ОКАянное постановление

Положение о предоставлении ветеранам автомобилей тихонько отменили, а людям ничего не объяснили

9 Мая и 22 июня - разделяет месяц с небольшим. На митингах мы то и дело слышим: никто не забыт, ничто не забыто... И тут же хочется переспросить: так уж и никто? Еще три года назад, к 60-летию Победы, всем фронтовикам государство обещало выдать доступное средство передвижения - автомобиль "Ока". Часть машин действительно дошла до адресата, а потом тот самый пунктик в постановлении кто-то тихонько отменил... А там, между прочим, речь шла еще и о гужевом транспорте - как альтернативе. Ветеранам поставили задачу пройти медобследование и получить необходимые бумаги до конца 2004 года. Сбор бумажек молодым-то порою напоминает штурм, а тут старики, которым по 80 лет. В общем, не все успели собрать документы. А постановление взяли и отменили. Вот интересно: какую все-таки цель преследовали инициаторы отмены важного пункта? Может, пеклись о профицитном бюджете? Вдруг покупка дешевеньких авто подорвет казну государеву...

 Рубанули, что называется, по живому. Где-где, а с отменой льгот у нас тянуть не любят. Даже старикам как следует не объяснили, что не стоит тешиться надеждой. А может, духу не хватило посмотреть победителям в глаза? Остается ждать, ведь их с каждым годом все меньше и меньше.

 Недавно к нам в редакцию пришло письмо из села Молька Усть-Удинского района. Михаил Трофимович Пригожаев рассказал о своем отце - бойце Красной армии Трофиме Кондратьевиче, который дошел до Берлина, а сегодня остался без автомобиля. Причина все та же - вовремя не сделал нужных бумажек.

До Бранденбургских ворот

 О войне ветеран вспоминать не любит и рассказывает о том, что было на фронте, очень редко и мало. Сколько ни просили его прийти в местную школу, чтобы преподать урок мужества молодому поколению, всегда отказывался.

Поэтому даже сын, Михаил Трофимович, знает совсем немного:

- Отец ушел на фронт в 1943 году в возрасте 20 лет. Однажды отца захватили в бою фашисты и повели на свою сторону по нейтральной полосе. А тут произошел артобстрел. Немцы упали - и его за собой к земле. Отец в этот момент про себя подумал: "Да все равно погибать! Или выберусь из плена или гитлеровцы убьют..." Поднимается - и тут взрыв. Ему под руку попала разорванная снарядная гильза. Он ею одного немца, потом другого ударил и рванул к своим.

До рейхстага Трофим Кондратьевич не дошел совсем немного: в районе Бранденбургских ворот его тяжело ранило, как следствие - госпиталь и демобилизация. В наследство от войны у старшего сержанта Пригожаева осталось три ранения, а в качестве компенсации - ордена Славы, Красной Звезды и медаль "За отвагу".

Вернувшись домой, в Сибирь, Трофим Кондратьевич поселился в Старом Игжее. Здесь женился. А когда село оказалось в зоне затопления, пришлось переехать в Мольку. Приобрел профессию шлифовальщика. Заказы ему шли со всего района. Очень долго не хотел увольняться с работы, ведь посвятил ей всю жизнь. И только тяжелая болезнь заставила уйти на заслуженный отдых.

Государство обещало...

 К шестидесятилетию победы в Великой Отечественной каждому ветерану государство обещало выдать автомобиль "Ока": ведь сегодня фронтовикам все сложнее передвигаться самим. Трофим Кондратьевич после таких заявлений поднялся духом - даже если у самого водить не получится, родственники смогут возить его в больницу или в центр. А то ведь сколько лет до этого дома безвылазно сидел.

Чтобы встать в очередь за машиной, нужно было пройти не одну инстанцию. Самое главное - медико-социальную экспертизу в Усть-Уде. По деревням и поселкам ездил автобус и собирал всех ветеранов для поездки в районный центр, который от Мольки, в частности, находится в 50 км. Было это еще в 2004 году.

Как назло, в этот день у Трофима Кондратьевича поднялась температура, за ней давление. Очень переживал, волновался из-за поездки, вот и получилось, что заболел.

- До Усть-Уды далеко, а он ведь старенький, - объясняет Наталья Анатольевна, невестка фронтовика. - Естественно, мы его дома оставили. Деда-то жалко - как из-за какой-то машины его больного отпускать.

