Мама, я звоню из Сибири!

Немецкие школьники смогли поговорить с родственниками по телефону, находясь на берегу Байкала

Услышать на берегу Байкала иностранную речь — дело обычное. Туристы из-за границы с удовольствием едут полюбоваться на самое чистое пока еще озеро в мире. Сервис тоже развивается потихонечку. Еще несколько лет назад мы могли только мечтать о том, что, любуясь красотами Байкала, можно позвонить домой и поделиться эмоциями. Сейчас это возможно. Даже если дом далеко — в немецком городе Фрайбурге.

Неподалеку от села Большого Голоустного вот уже несколько лет строится Байкальская тропа. Занимаются этим волонтеры со всех концов света. На прошлой неделе свой вклад в дело строительства вносили школьники старших классов из Фрайбурга и их сверстники из Иркутской вальдорфской школы. В столице Восточной Сибири 16—17-летние девушки и парни провели около двух недель, знакомились с жизнью сибиряков, учились наравне со сверстниками в школе, а вот теперь отправились на Байкал — но не просто отдыхать, а еще и пользу приносить.Проекты строительства Большой Байкальской тропы начали реализовывать еще с 2003 года.

— Тропа нужна для того, чтобы у туристов был безопасный и относительно комфортный доступ к красотам Байкала, — рассказал Владимир Хидекель, специалист-консультант по строительству троп и координатор образовательных программ МОО ББТ. — У нас работают и взрослые, и школьники. В строительстве уже поучаствовало около 1000 волонтеров из 15 стран мира. Немецкие школьники — такие же дети, как и наши, на первый взгляд и не отличишь. Так же балагурят по поводу и без, так же ходят с наушниками и слушают музыку и так же — что греха таить — могут полениться, пока руководитель не видит. И несмотря на то, что они очень стараются казаться взрослыми, о доме вспоминают часто. Для большинства из них это первое столь дальнее путешествие.

Российские расстояния их очень удивляют:

— У нас в Германии города и деревни на каждом шагу, а здесь едешь на поезде, едешь, и ни одного дома!

Поэтому, как бы ребята ни были заняты — учебой, общением, физическим трудом на Байкале, — все равно нет-нет да и вспомнят о родине. Кто о родителях, кто о братьях и сестрах, а кто и о любимой девушке.

По приезде в Иркутск все отзвонились домой: доехали, все хорошо. И закрутила ребят новая, непривычная, интересная жизнь. Даже такое явление, как маршрутки, вызвало у многих кучу восторга: в Германии весь транспорт — автобусы, трамваи, подземка — ходит по расписанию и никогда не опаздывает. А тут — приходишь на остановку, надо постоять, локтями поработать, потолкаться, чтобы в маршрутку влезть. Чистый адреналин!

И вот последние дни пребывания в Сибири. Байкал, Большое Голоустное. Живут в деревянных домах, обеды варят на костре в ведрах. Вокруг — горы, сосны, свежий воздух, сильный холодный ветер и поля подснежников. И так захотелось немецким школьникам поделиться эмоциями с близкими!

Мобильные телефоны теперь у каждого школьника в кармане. Однако выяснилось, что лучше многих других в Большом Голоустном берут телефоны, обслуживаемые компанией МТС.

Разница во времени между Иркутском и Фрайбургом — 7 часов. Поэтому звонить домой немцы решили после обеда. В 2 часа дня по иркутскому времени, когда школьники с удовольствием поели горячих щей, родственники путешественников в Германии еще только просыпались.

Позвонить домой решили семь человек. Представьте себе картину. Гора. Деревья. Поляны подснежников. Солнце светит. Впереди, насколько хватает глаз, — Байкал. И вдруг:

— Хелло, мама! Это я, твой Элиас! Представляешь — я тебе звоню с Байкала! Нет, сегодня совсем не холодно! Жарко даже!

Сначала ребята обсудили, как правильно звонить на стационарный телефон и что набирать, если надо соединиться с мобильным. Ноэми Кринер решилась набрать заветные цифры одной из первых. И расстроилась: домашний не отвечает, а сотовый, или, как говорят в Германии, хенди (от слова hand — рука) родителей недоступен.

— Следующий! — кричит Ноэми.

«Переговорный пункт» сам собой образовался на небольшой полянке с поваленным деревом, среди багульника. Очередь из желающих пообщаться с домом стояла на еще не законченной Байкальской тропе. Теперь телефон взял Леонард Виттих:

— Хелло!

Через несколько минут парень «вышел» с сияющей улыбкой.

— Ну как? — спросили ребята.

Вместо ответа Лео поднял вверх большой палец левой руки. И все так же сияя, отправился допивать обеденный чай.

— Он своей девушке звонил, — пояснили друзья. — Скучают они друг без друга, а она поехать в Россию вместе с ним не смогла. Вот и созваниваются при первой же возможности.

Следующим звонить отправился Ян Шандл. Прошло уже несколько минут, а на полянке тишина.

— Ян, что у тебя там? Давай скорее! — торопили парня друзья.

— Да родители еще спят! Трубку не берут!

— Ну давай ты попозже позвонишь! А то обед закончится!

— Ну уж нет, я их разбужу!

Минуты через три улыбка озарила лицо Яна:

— Мам, я уже давно звоню! Вы что, не слышите? Я на Байкале! Представляете? Вот оно, озеро, передо мной. Нет, не купались, что ты! Холодная вода очень! Тут, говорят, и летом-то не искупаешься!

Только заслышав голос сына, мама Элиаса Батлера засыпала парня вопросами. Элиас терпеливо отвечал:

— Мам, у меня все хорошо. Не мерзну, нет. Конечно, интересно! Ты можешь себе представить — я на Байкале! Да вкусно нас кормят! Да, хватает.

И так далее, в том же духе. Когда сеанс связи с Германией закончился, ребята признались, что это одно из самых ярких впечатлений о России: в глубинке они смогли поговорить с родителями. И главное, поделиться положительными эмоциями. А на Байкале других и не бывает.

Метки:
baikalpress_id:  34 727