Голованов Александр - главный маршал авиации

Имя Александра Евгеньевича Голованова хорошо известно всем летчикам-дальникам. Именно он является создателем советской авиации дальнего действия (АДД). Будущий маршал родился в Нижнем Новгороде, в семье капитана буксирного парохода. В восьмилетнем возрасте его отдали в Александровский кадетский корпус. Вскоре после начала Гражданской войны бывший кадет, прибавив себе два года, записался добровольцем в Красную армию. Участвовал в тяжелых боях на Южном фронте. После демобилизации в 1920 году Голованов вступает в ЧОН (части особого назначения). Затем служит в органах ВЧК - ОГПУ. Уже в зрелом возрасте, в 1932 году, он окончил летную школу и работал в Московском управлении гражданской авиации. В 1934 году Совнарком СССР принял решение о реорганизации органов управления ГВФ. В соответствии с этим решением было образовано 12 территориальных управлений. В январе 1935 года Александр Евгеньевич назначается начальником Восточно-Сибирского управления с центром в городе Иркутске.

Иркутская история

 Голованов принял хозяйство в незавидном состоянии: за долги были арестованы счета в банке, в здании управления было отключено водоснабжение, телефоны, электричество. Несмотря на трудности, новый начальник энергично взялся за дело. Рабочий день Александр Евгеньевич начинал в шесть часов утра в аэропорту, присутствуя на построении летного состава, утрясая на месте неувязки с вылетами самолетов, вникая в детали подготовки экипажей, состояния аэродромов на трассах, наличия загрузки. Затем начальник управления уезжал в гидроаэропорт, который располагался на Ангаре, рядом со Знаменским монастырем. Во второй половине дня работал в управлении до позднего вечера. К тому же за сравнительно короткое время Голованов успешно освоил пилотирование нескольких типов самолетов и часто летал в качестве линейного пилота на трассе Иркутск - Якутск.

 Все это время Александр Евгеньевич жил на улице Горького, 36, в доме, где и сегодня расположены кассы Аэрофлота, в обычной коммунальной квартире. К этому периоду относится иркутская история о том, как иркутянин Николай Анатольевич Антонов спас будущего маршала от ареста.

 Но это будет позже. А пока, кипучая энергия Голованова приносила свои плоды. За 1935 год Восточно-Сибирское управление ГВФ выполнило производственный план по всем показателям, обеспечило безопасность полетов и вышло на первое место по Аэрофлоту. На трассы впервые в Советском Союзе вышли отечественные самолеты АнТ-7, рассчитанные на перевозку 7 пассажиров и 500 кг груза.

 Кроме руководства большими воздушными линиями на Голованова были возложены обязанности по развитию так называемой исполкомовской авиации. Были сформированы летные отряды особого назначения, которые перевозили рабочих-старателей, геологов, доставляли грузы в труднодоступные таежные поселки.

 В это же время нарастала волна репрессий. Многих специалистов и руководителей недосчитались тогда авиаторы Восточной Сибири. Только в гидроотряде было арестовано четыре командира корабля, четыре бортмеханика и девять авиамехаников. В аппарате Восточно-Сибирского управления было репрессировано шесть начальников отделов из восьми. Заместитель начальника политотдела управления В.Бирюков, выдержавший все пытки, но не подписавший признательных показаний, был выпущен на волю через год после ареста. Позже он рассказывал: "...Именно Голованов возбудил ходатайство о моем освобождении, подписал объективную характеристику, на основании которой меня и освободили".

 Уже в ту пору ярко проявились такие черты головановского характера, как смелость, порядочность, способность заботиться о подчиненных и защищать их.

 Всевозможные доносы сыпались и на Голованова. Он был даже исключен из партии, что автоматически означало арест. Понимая, что не сегодня-завтра за ним придут, Александр Евгеньевич решил лететь в Москву "искать правду".

