С расчетом математика

Иркутянин Николай Штыков предсказывает события в политике и экономике благодаря знанию точных наук

Николай Штыков, преподаватель Иркутского педуниверситета, много лет внимательно следит за новостями в мировой и российской политике и экономике. С помощью Интернета и прессы собирает факты, суммирует их и осмысливает как сложную математическую задачу, пытаясь предугадать ход событий. Увидеть то, что ускользает от взгляда простого обывателя, помогает знание точных наук.

Понятно, что за ответами на больные вопросы, почему растут цены и когда это закончится, мы обратились к иркутскому аналитику. Николай Николаевич охотно поделился своими наблюдениями, устроив своеобразный экономический ликбез нашему корреспонденту.

— Николай Николаевич, народ в тревоге: что происходит с ценами? Почему они опять растут, и так быстро?

— Конечно, людей не может не беспокоить рост цен. За последние несколько лет мы немножко привыкли к тому, что ценники менялись мало и постепенно. Сейчас ситуация существенно изменилась. Подскочили цены на продукты первой необходимости — хлеб, молочные продукты, растительное масло. Заметно выросли цены на бензин, и это широкомасштабно обсуждается в СМИ. Нужно понять, что экономика России интегрирована в мировую экономику.

Мировую экономику определяют 10—15 ведущих экономических стран. Если в одной из них происходят существенные изменения, что, например, выражается в кризисах (каких угодно: так, ипотечный кризис в США прокатился волной по всему миру), эти изменения сразу отражаются на экономической стабильности многих стран. Нам только кажется, что мы далеко. То, что происходит на валютных и фондовых рынках в Лондоне, Нью-Йорке, Токио, Москве, и ценники в иркутских магазинах — это звенья одной цепи.

Повышение цен — тенденция общемировая, на что всегда наши официальные лица ссылаются. Произошли некие структурные изменения в мировой экономике, резко возрос спрос в развивающихся странах (Китае, Индии, Индонезии) на некоторые виды продовольствия, зерно и молочные продукты — и это сразу спровоцировало скачок цен во всем мире. Плюс еще длительно устойчивый рост цен на нефть, чего не было с середины 70-х... С 1998 года они выросли примерно в 14 раз: в декабре 1998-го баррель нефти продавали за 9,6 доллара, сейчас — за 140. И целый ряд факторов указывает на то, что августе они могут достичь 160—170 долларов за баррель.

— Обыватель не покупает нефть, он покупает продукты, бабушка в магазин идет за хлебом...

— Даже бабушка может понять, что буханка хлеба, которую она покупает, — конечный продукт целого ряда процессов, куда укладывается много чего — в том числе производство зерна, его транспортировка, в которую, в частности, входит использование техники и топлива.

— Но нефти-то у нас в стране как раз достаточно...

— Внешние цены определяют цены и на внутреннем рынке. Другое дело, что они могут быть спекулятивными. Это видно на примере Иркутской области, где, к сожалению, из-за поломки оборудования на АНХК возникли перебои в поставках бензина, что придало ценам дополнительный скачок на фоне их общего высокого уровня.

В странах с неустойчивой экономической системой, высоким уровнем коррупции, как у нас, колебания на мировых рынках особенно болезненны. Рост цен (то есть инфляция) в России в таких случаях в два-три раза больше по сравнению со стабильными европейскими странами. По последним данным, с мая 2007-го за год инфляция в США составила 4,2 процента, для них это достаточно много и вызывает у населения определенное беспокойство. В более консервативной Англии, где ценники почти не меняются годами, годовой рост цен на 3,5 процента тоже встревожил население. У нас, согласно официальной статистике, инфляция за этот же период увеличилась на 15,1 процента, по неофициальным данным — инфляция еще выше.

Проблема в том, что пока этому не видно конца. Все прогнозы экспертов ведут к тому, что процесс будет продолжаться. Вопрос в том, что с этим делать, и не очень ясно, как отсюда выпутываться. Судя по заявлениям правительства, активно разрабатываются антиинфляционные программы, но пока, на мой взгляд, это очень долгое дело, и получается, что людей успокоить нечем.

— Государство не может помочь своим гражданам, когда оно само бедное. А наше государство богатое или бедное?

