Дело было в Плишкино

Конфликт между бесконвойными осужденными и сотрудником милиции вскрыл неизвестную жизнь поселка

Почти месяц рассматривалось гражданское дело по иску о защите чести и достоинства в Свердловском районном суде Иркутска. На днях судья Светлана Белик вынесла решение: в иске ответчику отказать. В адрес Федеральной службы исполнения наказаний направлено частное определение об устранении нарушений законодательства, которые были выявлены по ходу суда. Нельзя сказать, что к процессу, который вела С.Белик, было приковано внимание - не мировой, нет, - просто общественности и СМИ областного центра. Хотя дело рассматривалось в некотором смысле уникальное: выступавший в качестве истца начальник ИТК-4 (Плишкино) А.А.Чичигин предъявил иск журналисту В.М.Медведеву (ЗАО "Издательский дом "Трибуна"), а также жителям поселка Плишкино С.Левченко и Б.Дадашеву. Поскольку, по его мнению, означенная группа лиц нанесла вред деловой репутации уважаемого пенитенциарного учреждения в целом и полковнику А.А.Чичигину лично. Поводом для судебного разбирательства послужила заметка "Заложники общего режима", опубликованная в одном из октябрьских (2007 года) номеров "Трибуны", о конфликте бесконвойных осужденных и сотрудника МВД С.Левченко.

Восьмого октября прошлого года группа осужденных, проникнув в дом Сергея Левченко (вместе с матерью и семьей он живет в поселке), устроила настоящий погром. Хозяев в то время дома не было. Вернувшихся из поездки в город людей ждал настоящий шок: перевернута мебель и опрокинут шкаф, вдребезги разбита посуда, и еще - в пыль растоптаны мундиры младшего лейтенанта МВД Левченко, сотрудника группы немедленного реагирования Свердловского РУВД Иркутска.

- Ко мне обратились жители Плишкино, - рассказывает о случившемся накануне Владимир Медведев. - Я приехал, посмотрел, послушал людей и понял, что общая ситуация там гораздо хуже этого отдельного, хотя и вопиющего, случая. Это сложившаяся система, поэтому погром в квартире Семеновой и Левченко никого не удивил. Было немало случаев, когда осужденные творили нечто подобное, нападали на законопослушных людей, их детей-подростков. Бесконвойные осужденные действительно держат в страхе весь поселок.

Увиденное и услышанное журналистом сложилось в яркую репортажную заметку, которая была опубликована 20 октября. Начался отсчет дальнейших событий. Их было немало.

Надо сказать, что Светлана Олеговна Белик - судья не только профессиональный, но и дотошный. Хотя дотошность, кропотливость и есть, наверное, обязательные составляющие судейского профессионализма. Четыре судебных заседания, более десяти свидетелей потребовалось для вынесения решения по иску против журналиста. Происходившее в зале суда подтвердило правоту автора прошлогодней заметки: ситуация в поселке действительно гораздо хуже...

Начало затяжного конфликта

- Год назад ко мне подошли девятиклассники и сказали, что 12 мая их избили осужденные, якобы по команде Чичигина. Во время драки бесконвойники кричали, что хозяин им дал добро и что им за это ничего не будет. Ребята просили у меня совета: что делать? Я сказал: пишите на имя областного прокурора.

Так лейтенант Левченко обозначил начало затяжного конфликта в поселке.

Через пять дней Сергей сам стал объектом нападения.

- Шестеро зэков повалили меня на землю, пинали и кричали: еще раз поможешь людям - мы тебя и сына зарежем, жену изнасилуем. Словом, полный набор тюремных угроз. После того случая я три недели находился на больничном. Написал заявление на имя прокурора области, меня опрашивали, дело направили в мировой суд. Судья Сыроватская отказалась им заниматься, сказав, что это функция прокуратуры. Там утверждают, что напротив - мирового суда.

Не погашенный вовремя правовыми, законными методами конфликт (по сути - преступление, избиение сотрудника милиции группой осужденных) получило соответствующее продолжение. Сначала были угрозы тех же бесконвойных, потом тот самый погром в доме милиционера. И это только одна из множества линий бандитского сериала, который разыгрывается не по телеку - в конкретном населенном пункте Иркутской области, в 10 километрах от областного центра.

Среди ответчиков по делу был азербайджанец Балаламед Дадашев. Он из тех, кто обосновался в Сибири чуть ли не с детства. Девять лет отработал в плишкинской зоне, четверть века прожил в этом поселке. У хозяйственного Балаламеда своя беда: заготавливал в прошлом году сено - напала группа зэков (человек десять, рассказывал на суде потерпевший), отобрали дисковую сенокосилку, ключи от "Москвича" с прицепом, мужчине скрутили руки. Скошенную траву на его же машине зэки привезли к своему общежитию, раскидали всю, по травинке разобрали. Искали коноплю, да просчитались. Потом еле-еле свою же машину вернул.

При всем различии ситуаций есть там и нечто общее: и в том и другом случае на Сергея Левченко и Балаламеда Дадашева нападали зэки - те самые бесконвойные осужденные, о бесчинствах которых и писал журналист Владимир Медведев.

