Летчик Петр Струнов

Всю войну сибиряк, совершивший 29 боевых вылетов, вел дневник

Иркутянин Юрий Петрович Струнов бережно хранит дневники своего отца — летчика авиации дальнего действия Петра Владимировича Струнова.

— Отец был очень аккуратным и пунктуальным человеком, — рассказывает Юрий Петрович. — Он с ранней юности вел дневник, записывая события почти каждого дня. Его судьба во многом типична для молодых людей предвоенной поры. Родился он и вырос в небольшом селе под Новосибирском. Окончил ФЗУ, параллельно — аэроклуб. Затем был зачислен в летное училище, ведь в то время почти каждый мальчишка мечтал об авиации.

Вот как пишет об этом значительном для него событии Петр Владимирович:

25.04.1941 г., Новосибирск

Торжественное собрание. Начальник аэроклуба тов. Александров поздравил нас всех с окончанием аэроклуба и присвоением звания «пилот». Весь выпуск предварительно зачислен в Новосибирскую авиационную школу пилотов. Школа находится в Толмачево.

Учеба в летной школе началась 15 мая 1941 года. Никто из курсантов, конечно же, не подозревал, что считанные дни отделяют их от войны, которая принесет столько горя нашему народу. До 22 июня молодые люди даже не успели пройти курс молодого бойца.

22.06.1941 г., Толмачево

Воскресенье. Утро тихое и солнечное. В 7.00 дежурный получил распоряжение — увольнения запретить. Чуть позже объявлена тревога. Никто ничего не объясняет. Ожидание затянулось.

Такое предчувствие, будто что-то случилось. Поступила команда на общее построение. На построении незнакомый майор сказал: «Товарищи курсанты! Сегодня утром фашистская Германия, вероломно нарушив договор о ненападении, начала военные действия против нашей Родины». Потом мы слушали по радио выступление Молотова. Стояли не шевелясь, вслушиваясь, в каждое слово.

Юношам казалось, что вот-вот и они приступят к полетам, а вскоре разлетятся по боевым полкам. Но никто не торопился отправлять их на войну. Стало больше хозяйственных работ, значительно ухудшилось питание. Не было учебных самолетов, не хватало инструкторов. Но курсанты старательно изучали самолеты Р-5, СБ. Пока теоретически. Полеты начались только в июле 1942 года, на полевом аэродроме «Евсино». Но до полетов дошли не все. В самый сложный для Красной армии период, в начале 1942 года, 100 курсантов были отчислены в артиллерию.

12.08.1942 г., «Евсино»

Мотор ревет. Самолет, качаясь и вздрагивая, совершает разбег по твердому грунту. Наконец, будто оттолкнувшись, отрывается от земли, набирая скорость и высоту. Выполнив полный круг, пролетел над стартом на высоте 800 метров, развернулся в зону.

Выполнил виражи боевой разворот, спирали, «горку». Зашел на посадку и мягко приземлил самолет на три точки. Так закончился мой зачетный полет на самолете Р-5.

Впереди было освоение уже боевого самолета СБ.

6.02.1943 г., аэродром «Южный»

Первый день практических занятий на самолете. Морозный солнечный день. Хочется побыть в кабине летчика побольше, но установленное время строго соблюдается.

17.06.1943 г., Бердск

Только сегодня состоялись полеты. Волновался, когда запускал моторы. Еще больше волновался, когда рулил на линию исполнительного старта. Произвели вместо трех четыре полета по кругу. Весь день делились впечатлениями от полетов и восхищались летными качествами самолета.

17.09.1943 г., Бердск

Самый наилучший день. Настроение ликующее. Сегодня закончил учебно-летную программу и сдал зачет. Теперь остается ждать приказа о присвоении офицерского звания.

В авиации дальнего действия командиров воздушных кораблей готовили значительно тщательнее, чем истребителей. Сказывалась позиция в этом вопросе создателя АДД маршала авиации Александра Евгеньевича Голованова. Летчикам-дальникам предстояло наносить удары по объектам в глубоком тылу врага. Подобные многочасовые полеты выполнялись в основном ночью. Молодым летчикам необходимо было не только освоить основной самолет АДД Ил-4, но и научиться летать ночью в любых метеоусловиях. Доучивали молодых офицеров в учебных полках.

26.10.1943 г., Тоцк

Изучаем мотор самолета Ил-4. Преподает пожилой инженер. Он уже испытал войну. Во время бомбежки аэродрома был ранен. После выздоровления оказался здесь. Имеет семью, но где она сейчас — не знает. До войны жили в авиагородке на западе Белоруссии.

2.11.1943 г., Тоцк

Вчера прибыли штурманы. Разместились с нами. Формируются экипажи. Принцип простой: если летчик и штурман подружились и хотят летать вместе, начальство не препятствует.

4.01.1944 г., Тоцк

Началась летная подготовка. Первый ознакомительный полет в зону и два по кругу. Впечатление от самолета хорошее. Он легок в управлении, устойчив, не капризен в эксплуатации, вызывает доверие.

Но не все шло гладко у молодых летчиков. Летная подготовка на тяжелом боевом самолете не всем давалась легко. Были трудности и у Петра Владимировича.

 7.03.1944 г., Тоцк

На аэродроме гул самолетов и днем и ночью. Летная программа днем подходит к финишу. Самолет чувствую и пилотирую уверенно, но в закрытой кабине пилотирую с большим напряжением. До изнеможения. Ничего не поделаешь — надо.

10.03.1944 г., Тоцк

Летное происшествие. Погиб экипаж лейтенанта Боровского из ночной эскадрильи. Причины еще до конца не установлены, но, предположительно, летчик потерял пространственную ориентировку вне видимости естественного горизонта ночью. Я Боровского знал по Новосибирской летной школе. Он родом из Орши. Жаль.