 Николай Анатольевич Антонов жил в том же доме, что и Голованов, занимал скромную должность начальника гаража Восточно-Сибирского управления. Однажды, наблюдая как тяжело поднимается на пятый этаж Антонов (у него были больные легкие), Голованов сказал: "Для меня приготовили квартиру на втором этаже. Занимай ее, Николай Анатольевич, а я могу подождать". Это было в характере Голованова. Видя человека, нуждающегося в помощи, он не раздумывая мог снять и отдать рубашку. Так в 1945 году он снял и отдал свой маршальский реглан простому солдату, сказав при этом: "Носи на здоровье. Только погоны спори, они тебе великоваты".

 Накануне планируемого ареста в гараж управления позвонили из НКВД и поинтересовались, на какое время заказал Голованов машину в аэропорт. Антонов, совместив последние события, сразу все понял и поспешил предупредить Александра Евгеньевича. Он лично отвез начальника на вокзал и посадил в московский поезд, а утром наблюдал, как суетились чины НКВД у самолета, разыскивая Голованова.

 Из Москвы Александр Евгеньевич в Иркутск уже не вернулся. Все обвинения с него были сняты и предоставлена должность рядового летчика в Московском управлении. Но через непродолжительное время Голованов становится шеф-пилотом эскадрильи особого назначения, выполняет сложные и ответственные задания, связанные с боями на Халкин-Голе, во время войны с Финляндией. Большая часть полетов проходит в облаках или над ними. О необходимости учить летный состав таким "слепым" полетам Голованов рассказал на страницах авиационного журнала, а затем обратился с письмом к Сталину, предлагая готовить летчиков бомбардировочной авиации к полетам днем и ночью, в сложных метеоусловиях. Для того времени, когда в авиации действовал запрет на освоение фигур высшего пилотажа, а истребители летали главным образом по прямой, головановское предложение было не только новаторским, но и смелым. Реакция на письмо последовала незамедлительно: Александра Евгеньевича вызвали в Кремль. В ходе личной беседы И.В.Сталин принял решение о формировании отдельного бомбардировочного полка, командиром которого был назначен Голованов. Так в феврале 1941 года шеф-пилот Аэрофлота стал военным.

 С августа 1941 года Александр Евгеньевич вступил в командование 81-й авиадивизией, сменив на этой должности известного летчика М.Водопьянова. Экипажи этой дивизии совместно с летчиками Балтийского флота наносили бомбовые удары по Берлину, Кенигсбергу, Данцигу и другим стратегическим объектам фашистской Германии. А.Голованов принимал личное участие в организации этих вылетов.

 В марте 1941 года благодаря инициативе и настойчивости Александра Голованова была сформирована авиация дальнего действия, находившаяся в непосредственном подчинении Верховного Главнокомандующего.

 А.Е.Голованов, начавший воевать в 1941 году в звании подполковника с двумя орденами на груди, к Дню Победы стал кавалером девяти орденов, три из которых - Суворова, I степени, - за полководческое искусство.

 В 1943 году Александру Евгеньевичу было присвоено звание маршала авиации, а после Курской битвы он становится Главным маршалом авиации.

 В 1946 году маршал Голованов по делам службы прилетел в Иркутск. Конечно же, он не мог не встретиться со своим спасителем. Дочь Николая Анатольевича Антонова, Ольга Николаевна Логинова, рассказывает, что отец, вспоминая Александра Евгеньевича, отзывался о нем как о человеке редких организаторских способностей и добрейшей души. И маршал, и Н.Антонов никогда не рассказывали о таинственном исчезновении из Иркутска начальника Восточно-Сибирского управления по причинам вполне понятным.

 После войны А.Е.Голованов занимал ряд видных должностей в ВВС и гражданской авиации. Умер в Москве в 1975 году.

 Длительное время его заслуги в развитии военной авиации замалчивались. Сегодня сложно не видеть, какой большой вклад сделан А.Головановым в разгром немецко-фашистских захватчиков, сколько сделано для усиления мощи дальней авиации.

 Иркутяне вправе гордиться тем, что судьба столь самобытного, яркого военачальника связана с нашим городом. Ветеранским общественным организациям, администрации города следовало бы позаботиться о создании мемориальной доски на доме, где жил Александр Евгеньевич Голованов.

Загрузка...