— Я бы так сказал, аккуратно: бедным его сейчас назвать нельзя. Золотовалютные ресурсы, накапливаемые в течение последних 10 лет, очень приличны (на 20 июня 2008 года они достигли 558,7 млрд долларов). В целом макроэкономике они позволяют чувствовать себя спокойно. Просто деньги сами по себе — только одно из условий для развития экономики и далеко не все решают. Эффективность экономики определяется многими факторами, которые в России задействованы весьма незначительно.

— Возвращаясь к топливному кризису в Иркутской области, скажите: вы верите заявлениям официальных лиц, что цены на бензин все-таки вернутся на прежний уровень?

— Конечно, это возможно на некоторое время. На продавцов может быть оказано и административное воздействие со стороны правительства, губернатора, Федеральной антимонопольной службы. Но дело в том, что если и произойдет обратный скачок, то минимальный. Ниже общероссийской цена быть не может — производителям это невыгодно. Выше — да. Снижение будет временным. Люди выйдут из отпусков уже к новым ценам.

Надо признать, население находится на достаточно крепком крючке. Количество транспорта в городе громадное. Всем нужен бензин. Можно, конечно, пересесть в общественный транспорт. Или на велосипеды и мопеды. Но я очень сомневаюсь, что по дорогам Иркутска горожане будут в массовом порядке раскатываться на велосипедах или мопедах. Хотя, на мой взгляд, это было бы замечательно во многих отношениях. Повторяю: пока спрос большой, цены будут расти, а цены на бензин привязаны к ценам на нефть. Конечно, государство может ограничить их рост, вообще заморозить, но возникнут перебои массового характера, саботаж, а это гораздо более опасно, чем просто высокие цены. Нефть пойдет через черный рынок, а это будет иметь более чем печальные последствия для нашей экономики.

— Получается, народу остается лишь терпеть и не роптать?..

— Наш народ начинает роптать только в ситуации, приближающейся к критической. Сейчас не так. Конечно, элемент нестабильности есть, и это неприятно. Но в целом по сравнению с началом 90-х годов, когда в государственной казне вдруг вообще не оказалось денег — все разворовали, наше положение в экономике гораздо более устойчивое.

Конечно, рост цен ударяет прежде всего по малоимущим. По данным исследования Института социологии РАН, проведенного несколько месяцев назад, около 43 процентов нашего населения относятся к категории малообеспеченных (доход ниже 5789 рублей в месяц на семью). Колебания цен малообеспеченные чувствуют сразу и остро. Для сравнения: в странах с высоким уровнем экономики таких людей (доход ниже 14 000 долларов в месяц на семью) не более 15 процентов. Кстати, чем меньше бедных, тем легче им оказать адресную помощь. Доплаты к пенсиям все время критикуют — мол, добавка маленькая. Правильно — потому что многим надо платить. Многим помалу, а в результате повышается инфляция. Доплатили, а инфляция все съела. Это очень плохо.

— Выходит деньги в стране есть, но в этой же стране живет более 40 процентов бедных...

— Стремление России двигаться вверх мало подкреплено реальными делами. Неэффективность работы государства, неповоротливая экономическая система, множество плохих законов, высочайший уровень коррупции — конечно, надо об этом беспокоиться. Как будет реагировать правительство на повышение инфляции? Пока есть только заявление министра Кудрина о разработке антиинфляционной программы, но до конкретных дел, увы, еще не дошло.

О нашем герое

Николай Николаевич Штыков — кандидат физико-математических наук, преподаватель кафедры социально-экономических дисциплин ИГПУ. Родился в г. Бердске Новосибирской области. Окончил физический факультет Ленинградского университета им. А.А.Жданова. Защитил кандидатскую диссертацию, проходил стажировку в городе на Неве. Полтора года работал в Японии — в Институте технологии города Токио. Вернулся на преподавательскую работу в Иркутск.

Участвовал в организации работы с математически одаренными школьниками при управлении образования г. Иркутска. Сейчас занимается индивидуальной подготовкой одаренных школьников к областным и всероссийским математическим олимпиадам на базе лицея-интерната № 1. В 2008 году три его ученика участвовали в финале Всероссийской олимпиады по математике, двое заняли вторые места. Увлечения: спорт (бег, настольный теннис, карате); кино; баня.

Метки:
baikalpress_id:  9 745