Охота: шкурка оценивается в один выстрел

Холодное и огнестрельное оружие, различная оптика, одежда, обувь и другое снаряжение для охотников и рыболовов, водоплавающая (катера, лодки) и сухопутная (вездеходы, багги, квадроциклы и т. д.) техника... Все это многообразие достижений человеческой мысли было представлено на традиционной выставке "Сибирь: охота, рыболовство, отдых", которая уже не первый год проходит в иркутском Сибэкспоцентре. На охотничью ярмарку в столицу Приангарья едут предприниматели со всей России. А вот самих виновников торжества - охотников и рыболовов - на выставке присутствует не так много. Есть стенды соответствующего факультета Иркутской сельхозакадемии, областного общества охотников и рыболовов да одного из его подразделений в Казачинско-Ленском районе. К сожалению, лишь одного... - Четыре колеса пробили, пока до вас доехали, - признается председатель Казачинско-Ленского общества рыболовов и охотников Павел Мельников. - Зачем ехали в такую даль? Да себя показать и на других посмотреть. В регионе проводится не так много мероприятий для охотников и рыболовов, чтобы их игнорировать. Почему другие не приехали? Ну это нужно у них спросить. Причина, скорее всего, чисто финансовая.

Охота - дело невыгодное

В Иркутск северяне привезли часть своей знаменитой коллекции (одной из лучших в регионе) охотничьих трофеев и таксидермических изделий.

- Все животные, чучела которых представлены на стенде, добыты в Казачинско-Ленском районе, - говорит Павел Александрович. - Как видите, в наших лесах еще есть на кого охотиться. Жаль только, что данный вид деятельности как промысел находится сейчас на стадии вымирания. Старые опытные охотники уходят, а молодежь не хочет заниматься этой сложной и подчас неблагодарной работой. Впрочем, какой работой? Такой профессии - охотник - в нашем, например, районе не существует уже давно. А люди, которые каждый год на несколько месяцев отправляются в тайгу, это добровольцы. Их доход составляет плата за добытые ими шкурки животных. Причем если на аукционах стоимость пушнины неизменно растет, то для самого промысловика цена за единицу продукции с каждым годом становится все менее привлекательной. Заниматься охотой невыгодно.

Сейчас уже практически нет охотников поохотиться (такая вот получается тавтология) на белку, лису или рысь. В первом случае, жалуются промысловики, выстрел стоит почти столько же, сколько шкурка. Некогда очень популярная лиса сейчас тоже не особо высоко ценится - 300-400 рублей за штуку. Бегать же за этой хитрой рыжей бестией иной раз приходится достаточно долго. Вот и довольствуются охотники только тем зверем, который в капкан попадается или же сам в поисках пропитания из леса к людскому жилищу выходит.

- Заметно выросла в последнее время у нас популяция рыси, - говорит Павел Мельников. - Это, конечно же, хорошо. Но есть и другая сторона медали. Рысь питается только свежачком. А много ли этой, по сути, кошке надо? Вот и валит она тех же коз направо и налево. Чуть покусает и воронам на растерзание оставляет...

Шкура рыси стоит достаточно дорого - до 7 тысяч рублей, но гоняться за ней по лесу можно неделю и больше. Поэтому охотнику-профессионалу, который кормится от "выработки", специально за ней ходить интереса нет ("больше проешь"). Вот и получается, что практически единственным объектом для промышленной охоты в сибирских лесах является соболь. Все остальное - по воле случая или по желанию заказчика, если таковой находится.

Много мороки в последнее время с волками, признается Павел Мельников. После запрета истреблять этих серых хищников с помощью яда их популяция с каждым годом становится все больше. Специально охотиться на данного зверя желают единицы, а в капканы и другие ловушки он попадает нечасто. Уж больно умен, говорят охотники.

А теперь нехитрая арифметика. Кроме прочей мелкой живности волк за год забивает до 15 особей крупного зверья (лосей и изюбрей). 10 волков - 150 особей, 20 - 300 и т. д. Урон очень существенный... Получается, что волк из санитара леса превратился во вредителя номер один. Так что принятое ранее законодательство нужно существенно менять - пока не поздно.

