Миллеры — пивовары из Сибири

В Приангарье, как и в других частях мира, наверняка найдется много поклонников марки американского пива, созвучной с фамилией, вынесенной в заголовок данной статьи. Популярность ей, как считают многие аналитики, принесла удачная рекламная кампания новых хозяев, которые приобрели этот бренд в начале 70-х годов прошлого века. За каких-то три десятка лет с помощью грамотного маркетинга владельцам удалось превратить малоизвестную фирму, занимавшую лишь седьмое место в заокеанском рейтинге, в одного из крупнейших в мире производителей пива...

Жаль, что в Восточной Сибири 100 лет назад не было столь искусных мастеров пиара. А то пришлось бы американским пивоварам срочно придумывать для своего детища совсем другое название. Дело в том, что пенный напиток, который потребители называли не иначе как пиво Миллера, в конце XIX — начале ХХ века производился сразу в двух населенных пунктах Иркутской области — Бельске и Зиме.

В сибирскую глубинку за немецким пивом

В летописи села Бельск есть приметная фотография, на которой группа лиц — взрослых и подростков — запечатлена на фоне бревенчатой стены с окнами. Над одним проемом четко читается надпись «Тарелки», над другим — «Бродильня». Подпись под снимком, который в 1910 году сделал местный учитель Рубановский, гласит: «Пивовар Миллер со школьниками. Во время экскурсии на пивоваренный завод».

Чтобы угадать, кто из двух десятков человек, изображенных на фото, является Миллером, достаточно беглого взгляда. Непохожесть немца на окружающих сразу бросается в глаза. Вот он, полный господин с гладко выбритым лицом, в белом одеянии, светлой кепочке...

Пиво, как следует из бельской летописи, Миллер варил знатное — по оригинальному немецкому рецепту. Это был темный напиток достаточно высокой плотности — «крепостью 12 градусов», как вспоминали старожилы. Нужно сказать, что село Бельск в начале прошлого века считалось престижным местом отдыха крупных промышленников, коммерсантов, служащих не только Иркутской области, но и всего региона. Так что слава о почти немецком пиве из сибирской глубинки быстро разошлась по окрестностям. Очень скоро напиток начали разливать в бутылки и обозами возить в Иркутск. Кстати, ингредиенты для бельского пива привозили аж из Кемеровской области.

Бельский пивзавод находился на живописном острове на реке Белой — как раз напротив села. Его хозяином был некий Зицерман. Как утверждают летописцы, в последние годы XIX века на предприятии работало 16 человек, а его оборот был 10 тысяч рублей в год (немалые по тем временам деньги). Кстати, рабочим позволялось брать домой бесплатно две-три бутылки пива, однако человеку, замеченному пьяным на рабочем месте, грозили очень серьезные санкции, вплоть до увольнения.

Пивовар Миллер, которого на селе почему-то называли Павлом Ивановичем (его немецкое имя неизвестно), считался справедливым начальником, люди его любили и уважали. Интересна его судьба, которую удалось проследить благодаря рассказам старожилов Бельска. Говорят, приезд этого человека в Бельск был тщательно продуманным, как сейчас говорят, маркетинговым ходом управляющего пивзаводом, имя которого говорит о многом: Израиль. Впоследствии немец, который до конца жизни так и не научился толком разговаривать по-русски, был настолько очарован местной природой, людьми, обычаями, что решить остаться в этих краях навсегда. Он женился на местной девушке, некоторое время работавшей у него служанкой. У них родились два сына.

Светлому будущему пиво оказалось не нужно

После Октябрьской революции Миллер, видимо чтобы наладить контакты с новой властью, отправился в Черемхово и добровольно сдал в пользу нового государства достаточно серьезную сумму денег. Но консенсуса не получилось... Помешала классовая ненависть представителей «нового мира» ко всему старому. Во время одной из своих поездок немец был жестоко избит группой молодых людей.

Добравшись до дома, Павел Иванович попросил жену напечь ему блинов, плотно поужинал ими и лег спать. А утром супруга обнаружила в постели бездыханное тело мужа. Причина смерти пивовара так и осталась невыясненной. Кто-то утверждает, что он умер от полученных при избиении ран, а кто-то считает, что, не желая больше терпеть унижения от хозяев новой жизни, немец решился на самоубийство, приняв яд.

Как бы то ни было, но после смерти Миллера производство великолепного пенного напитка в заповедном Бельске прекратилось. Пивзавод окончательно закрылся в 1920 году. Здание долго еще стояло заброшенным, а в тяжелые послевоенные годы оно было по бревнышку разобрано местными жителями. Сейчас о некогда знаменитом предприятии напоминают только остатки фундамента, сложенного из местного серого плиточника.

Где находится могила сибирского пивовара по фамилии Миллер, неизвестно. По слухам, жена похоронила его на местном кладбище, но место захоронения не могут указать даже старожилы Бельска.

Пенный напиток с Крутого Берега

Свой пивовар Миллер есть и в истории известного далеко за пределами Приангарья поселка Зима. Купец с такой фамилией владел местным пивзаводом. Это достаточно крупное в местных масштабах строение с тесовыми амбарами для зерна и большими подвалами для хранения готовой продукции располагалось на улице Крутой Берег.

Для приготовления напитка использовалась вода из небольшой речушки Галантуйки, которая питается из подземных источников. Она и сейчас несет свои воды в том же месте, вот только качество некогда чистейшей родниковой воды (она, говорят, даже не требовала специальной очистки) сейчас оставляет желать лучшего — жители окрестных домов превратили берега реки в настоящую свалку. Пиво, сваренное Миллером, было, как сказано в летописи, изумительного качества. Чтобы почувствовать его вкус и аромат, любители пенного напитка из близлежащих сел и городов проделывали путь длиною не в одну сотню верст. Пивной рай в Зиме, как и в Бельске, закончился сразу после революции.

Слабоалкогольный буржуазный напиток оказался не по нутру пролетариям и крестьянам — им ведь что покрепче подавай. Уехав после «великих свершений» из поселка, Миллер затем ненадолго вернулся во времена нэпа. Но бизнес не заладился, купец окончательно разорился и покинул сибирскую глубинку — теперь уже навсегда. Имя пивовара, его национальность и дальнейшая судьба — все это кануло в Лету. Неизвестно также, имел ли этот гражданин какие-либо родственные связи с бельским однофамильцем.

Пивоваренный завод со временем был разобран до основания. На его месте сейчас находится обычный деревянный дом. Как говорят владельцы, купившие данный участок в 60-х годах прошлого века, вырастить что-либо на огороде возле дома долгое время было невозможно — «там была не земля, а, можно сказать, сплошная известка». Кроме того, при вкапывании почвы они постоянно натыкались на кирпичи и разные булыжники. Видимо, остатки пивоваренных печей, предполагали они. Несколько раз натыкались на ящики с бутылочными осколками. Хозяин даже шутил: «Может, глубже копнуть — и целый ящик с пивом обнаружится». Пиво так и не нашли, зато выкопали огромный чугунный чан, емкостью литров пятьсот.

А вот другие жители Крутого Берега частенько поминают Миллера добрым словом. Он ведь не только пиво варил, но и держал большое хозяйство, выращивал свиней, молочных коров. Земля во многих усадьбах настолько хорошо удобрена, что хозяева до сих пор каждую осень без особых затрат на удобрения получают отменный урожай овощей.

Метки:
baikalpress_id:  9 550