Молитва матери

Ветеран из Оека Иван Шепенков считает, что от пули его уберегла молитва, которую он хранит до сих пор

Иван Степанович Шепенков всю свою жизнь прожил в Оеке. Разумеется, кроме нескольких лет, когда он воевал. Военное эхо докатилось и до сибирской глубинки. Далеко на передовой взрывались мины, а в Оеке взрывотехники пытались демонтировать местную церковь.

— Я совсем мальчишкой был, но помню, как выгоняли людей из избушек, находящихся рядом с церковью, чтобы при взрывах никто не пострадал. Рядом с церковью и бабка моя жила, матери мать. Так она уперлась, сказала: «Никуда не пойду из дому! Если взорвут церковь, пускай и я с ней пропаду», — рассказывает Шепенков.

Все обошлось благополучно, и церковь сохранилась. Но колокола с нее все же сняли и увезли на переплавку для изготовления гильз. На фронт Иван Степанович ушел в семнадцать лет, успев за три месяца, как он сам выразился, «бегом» получить в улан-удэнской учебке специальности шофера и телефониста. Воинское подразделение, в котором служил Шепенков, было направлено на 2-й Украинский фронт. В наступательных действиях продвигались тремя эшелонами. Шепенков был в первом эшелоне, который принимал на себя самый тяжелый удар. Затем первый уступал место второму, а второй — третьему эшелону. Такая тактика давала войскам время и возможность для передышки и совершенствования необходимых воинских умений.

Навыки телефониста пригодились солдату при выполнении особо важного задания, за которое Иван Степанович награжден орденом Красной Звезды. Необходимо было установить наблюдение за маневрами крупных фашистских соединений. Задание было опасным, так как выполнялось в непосредственной близости от немецких позиций.

— Мне капитан говорит: «Пойдешь со мной?». Я парень бойковатый был, «пойду!», отвечаю. Капитан занимался наблюдательной оптикой и разметкой карт. А моей задачей было обеспечить зуммерную телефонную связь с нашими. Подобрались мы к расположению немецких частей. Пару дней проработали, передавая сведения своим. И вдруг неожиданно связь прервалась! Кто-то нас засек. Капитан отправил меня проверить, в чем дело. Прошел я по нашему проводу. Долго не мог обрыв найти. А там, помню, трава высокая была. Поднял голову — вижу, кто-то вроде мелькнул. Потом еще. Гляжу — какой-то вражина провод наш в сторону, в сторону и маскирует. Ну, тут мне все ясно стало. Снял я автомат, поставил его на одиночный режим, выстрелил. Тот упал. А я быстро в обход пополз — кто знает, может, их там много? Нашел подстреленного, обыскал его. Он оказался предателем, полицаем, работавшим на немцев. Потом наладил связь и отправился обратно, — вспоминает Иван Степанович.

 За смелость и отвагу, проявленные в наступательных боях, Шепенков награжден также орденом Славы третьей степени. В одном из боев Иван Степанович был контужен и получил ранение.

— Я в отделении еще и пулеметчиком был. Так мы приспособили к пулемету Горюнова с пулемета другого типа часть деталей и передвижку — удобно, комвзвода доволен был. А тогда немцы с особым настырством наступали. И почему-то по часам. Как двенадцать — так они начинают. Шестиствольный миномет у них, зверская штука. Но и мы отвечаем, второй номер наш еле успевает наматывать ленты. И тут немцы как шарахнут: раз, другой! Точно по траншее. Осколками мне по темени, как граблями, разбороздило. Дальше не помню. Засыпало нас в траншее, — говорит Шепенков. С тех пор у Ивана Степановича один осколок так и остался в голове, над глазом. Врачи сказали, что оперировать нельзя. Иначе можно задеть нерв, и тогда будет потеряно зрение. Иван Степанович считает, что от гибели его спасала молитва матери.

— Вот она у меня, я до сих пор ее храню, — Шепенков вынул из пачки документов пожелтевший от давности листок. На листке красивым почерком написано:

«Молитва от пули». И дальше текст молитвы: «Благослови господи раба божия (имя кого читает) именем господним крестом животворящим на всякий час» и т.д.

— Мать сама-то неграмотная была. Но видно, попросила кого-то, чтоб ей написали. А когда меня на фронт забирали, дала мне эту молитву. С молитвой матери солдат Шепенков пробирался по горной тропе легендарного партизана Ковпака, освобождал Чехословакию и Польшу, брал города Бреслав и Люблин. С молитвой матери дошел Шепенков и до Германии, а после благополучно вернулся в родной Оек.

Метки:
baikalpress_id:  34 680