Растить охотника нужно смолоду

Чтобы у сельских мальчишек окончательно не пропал интерес к промыслу их предков, Павел Мельников организовал при районном обществе рыболовов и охотников секцию. На занятиях, которые в большинстве своем проходят на природе, опытный таежник демонстрирует подрастающему поколению, как нужно вести себя в лесу, как, правильно разжечь костер, как настроить различного рода ловушки для поимки зверя...

- Кстати, вот уже лет семь, наверное, я работаю с совсем маленькими детишками - в детском саду, - рассказывает Павел Александрович. - Провожу беседы о том, какие виды рыб водятся на севере Приангарья, какие птицы и звери. Ребята всегда внимательно слушают, задают вопросы. Для наглядности показываю им чучела разных животных. Интерес просто огромный. Пацаны с нетерпением ждут очередной нашей встречи, а когда прихожу, подходят и жмут руку. Как настоящие мужики...

Традиционными у нас в Казачинске стали и соревнования по подледному лову. Без ложной скромности скажу, что призы у нас будут побогаче, чем на подобных турнирах в области. Помогают спонсоры. Так, в этом году победителям в категории "Семейная команда" была вручена мини-пекарня, в личном зачете у взрослых - телевизор, у детей - велосипед. Было много других призов, а также традиционное угощение - шашлыки - всем участникам. А их у нас было ни много ни мало около 90 человек.

Жизнь охотникам спасла собака

В этом году исполнилось ровно 30 лет, с тех пор как Павел Мельников впервые побывал на настоящей охоте. Как и у любого промысловика, в арсенале у него много разных баек и историй, связанных с походом в лес за зверем. Только вот, признается он, не всегда припомнишь что-то интересное. Для этого ведь нужна определенная атмосфера и компания единомышленников.

И все-таки одну историю, которая необычно начиналась и едва не закончилась трагически, Павел Александрович для читателей "Копейки" поведал.

- Рассказ этот лишний раз свидетельствует о том, что собака - это настоящий друг человека и готова пожертвовать собой ради спасения хозяина, - говорит охотник. - Дело было так. В конце ноября мы с напарником Володей отправились в урочище Монетное. Вышли на берег Киренги как раз в тот момент, когда она только-только стала. Лед собак держит, но под человеком прогибается. Можно было, конечно, подождать пару дней, но мы ребята лихие - срезали по две жерди, метров шесть каждая, поняги и ружья на спину и поползли по льду. Ширина там была метров 600, но ничего, переправились без приключений. Правда, как потом выяснилось, сделали мы это зря: зверя было больше как раз на том берегу, с которого мы ушли. Впрочем, не это главное.

Пробыли на промысле мы недели полторы, и пришло время возвращаться. Напоследок решили зайти проверить один наш путик (тропа с капканами и ловушками. - Прим. авт.). Когда добрались до него, уже смеркалось. На подходе увидели следы. Сомнений не было - к нашему путику подходил огромный, судя по размеру лапы, медведь. Пока решали что делать, наш кобелек, который уже не раз ходил на берлогу, вдруг рванул в лес. Больше мы его не видели. Он даже пикнуть не успел. Мы, естественно, сразу ретировались и вернулись в зимовье, а мишка, видимо, пошел вкруговую, и через пару дней его завалили другие наши охотники.

Вот так пес спас нам жизнь, ведь если бы он не почуял зверя, который сидел в засаде, то я бы с вами сейчас не разговаривал.

Кстати, не каждая собака способна предупредить охотника об опасности. У нас был случай лет двадцать назад. Районный охотовед Михаил Самарин возвращался с охоты. У него с собой и карабин был, и пистолет. И целая свора друзей человека, которая, почуяв зимовье, в полном составе рванула туда. В итоге примерно в километре от зимовья из леса выскочил медведь, напал на человека и загрыз его.

Загрузка...