Как только отцу стало лучше, в 2005 году Михаилу Трофимовичу самому удалось свозить отца на обследование к местным врачам. В больнице у Трофима Кондратьевича опять давление поднялось, еле до дома доехал. А родные даже пожалели, что свозили его в Усть-Уду: опять дед заболел.

Собрали все документы и справки, удостоверяющие инвалидность, только к началу мая 2005 года. После всех мучений Михаил отправился в соцзащиту. Там сказали, что уже поздно: по закону не положено больше принимать бумаги. С тем и пришлось возвращаться домой. Ветерану от таких новостей снова плохо стало.

Постановление отменили

 Семья Пригожаевых ко всему произошедшему относится философски: не получилось - значит, не судьба. Но при этом обидно.

- Да, проспал я свою машину, - вздыхает Трофим Кондратьевич. - В гроб надо ложиться и помирать. Все болит. Раз и государству собственному не нужен, зачем жить?

По телевизору же постоянно говорят: то в одном городе фронтовикам подарили автомобили, потом - в другом. И в газетах об этом пишут... А ветеран из Мольки только смотрит на все это, и давление у него поднимается.

"Мы сами болеем за ветеранов..."

 В управлении департамента социальной защиты населения по Усть-Удинскому району меня адресовали к Федеральному закону № 122 от 22 августа 2004 года. Оказывается с 1 января 2005 года этим законом отменено обеспечение инвалидов по медицинским показаниям транспортными средствами. То есть инвалиды, не успевшие до начала 2005 года подать нужные документы в органы соцзащиты, не имеют никаких прав на автомобиль.

- Мы сами очень болеем за ветеранов. У нас их осталось совсем мало, всех в лицо знаем, как отцов их уважаем. Но не можем прыгнуть выше головы. И нам обидно, что именно мы остаемся крайними. Как будто виноваты, что вышел указ об отмене предоставления этих машин, - объясняет Валентина Степановна Помазкина, начальник отдела по предоставлению льгот УДСЗН по Усть-Удинскому району. - Трофим Кондратьевич не представил до 1 января 2005 года документы, подтверждающие медицинские показания на бесплатное получение автомобиля. На учет он не встал. К тому же обследование ветераны должны проходить только в МСЭ по Иркутской области, справки от наших районных врачей не принимаются. Мы-то что можем с этим сделать?

***

А еще совсем недавно наши власти били себя кулаком в грудь: каждый ветеран-инвалид Великой Отечественной войны получит от государства личное транспортное средство в безвозмездное пользование. Только вот пункт, что документы нужно принести до определенного срока никто не оговаривал. Так и не могли предположить старики-герои, что правительство поправит пункт о предоставлении им "Оки"... в том же году.

От редакции. Что сказать? Лицемерие, да еще в государственных масштабах, пострашнее врага будет. С трибун мы слышим громкие слова о солдатах, спасших Родину, а на деле...

 К участникам всех войн у нас относились в лучшем случае терпимо, в худшем - пренебрежительно, как к попрошайкам. Сколько раз воины-афганцы слышали в свой адрес:

"Я вас туда не посылал..." Люди, воевавшие в Корее, вообще будто никогда и не брали в руки оружие.

Известен случай, когда парню, ставшему в Панджшерском ущелье калекой, сделали протез... уцелевшей ноги. Получилось две правых. Когда он от злости разбил деревяшку о стену, его поместили в психушку. Насколько унизительна по своей сути процедура медкомиссий, которую проходят инвалиды, потерявшие руки и ноги! Не надо иметь медобразование, чтобы знать - нога не вырастет снова. Тогда зачем весь этот абсурд? Тем не менее комиссии назначаются, калеки сидят в очередях. Потому что есть указ, приказ, постановление...

 Когда материал готовился к печати, в редакцию пришло письмо из Мишелевки, от Петра Акимовича Андреева. Вот что он пишет: "Я прослужил в армии с 1943-го по 1950 г., воевал с японскими империалистами, имею благодарность от Верховного главнокомандующего тов. Сталина (ксерокопию высылаю). Сколько заявлений о выделении мне машин ни писал, все без толку. Бумаги выбрасываются в урну. В 2007 году написал заявление на имя пред. совета ветеранов ВОВ Московских Петра Федоровича. Он ответил, что опоздал я с заявлением".

Метки:
baikalpress_id:  9 656