Но вот наконец все сложности летной программы позади. Впереди боевой полк.

 30.06.1944 г., Тоцк — Белая Церковь

Нас всех направляют в 10-й гвардейский Сталинградский Краснознаменный бомбардировочный полк.

3.07.1944 г., Белая Церковь

Вот он — боевой полк, о котором я так мечтал. Даже не верится. Полк передо мной на виду. Богатый, здоровый, жизнерадостный. Я не нахожу в нем кого-нибудь без ордена или медали. А сколько здесь Героев Советского Союза! Я горжусь этим и чувствую, как новая боевая жизнь захватывает меня.

Но и в боевом полку командование не торопится посылать в бой молодежь. Ее готовят, учат, показывают тактические приемы преодоления ПВО. Делятся опытом ухода от истребителей противника после бомбового удара. Полеты пока только учебные.

А в бой идут одни «старики».

3.09.1944 г., Белая Церковь

Готовимся к перелету на аэродром «Смыга». Изучаем маршрут перелета, характерные ориентиры, запасные аэродромы.

6.09.1944 г., «Смыга»

Вчера перелетели на новый аэродром. Разместились в поселке Смыга, а технический состав — на аэродроме, ближе к самолетам.

9.09.1944 г., «Смыга»

Наконец-то. Первый боевой вылет совершен.Опытные экипажи ушли на Будапешт, а нам, молодым, выбрали для начала цель попроще — железнодорожную станцию Мишкольц. Тут и зениток, и истребителей поменьше. Командование полка и эскадрильи нас поздравило и пожелало дальнейших боевых успехов.

Как радостно и приятно.

12.09.1944 г., «Смыга»

Вот уже на счету третий боевой вылет. Летали на Дебрецен, бомбили скопление эшелонов противника. Еще до цели видны были САБы (светящиеся авиабомбы), висящие на парашютах над станцией. Это самые опытные экипажи отыскали цель и обозначили ее. Кое-где в небе видны были разрывы зенитных снарядов, но мы не обращаем на них внимания. Несколько доворотов самолета — и доклад штурмана: «Сбросил». Я ввел самолет в глубокий левый крен со скольжением, разворачиваясь на 180 градусов. Потом стрелок доложил, что бомбы разорвались. Уже дома узнали, что не вернулся экипаж Кима Несмакова. А ведь у них это был первый боевой вылет.

Очень скупо и сухо, даже буднично описывает Петр Владимирович боевую работу. Для него каждый боевой вылет не подвиг, а обычная мужская работа. Для него обычное дело и огонь зениток, и встречи с мессерами, и поединок с грозовыми тучами, которые во что бы то ни стало нужно обойти и дойти до цели. Не только долететь, но нанести меткий удар. А потом вернуться домой, сохранив жизнь экипажа.

Но иногда вдруг прорываются эмоции.

13.09.1944 г., «Смыга»

Об экипаже Несмакова никаких известий. Радист передал, что задание выполнено, и больше с ним связи не было. Вот уже нет одного из нашего пополнения. Улетел экипаж на задание и не вернулся. Никто не знает, что случилось — сбили зенитки над целью или истребители перехватили при возвращении.

Потери экипажей каждым переносятся по-своему. И каждый думает: чья очередь? И наверное, каждый думает — не его. Если бы знать тайну собственной жизни, если бы предвидеть будущее...

Пожалуй, даже хорошо, когда самого важного не знаешь. Иначе жить было бы неинтересно. Исчезло бы чувство надежды, цели, а без этого человек как без опоры.

Очень трепетно отнесся Петр Владимирович к своей первой награде. А первой боевой наградой он считал присвоение звания «гвардеец».

15.09.1944 г., «Смыга»

Во время общего полкового построения начальник штаба полка Григорьев зачитал приказ о присвоении звания «гвардеец» членам молодых экипажей, успешно выполнившим первые боевые вылеты.

Это радостное событие в нашей боевой жизни решено было отметить. Шла война. Боевые вылеты следовали один за другим. Каждый из них мог стать последним. Но каждый приближал победу. жизнь продолжалась, и молодость брала свое. Вот и появилась в дневнике запись о любви:

6.12.1944 г., «Смыга»

Познакомился с Аней З. Она младший сержант. Дежурит на метеостанции. Курносенькая хохотушка. Даже не пойму, чем она меня увлекла. Словом — кажется, я в нее влюбился. Время само расшифрует наши чувства, и, возможно, никаких объяснений не понадобится.

Забегая вперед нужно сказать, что Анна Егоровна стала женой Петра Владимировича. Кочевала с ним по гарнизонам. Вместе они прожили в любви и согласии долгую жизнь, воспитали двух замечательных сыновей — Александра и Юрия, которые ныне живут в Иркутске.

После войны летчик Струнов остался служить в военной авиации. Освоил множество типов самолетов. Среди них Ту-4, Ту-16, М3, Ли-2, Ил-14, Ан-2. Принимал участие в полетах на максимальную дальность, на разведку морских целей, на контроль радиационного состояния атмосферы.

 К сожалению, Петр Владимирович не дожил до 63-й годовщины Великой Победы. Кавалер ордена Ленина, двух орденов Боевого Красного Знамени, двух орденов Красной Звезды, ордена Отечественной войны I степени, ордена Богдана Хмельницкого и 18 медалей прожил достойную жизнь. И дай Бог, чтобы в каждой семье так же бережно хранили память о своих отцах и дедах, защищавших нашу Родину. Пока мы о них помним — они с нами!

Метки:
baikalpress_id:  34 703
Загрузка...