Вокруг света за... 800 евро

Два шведских путешественника — Альф, 61 года от роду, и его 33-летний сын Фредрик — решили совершить кругосветное путешествие на небольшом автомобиле «Шкода-Фабиа» с дизельным двигателем объемом 1,4 литра. А чтобы немного усложнить себе задачу, Перссоны (фамилия у них такая) решили проехать намеченный маршрут максимально быстро — на все про все 15 недель (чуть больше 100 дней) — и максимально экономно — на топливо лишь 8000 шведских крон (около 800 евро).

За две с половиной недели автотуристы проделали путь от Стокгольма до Иркутска. Примерно столько же, считает Фредрик, уйдет у них на оставшийся в России отрезок — до Владивостока. Далее на пароме в Японию. Пребывание в этой стране не займет много времени — пересечь ее можно за несколько часов. Затем из Токио на корабле шведы отправятся в Лос-Анджелес. В Соединенных Штатах Америки Фредрик и Альф, как во время всего путешествия, будут ехать строго с запада на восток. Заокенский этап завершится в Балтиморе, откуда корабль доставит скандинавов в бельгийский порт Зебрюгге.

А закончится ралли вокруг света там, где и начиналось — в Стокгольме. В Иркутске Перссоны задержались на пару дней: во-первых, график они, по собственному признанию, чуть опережают и могут позволить себе небольшую передышку, а во-вторых — уж очень хотелось на Байкал посмотреть. Не обошлось и без общения с представителями местных СМИ. На вопросы журналистов в основном отвечал Фредрик: Альф после инфаркта, случившегося несколько лет назад, почти не разговаривает.

— Не страшно было отправляться в длительное путешествие на таком маленьком автомобиле?

— На больших машинах — таких как «Джип» или «Лендровер» — нам, наверное, было бы более комфортно. Однако они не соответствуют нашим главным задачам — экономичность и минимальное загрязнение природы.

— Как отнеслись к данной акции ваши женщины?

— Я пока еще не женат. А вот моя мама, и соответственно папина жена была в большой печали. Кстати, с подругой мы расстались в прошлом году, после того как я, отправившись на мотоцикле во Владивосток (через Россию, Казахстан и Монголию), отсутствовал 101 день. Она не выдержала и бросила меня.

— Как обустроен ваш быт? Не всегда же вы находитесь в салоне автомобиля?

— Когда мы приезжаем в большие города, то останавливаемся в отелях. Есть у нас и палатка, которую мы разворачиваем, когда собираемся переночевать где-нибудь в сельской местности или обнаруживаем какие-то красивые места по пути следования. А так как природа в России просто прекрасна, то ночуем мы в большинстве случаев в палатке.

— Насколько устраивает вас качество топлива в России?

— Русское дизельное топливо, по моим наблюдениям, более энергетически емкое, чем шведское. Расход получается меньше. Однако оно более грязное, и поэтому увеличиваются расходы на обслуживание двигателя.

— Как удается преодолевать языковой барьер?

— Если мой английский не спасает, то в дело вступает отец. После болезни ему трудно говорить, и он неплохо овладел так называемым языком жестов. Это часто помогает — особенно во время диалога с вашими дорожными полицейскими (инспекторами ГАИ. — Прим. авт.). В начале путешествия нас пару раз останавливали, обвиняли в том, чего мы не совершали, и пытались склонить к даче взятки.

Но я просто натравлял на этих людей своего отца. А он, эмоционально жестикулируя, начинал с ними спорить, а потом показывал вот эту бумажку. (На блокнотном листочке каллиграфическим почерком по-русски написано: «2 шунтирования сердца, 2 инфаркта, 1 инсульт». — Прим. авт.) Служители закона быстро ретировались: им, наверное, не очень хотелось международного скандала — с хватанием за сердце, с вызовом скорой. Но чем дальше мы продвигаемся на восток, тем полиция становится более доброй. Нас уже очень редко тормозят.

— А не тяжело отцу — больному человеку — преодолевать все тяготы и лишения кочевой жизни...

— Отец долгое время работал водителем грузовика и мог 10 часов подряд сидеть за рулем. Так что он в этом плане привычный. Единственная проблема — это неровности дороги. При таком, как у него, заболевании постоянные подпрыгивания автомобиля доставляют определенное беспокойство.

— А кем вы работаете в обычной жизни?

— Я фрилансер, то есть свободный художник. Вернее сказать, фотохудожник. Сотрудничаю с AP. Отец же сейчас на пенсии.

— Впереди вас ждет самый, наверное, сложный этап путешествия по России. После Читы состояние дороги оставляет желать лучшего. Готовы к трудностям?

— В прошлом году, когда я подъезжал к этому участку на мотоцикле, то очень переживал. Однако на деле все оказалось не так страшно, как мне говорили. Думаю, и сейчас все будет нормально. К тому же нам навстречу постоянно попадаются автомобили с транзитными номерами, которые с Дальнего Востока гонят на продажу.

И если они сумели проехать по той дороге, то и мы ее обязательно проскочим. Кстати, я не стал бы покупать ни одну из тех машин... На момент приезда Перссонов в Иркутск из 80 купюр номиналом в 100 шведских крон, которые нарисованы на дверцах их «Шкоды», помеченными, то есть потраченными, оказалось менее трети — 24 штуки. Пока, по словам туристов, это полностью соответствует установленному ими графику расхода топлива. Правда, как признался Фредрик, он опасается, что после Читы могут возникнуть проблемы не только с плохой дорогой, но и с наличием дизтоплива на заправках.

— И если придется покупать его у трактористов, — то ли в шутку, то ли всерьез сказал путешественник, — то мы можем и не уложиться в заявленную смету.

Загрузка...