Култук — поселок на Байкале

Окончание. Начало в № 16

В 2007 году Култуку исполнилось 360 лет. За это время из казачьего зимовья он превратился в современный поселок с населением около 6 тысяч человек.

Предвоенные годы

За 1916—1940 годы в Култуке был построен ряд баз: курорта «Аршан», «Нефтяная», «Тункинская», «Окинская», Скотимпорта, Заготзерна, Заготживсырья, потребкооперации, Военного дивизиона, дорожного отдела. Начали работать новые цеха на мясокомбинате; экспортно-импортные склады, административные здания, гараж и цеха для ремонта автотранспорта в Совмонгтувторге (СМТТ). В поселке были сданы в эксплуатацию двухэтажные дома, магазины, детские сады, столовые, вторая школа и Дом культуры. Активно строились дома частного сектора.

Первый катер

Виктор Гаврилович Демин, бывший председатель колхоза «Коминтерн», рассказал нам о местных умельцах, которые стояли у истоков строительства флота, необходимого в то время для добычи рыбы и нерпы на Малом море. За воплощение этой идеи взялся Василий Васильевич Сороковиков. Так, в 1936 году без чертежей был заложен катер.

Сороковикову пригодился опыт, который он приобрел на японских верфях, где находился в плену в 1904—1905 годах. Там строили малотоннажные корабли. Основными его помощниками были мастера столярного дела Клавдий Какоулин и Перфил Шехин. В 1939 году катер, который построили култукские Кулибины, был спущен на воду с названием «Байкал». Пропорции его силуэта, параметры палубной застройки отвечали всем нормам кораблестроения. В 1940—1942 годы «Байкал» активно эксплуатировался при добыче рыбы и перевозке пассажиров Култук — Слюдянка.

В военные годы патрульную службу на Байкале, преимущественно вдоль Кругобайкалки с ее многочисленными тоннелями, несла эскадра морских охотников с Тихого океана. Командир этой эскадры, увидев катер-красавец, стоявший на рейде в Култуке, обратился к председателю колхоза: «Продай!» В ответ услышал: «Не продается».

Тогда командир обратился в райком с просьбой оказать давление на председателя. Обстановка тогда была сложная, на восток от Иркутска проезд граждан на всех видах транспорта разрешался только по «визе № 1», с отметкой в паспорте. Воинский контроль был строгий повсеместно. И в этой ситуации военной патрульной службе необходимо было иметь дополнительные суда. Председателю пришлось уступить. Катер был продан за 40 тысяч рублей.

Новым путем

Невероятно, но факт: в тяжелые военные годы (1941—1945) рост поселка был активным. Это связано с большим объемом экспортно-импортных перевозок по линии советско-монгольской торговли и в значительной мере со строительством новой железной дороги Култук — Иркутск. Ее строительство форсировалось. Мы видели и помним, как велись эти работы в Култуке.

Уже в 1941 году в Култук из Москвы были эвакуированы инженерно-технические работники Московского метростроя и объединения Внешторг. Первые — для строительства тоннелей № 1 и № 2 по новой железной дороге, а вторые — для укрепления кадров в СМТТ. Затем для строительства новой железной дороги прибыли из других регионов СССР инженерно-технические работники, значительное количество рабочих-землекопов и железнодорожные строительные войска с необходимой техникой. Было построено много жилых домов, военных казарм и палаток, а также мастерские по ремонту и обслуживанию техники.

В районе поселка Култук прокладка железнодорожного пути проходила в очень сложных горно-таежных условиях. Было пройдено два протяженных тоннеля, многочисленные крупнообъемные выемки, отсыпка высоких насыпей через долины рек Горная, Медлянка, Средняя Дорожка и др.

Памятны многочисленные мощные взрывы крупных выемок, когда население Култука эвакуировали в безопасные места, или даже в г. Слюдянку, или с. Быстрое. Самым пагубным и разрушительным был взрыв выемки вблизи Култукского серпантина. Стекла в окнах и кирпичные трубы печей многочисленных домов были разрушены.

В нашем доме по улице Октябрьской взрывной волной вырвало даже внутреннюю раму, а на улице Пушкина был полностью разрушен новый дом Ивана Ильина. Многие жители говорили — это неспроста, памятуя о том, что при постройке дома хозяин использовал материал Култукской Никольской церкви, которая была разрушена в первые годы советской власти — в период борьбы с опиумом для народа.

Помимо строительства основного железнодорожного пути были построены дополнительные тупиковые железнодорожные пути к объектам Стройки № 12, к складам СМТТ, мясокомбината, Заготзерна, к скотским хашанам и на нефтебазу.

Военное лихолетье

Маневровой работы местного значения на станции Култук было ежедневно много, а по магистральному пути на восток и на запад шли круглосуточно грузовые и пассажирские поезда через каждые 10, 15, 20 минут. Нагрузка на работников железной дороги была большая, трудились по 12 часов. Это хорошо запомнилось по усталости моего (Анатолия. — Ред.) отца и его коллег. Мой отец, Николай Андреевич Демин, в военные годы работал сначала дежурным по станции, потом начальником станции Култук, отвечая за движение поездов транзитного и местного значения.

В эти лихие годы в поселке выживали в основном за счет подсобного хозяйства и щедрых даров тайги и Байкала. Трудились все — от мала до велика. Но самые большие тяготы, конечно, легли на плечи женщин. Она шофер и тракторист, грузчик и пахарь, свинарка и доярка, повариха и портниха, дровосек и косарь и, естественно, жена и мать. До сих пор сохранилось в памяти, как женщины-грузчики (Мария Николаева, Галина Пашнина, Татьяна Федотова и др.) носили на своих спинах мешки с сахаром, мукой, цементом, тюки шерсти, кожсырья и др., занимались заготовкой дров, а также возили тяжелые тачки с грунтом.

Многие дети начинали работать на производстве уже в 14—16 лет. Так, в нашей семье старший брат Виктор до призыва в Красную армию трудился слесарем в энергопоезде Стройки № 12, брат Виталий (15 лет) — токарем в Слюдянском железнодорожном депо, брат Юрий (15 лет) — жестянщиком в СМТТ, сестра Лидия (16 лет) после 9-го класса — лаборантом в Заготзерне. Я начал косить траву литовкой (косой) в 9 лет (в 1943 году).

Траву косили мы тогда с мамой. Работали не на доброй ровной поляне, а на калтусе, где сплошные кочки, между ними грязь и вода; или среди кустов на склонах, вблизи поселка, или за 7—8 километров от Култука. Все сено вывозили на тележке или зимой на санях, запрягаясь в них, как лошадь. Автомашин или лошадей для этой работы взять или нанять было невозможно. Примерно такая же ситуация сложилась в большинстве многодетных култукских семей.

В школе в военные годы были свои трудности. Не было новых учебников, настоящих тетрадей, чернил. Мы писали на старых книгах или газетах, а чернила готовили из марганцовки. Дети помогали пилить и колоть дрова для отопления школы. Осенью помогали колхозу «Коминтерн» в уборке урожая. В те тяжелые голодные годы ученики посадили у школы деревья. Они сохранились до сих пор вдоль улицы Школьной. Деревья, посаженные мною в 1943 году, я приветствую в каждый приезд на свою малую родину.

Еще я помню, как со слезами читали письма с фронта. Особенно тяжелые воспоминания связаны с «черными письмами» — похоронками. Уже в самом начале войны из култучан погибли Александр Алексеевич и Иннокентий Алексеевич Бачины, Борис Георгиевич Асламов, Афанасий Павлович Нефедьев, Николай Васильевич Пашнин, Василий Петрович Семенов. Это было всеобщее култукское горе.

В военные годы среди людей не чувствовалось озлобленности, обиды, зависти. Всех объединяли тяготы жизни, семейные проблемы, а главное — все для фронта, все для победы. Школьники вместе с учителями и матерями готовили кисеты, теплые носки, рукавицы, шарфы, носовые платки и отправляли их на фронт солдатам, писали им письма и ждали от них весточки. Ежедневно все внимательно слушали сводки Совинформбюро о боевых действиях на фронте и с грустью или с радостью ставили флажки на географической карте в зависимости от того, отступали или наступали наши войска.

Култучане стремились помочь фронтовикам не только делами, но и своими заработанными тяжким трудом деньгами. Они их собирали или приобретали облигации государственного займа для производства вооружения для Красной армии. В связи с этим в Култук пришли три правительственные телеграммы с благодарностью, подписанные И.В.Сталиным и опубликованные в районной газете «Ленинское знамя» 28 мая 1943 года, 16 августа 1943 года и 21 мая 1944 года.

Култучане на фронте

В блокадные дни под Ленинградом сражался мой дядя, Николай Андреевич Демин. Он был несколько раз ранен. Все трудности вынес, пережил, остался жив и вернулся после войны в родной Култук. Его рассказы о блокаде Ленинграда — потрясение: солдаты гибли не только при бомбардировках и артобстрелах, но от голода и холода.

Култучане в тяжелые дни 1941 года защищали Москву под командованием нашего земляка, дважды Героя Советского Союза генерал-лейтенанта А.П.Белобородова. Я был свидетелем многих рассказов фронтовиков о тяжелых боях под Москвой, о труднопроходимых болотах Белоруссии, о штурме Кенигсберга. Памятен рассказ Ивана Кузьмича Семенова об эпизодах, за которые он награжден орденом Красной Звезды. В разгар боевых действий у одной артиллерийской батареи кончились снаряды.

Немцы активно атаковали и продвигались вперед. Наш земляк получил задание от командира срочно на автомашине подвезти снаряды артиллеристам. Он до конца своих дней удивлялся — как уцелел и как не взлетел на воздух в этой страшной перестрелке. Снаряды рвались кругом. Он, нажимая ногой на газ, летел по бездорожью. Задание командира выполнено. Снаряды артиллеристам доставлены. Атака немцев отбита.

Орденами Красной Звезды были награждены также и П.М.Ситников, В.В.Пашнин и И.К.Федотов. Политрук старший лейтенант Иван Кузьмич Федотов вспоминал такой эпизод. При освобождении Белоруссии надо было обойти немцев и ударить по ним с тыла. Войсковое подразделение под руководством култучанина почти целый день пробиралось по Пинским болотам.

Шли по калено, а иногда и до пояса в воде и грязи, со всем снаряжением и боеприпасами. В этом тяжелом марш-броске они измотались, устали, проголодались, но, как только вышли на боевой рубеж, сразу же вступили в бой. Удар для немцев стал неожиданным, они активно сопротивлялись, но были уничтожены. Боевая задача выполнена. В этом бою Иван Кузьмич был ранен в правую руку и бедро.

В госпитале из бедра извлекли желтого цвета осколок, который он хранил в своем кошельке до конца своей жизни. Шрамы на руке и бедре постоянно напоминали ему о сражениях в Пинских болотах Белоруссии. Многие фронтовики вернулись в Култук с тяжелыми ранениями. Их подвиги отмечены медалями и орденами. Заслуженные награды до сих пор не вручены култучанину Алексею Семеновичу Кириченко. Поиск его продолжается. Вот что пишет о нем заслуженный учитель Литовской ССР П.Фролов:

«Старший лейтенант А.С.Кириченко был командиром первой пулеметной роты 132-й стрелковой Бахмачской Краснознаменной дивизии. В сентябре 1943 года во время наступления в Козелецком районе Черниговской области дивизия вышла к Днепру. Чтобы переправить на противоположный берег артиллерию и минометы, необходимо было захватить плацдарм и под его прикрытием навести паромную переправу. С первым взводом за реку в ночь на 24 сентября 1943 года был переправлен десант во главе с А.С.Кириченко.

С ними было шесть станковых пулеметов и большое количество патронов. В ходе разгоревшегося боя гитлеровцев оттеснили от реки на два километра, что позволило всей роте переправиться через Днепр и организовать оборону. Рота оттянула на себя основные силы и внимание противника. Она дала возможность передовым подразделениям дивизии успешно форсировать Днепр. Командир роты А.С.Кириченко за успешное форсирование Днепра и захват плацдарма Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 июня 1944 года награжден орденом Ленина. Кроме этого, 9 сентября 1943 года за отличия в боевых действиях он отмечен орденом Красной Звезды».

Было больно узнать, что бывший педагог Култукской школы старший лейтенант Анатолий Иосифович Корнелюк и Николай Георгиевич Асламов прошли с боями от самого начала и до конца войны и погибли. Один — 30 апреля 1945 года, а второй — от злодейской пули бандеровца, 22 мая 1945 года. Култучанам, павшим за свободу и независимость нашей Родины, в Култуке на Байкале поставлен обелиск, на котором увековечено 108 имен.

* * *

В военные годы п. Култук жил активной жизнью: в поселке было четыре поселковых клуба, Дом культуры и солдатский клуб. Солдатский клуб находился в районе остановки электрички «Земляничная». Вся детвора бегала туда смотреть фильмы. Этот клуб мы называли «На сопках». Солдаты пускали детвору бесплатно и относились к нам очень тепло.

Перестройка

В послевоенные годы в связи со строительством Иркутской ГЭС в п. Култук с улицы Набережной вдоль Байкала все государственные постройки (административные здания и склады райпо), а также дома частного сектора были перенесены в другое место, где ранее были пашни колхоза «Коминтерн». На этом месте были построены база райпо, магазины, столовые, двухэтажное здание Култукской школы и двухэтажное здание-интернат для приезжих учащихся, а также многочисленные дома частного сектора с новыми названиями улиц (Мира, Матросова, Дыбовского, Школьная, Партизанская и др.).

Кроме этого, были созданы новые предприятия: лесосплавное, коопзверопромхоз и «Мрамор» (изготовление памятников). Созданы базы: геологических экспедиций (Боксонская, Ильчирская, Восточно-Саянская, Забзолоторазведка и др.), заготовки древесины (Казахлес, Узбеклес), построены на Байкале два причала для судов с башенными кранами, очистные сооружения на мясокомбинате, установлены дополнительные крупнообъемные емкости для ГСМ на нефтебазе, а в СМТТ (новое название — Автовнештранс) пополнился новыми грузовыми машинами для перевозки экспортно-импортных грузов.

Все население поселка работало и не испытывало затруднений в трудоустройстве. Горбачевская перестройка и ельцинские реформы негативно сказались на жизни Култука. Больно видеть малую родину такой, какой она предстает перед нами в начале XXI века: предприятия развалены или ликвидированы, дома ветшают, новостроек нет, нет работы! В Култуке не работает ни одно из градоформирующих предприятий. Молодежь покидает поселок.

В нем нет ни одного клуба — это яркий показатель его неблагополучия. На общем неблагоприятном фоне жизни поселка выделяются коллективы Култукской школы и школы искусств. Гордость Култука — детский инновационный центр «Лазурит», представленный ассоциацией детских клубов. Руководит этим центром замечательный педагог Сергей Викторович Снопков.

Здесь удовлетворяют жажду знаний ребята с разными увлечениями — те, кто бредит археологическими находками, минералогическими кладами и вулканами Южного Прибайкалья, кто интересуется эндемиками Байкала, кто погружен в мир топонимики родного края и др. Учащиеся регулярно выступают с докладами на конференциях в Култуке, г. Слюдянке, г. Иркутске и даже в г. Москве. Они заслуженно становились лауреатами и неоднократно награждались грамотами и подарками.

На базе Култукской школы с 1999 года ежегодно проводятся научно-просветительские чтения имени Б.И.Дыбовского. В этих чтениях принимают участие школьники, студенты, краеведы, литераторы, педагоги, представители администрации п. Култук, г. Слюдянки и ученые. Выступления посвящаются вопросам образования, культуры и истории Южного Прибайкалья. Чтения включают выставки детского творчества, встречи юных краеведов, экологов, археологов и журналистов п. Култук с учеными, писателями, поэтами. Самоотверженная работа этих просветительских коллективов вселяет веру и надежду, что поселок вновь воспрянет.

Итак, поселку Култук — 360 лет! Его становление и развитие в значительной мере связано с тремя этапами строительных работ в Южном Прибайкалье: почтового тракта через хребет Хамар-Дабан (1797—1805 годы); Кругобайкальской железной дороги (1897—1915 годы) и новой железной дороги Култук — Иркутск (1941 — 1956 годы). Будущее поселка Култук — в развитии туризма.

P.S. Култукская железнодорожная платформа носит дьявольское название «Чертова гора». Только чиновники, не знающие истории своего края, могли до этого додуматься. Пора реабилитировать наше село и вернуть станции старое доброе имя. Станция расположена вблизи (300 м) Култукского вулкана (следы его деятельности можно обнаружить неподалеку), а также култукских новоселов — они переселились сюда (на место бывшей колхозной пашни) с ул.Набережной (у берега Байкала) в связи со строительством Иркутской ГЭС в 50-е годы прошлого столетия. Железнодорожную платформу можно назвать «Култукский вулкан», «Вулканическая», «Базальтовая» или «Новый Култук». Култучане сами должны решить этот вопрос.

В прошлом номере в статье о Култуке допущена неточность: переставлены местами имя и отчество, а также неверно указана фамилия одного из героев материала — Аркадия Георгиевича Коханского. Об этом нам сообщил его правнук Константин Вадимович Чудненко. Приносим свои извинения.

Метки:
baikalpress_id:  34 666