В списке пострадавших от них плишкинцев - подростки и взрослые мужчины и женщины, пенсионеры. Например, бывший повар поселкового детсада Лариса Савкина. Совсем не старая еще женщина могла бы работать и работать в родном коллективе. Подвело здоровье. Не выдержав навалившихся на нее испытаний, Лариса Ивановна тяжело заболела и слегла. То, что случилось с ее сыном, тогда еще подростком, вполне вписывается в общую картину зэковского беспредела: паренька избили осужденные. Мать, естественно, написала заявление в милицию, но позже по понятной причине забрала. А через какое-то время она лишилась работы - детсад-то при колонии...

Вряд ли стоит, по-моему, перечислять прочие бесчинства, тем более что преступившими закон (кто однажды, а кто и многократно) людьми, как и всем, что происходит в колонии-поселении, руководит не кто иной, как полковник А.А.Чичигин.

Одного из его подчиненных, заместителя начальника службы безопасности ИТК капитана Клея, судья Белик пригласила на процесс в качестве свидетеля. Автору статьи удалось услышать любопытный диалог, из которого следовало, что, во-первых, означенный капитан в сопровождении четверых осужденных "отправился к Левченко, чтобы не было дальнейших эксцессов", во-вторых, взять с собой штатных сотрудников не было никакой возможности, и, в конце концов, осужденные вполне свободно могут покидать территорию колонии, поскольку у них есть постоянный пропуск, а отмечаются на КПП они только утром и вечером. Есть, правда, еще младшие инспекторы, которые должны их контролировать в течение дня, но... Словом, бравый капитан с не менее бравыми зэками отправился "на дело" и справился с ним, судя по дальнейшим событиям, отлично.

С показаниями капитана Клея связана еще одна, не менее существенная деталь жизни колонии и примыкающего к ней поселка: так называемые народные дружины бесконвойных осужденных на его территории. Оказывается, зэки следят за порядком в Плишкино, вечером и чуть ли не ночью группами ходят с нарукавными повязками и т. д. Вот вы, уважаемые читатели, можете представить себе такую картину, чтобы на улице, возле вашего дома, разгуливали зэки, хоть и бесконвойные, делали вам и вашим детям какие-то замечания и вообще - "наводили порядок"? Думаю, что такое не только представить - пожелать нельзя. Даже врагу. Ситуация почти по известному фильму про зэков, которые, выйдя в 53-м на свободу, тоже наводили в стране свои "порядки". "Холодное лето 53-го" - это уже наша история или еще наше настоящее? Как правильно ответить на этот вопрос?

Иск на миллион

Недавний отказ в удовлетворении иска о защите чести и достоинства - уже второй подобный прецедент в новейшей истории Плишкино. Весной нынешнего года 24 пожилых в основном сельчанина не выдержали и написали письмо о бесчинствах местных зэков, отправив его в разные органы власти. Двадцати заявителям начальник колонии вчинил иски о тех же чести и достоинстве - по 50 тысяч рублей каждому. Всего, стало быть, на миллион. И проиграл. Отважные плишкинские пенсионеры остались при своих деньгах, начальник колонии - при чести и достоинстве, ИТК-4 - при своей деловой репутации.

Есть такой Фонд защиты гласности в Москве, которым давно и успешно руководит Алексей Симонов, известный журналист и сын своего еще более известного отца-поэта.

"Поразительная вещь, - пишет Алексей Константинович в статье "Иски о защите чести и достоинства как инструмент давления на СМИ", - никто из артистов, выбрав эту профессию, не имеет привычки жаловаться, что слишком яркий свет софитов высвечивает морщины на их лицах; все знают, что сделанный выбор может их обречь не только на аплодисменты, но и на освистание. Некому и не на что жаловаться - такая профессия".

Но ведь и профессии политика, чиновника, депутата и т. д. в этом смысле сродни актерской, и никто не вправе сетовать, что общество через прессу предъявляет к нему повышенный интерес. Во всем мире это принято как данность: на подмостках политики, на подмостках управления человек попадает в перекрестье общественного внимания. Не хочешь, чтобы заметили морщины, - лучше гримируйся, вовремя уйди со сцены, но не пытайся выколоть глаза осветителям, которые хорошо тебя высвечивают. И даже за кулисами не будет тебе покоя: твои дачи и коттеджи, машины, родственники, порочные пристрастия и невинные шалости - все по праву является общественным достоянием, ибо все это и есть оборотная сторона власти. В колонии-поселении в том числе.

Там давно не только зэки "проходят адаптацию" после периода заключения, но и мирные, вполне законопослушные жители адаптированы в зону. Адаптированы дети, особенно мальчишки-старшеклассники, которых с молчаливого одобрения руководства колонией избивают тамошние "стражи" тамошнего "порядка"; адаптированы работники поселковых учреждений, где неугодным, как Ларисе Савкиной, не только влепляют строгача, но и лишают рабочего места. И куда потом идти?

Словом, ни загримировать, ни как-то иначе скрыть "морщины", то есть все происходящее в Плишкино, не удалось. Рассказали. Осветили. Узнали. Однако есть, на мой взгляд, один хороший, даже светлый момент в этой нехорошей истории: молодой лейтенант МВД Сергей Левченко сумел все же отстоять честь своего мундира. И никаким зэкам его погоны не затоптать. Молодой офицер доказал - и себе, и обществу, - что он носит их с честью, что долг перед народом и родиной выполняет сполна. Лейтенант сумел противопоставить бандитским понятиям законы своей страны. Просто он правильно выбрал свою профессию.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments