщик

Дядя Ваня и его кран К-51 работали на стройках Иркутска 30 лет. Их вызывали, когда никто больше не мог справиться с ситуацией

Окончание. Начало в № 26

На работу — газом марш!

Вспоминает Валентин Германович Коноплев:

— Когда строили аммиачку, сваи на берегу лежали. А в Ангаре вода поднялась и пошла вместе со льдом. Надо было срочно сваи убирать, чтобы не замерзли там во льду. Вот дядя Ваня на своем кране прямо в воду заезжал, поднимал сваи и вывозил. Двое суток подряд их вытаскивал. Кран для таких экспериментов-то не предусмотрен. Но дядя Ваня заезжал. Выйдет из кабины — хоть в воду, хоть в грязь, — своими ногами промерит, докуда доехать можно, чурочку положит, потом в кабину садится и едет потихонечку. В чурочку упрется — и останавливается, знает, что дальше нельзя.

Был у нас такой случай. Мужики маленько погуляли вечером, а утром рано надо было на работу выходить. Дело летом было, ближе к обеду жара начиналась — какая работа! Так вот мужики ленились: «Да подожди, дядя Ваня, успеем!» Он подъехал к их вагончику, потихоньку двигатель работал, газ накапливал, накопил — как дунет этим газом мужикам в вагончик. Те за секунду выскочили! Рабочие на него не обиделись даже.

И еще. Строили на посту дом. Дяди Ванин кран мог только на ограниченной высоте работать, а кроме него на это место никто заехать не мог. Так он придумал подсыпать в одно и то же место гравий, делать гору. Потом он на эту гору заезжал и спокойно работал. Так дом и построили. Потом, когда дом сдавали, территорию вокруг благоустроили и гравий вывезли. Комиссия приехала принимать здание, спрашивает: «А чем работали, башенного крана же не было?» — «Так дядя Ваня строил!» Никто не мог поверить, что дядя Ваня построил трехэтажный дом.

Старший прораб

Михаил Прокопьевич Орлов работал начальником СМП № 272:

— Я, как начальник СМП, всегда старался «заказывать» дядю Ваню. Во-первых, он всегда все делал аккуратно и правильно, во-вторых, он сам обычно командовал монтажниками, а не монтажники им, как это обычно бывает. Поэтому и прозвали дядю Ваню старшим прорабом. Он сам указывал, как груз застропить, как закрепить правильно. Никто не возмущался и не обижался, потому что Гоцкин пользовался уважением абсолютно у всех.

Интересный случай о любви к технике вспомнил Олег Николаевич Ресной:

— Мой отец работал начальником эксплуатации автобазы Востсибтрансстрой, где трудился дядя Ваня. А я работал в техшколе. В 1974 году меня и еще четверых отправили учиться к немецким специалистам, а в мае 1975-го я уже получил немецкую машину «Магирус дойц». Тогда импортные машины — два экскаватора, кран «Като» и пять-шесть бульдозеров, в основном американских, — вызывали неподдельный интерес и восхищение во всем городе. На своем «Магирусе» приехал к отцу на автобазу.

Кто первым подбежал? Правильно, дядя Ваня Гоцкин. У него восторг был как у ребенка. А я уже тогда знаком был с ним. Он спросил: «А можно прокатиться?» Я замялся, а он: «Не бойся, я ничего твоей машине не сделаю». Сел и поехал по территории автобазы. В глазах — искры восторга, чуть ли не слезы. Тут мужики со всей автобазы собрались: чудо импортной техники! Остановился дядя Ваня, вылез и только крякал от восхищения.

«Мне не нужен новый кран!»

Игорь Прокопьевич Толстиков работал с Гоцкиным в 1978—1979 годах. — Всегда о нем все с уважением отзывались. А я запомнил его выражения — очень интересные были. Например, он обращался ко всем не по имени-отчеству, а так: «Слыш-ка!» или «Слышь, але!» Его за глаза даже и звали — дядя Ваня Слыш-ка. Причем никто не обижался на него.

И работал он интересно: не сидел на месте крановщика, а всегда стоял, высовывался из кабины, смотрел, что и как, и рычагами двигал. Главное — он очень любил свою технику и очень ей доверял. Ему неоднократно предлагали заменить кран на более новый, современный. А дядя Ваня отказывался, «Мне мой дороже!» — говорил.

О дяде Ване Гоцкине рассказывали и такой случай — будто бы он завел свой кран... лошадью. Дело было в Черемховском районе, зимой. Дядя Ваня возвращался из командировки, и у него совсем сел аккумулятор. Поле, никого нет. Смотрит — мужик на санях едет. Дядя Ваня к нему — лошадь просить. Мужик, конечно, покрутил пальцем у виска, но лошадь распряг. Дядя Ваня поставил кран на домкрат, приподнял колесо, накрутил на него вожжи и стеганул животное. Колесо прокрутилось — и кран завелся.

«Прошу принять моего сына Кольку...»

Дома Иван Гоцкин никогда не рассказывал о своей работе — он оставлял ее за порогом. Дома он был совсем другим — заботливым мужем и отцом. Но с таким же твердым характером.

— Папино слово всегда было законом. Сказал — значит, все, обратного хода нет, — рассказывает об отце сын Николай. — Они с мамой долго жили в разных времянках, потом построили дом. Мама как-то ему сказала: «Ты же строитель, попроси, чтобы тебе квартиру дали». Папа ответил: «Там очередь на 10 лет вперед, а у нас есть дом». Как отрезал. И еще: я, когда маленьким был, не очень любил учиться в школе. Вот получу двойку — папа меня не ругал никогда. Он действовал по-другому. Например, садится за стол, берет листок бумаги и пишет: «Директору совхоза «Еланский», ФИО. Прошу принять моего сына Кольку в свинопасы». Действовало мгновенно. А папа добавлял: «Я тебя сам отвезу, если что».

Спустя 10 лет после того памятного разговора о жилплощади Ивану Гоцкину выделили квартиру. К тому времени он уже вышел на пенсию. Пожить в ней Гоцкиным так и не удалось — через полгода Иван Дмитриевич умер. Это случилось 10 августа 1989 года.

После смерти дяди Вани кран стоял 13 лет на территории автобазы — в некотором роде как памятник Гоцкину и их общим свершениям. В 2004 году автомобиль переехал в Иваново, на территорию бывшего автозавода, а теперь ОАО «Автокран», — как раз к 50-летию предприятия. Поскольку в здании музея этот экспонат не помещается, то стоит на специальном постаменте под открытым небом. 30 июня 2008 года крану исполнилось ровно 50 лет. Сейчас в Иркутске готовится к изданию книга о дяде Ване Гоцкине и его кране.

Загрузка...