Култук — поселок на Байкале

В середине XIX века по чистоте и опрятности его сравнивали с Голландией и Норвегией

В 2007 году Култуку исполнилось 360 лет. За это время из казачьего зимовья он превратился в современный поселок с населением около 6 тысяч человек. Култук — слово тюркского происхождения, означает «тупик» или «морской залив». Этот привлекательный уголок Южного Прибайкалья всегда притягивал многих поселенцев, путешественников и ученых.

Аборигены и поселенцы

В середине XVII века в устье р. Култучной было срублено Култушное зимовье. Постройкой ведали государевы люди — казаки, во главе с Иваном Похабовым. Государевы люди собирали ясак с эвенков-кумкагиров (тунгусов), которые были в ту пору преобладающим населением в Прибайкалье.

В конце XVII столетия в Култуке появились поселенцы, которые не только промышляли в тайге и ловили рыбу, но уже занимались сельским хозяйством. Об этом свидетельствует карта (1701 г.) Семена Ремезова, на которой в долине р. Култучной показаны «...пашни по горам и по степям споваль». В середине XVIII столетия (1744 г.) в документах отмечено, что «...в деревне Култук проживало три женщины, три мужчины и девять детей», без указания их фамилий.

В 1773 г. в деревню Култук прибывают на поселение из Новгородской губернии Шелонин, Бурмакин; известна еще одна фамилия култучанина тех лет — Война (с ударением на первый слог). «Крестьянин Война обнаружил в валунах р. Карчи (ныне р. Слюдянка) лазурит и в 1783 г. передал эти образцы академику Э.Г.Лаксману». Эрик Лаксман тогда занимался поисками поделочных и цветных камней для украшения дворцов Петербурга.

В 1786 г. деревня Култук насчитывала уже 8 дворов. Об этом Э.Лаксман сообщает академику П.С.Палласу в письме: «...деревня на р. Култучной с восьмью дворами. В долине реки множество болотистых низин и лугов». Эти данные свидетельствуют о том, что деревня Култук первоначально была заложена не на побережье Байкала, а на р. Култучной.

Здесь были хорошие условия для строительства домов, луга для выпаса домашних животных, ловли рыбы в реке, удобные тропы для охотничьего промысла и добрые земли для хлебопашества. Этот участок ограничен в настоящее время железнодорожными мостами через р. Култучную старой (Кругобайкальской) и новой (горной) железными дорогами.

Новый Култук

В конце XVIII столетия жители деревни Култук жили за счет охотничьего промысла, ловли рыбы, хлебопашества и сборов даров природы. На развитие деревни Култук и на торговые отношения с соседними пограничными странами отрицательно влияло отсутствие дороги в условиях гор Байкала. В судьбе деревни Култук большую роль сыграл указ Екатерины II о начале строительства почтового тракта через хребет Хамар-Дабан (1796 г.).

Во время этих строительных работ Култук оказался перевалочным пунктом, где решались вопросы найма рабочей силы и снабжения строителей материалами и продовольствием. Это привело к появлению в деревне новых поселенцев. Так, в Култук прибыли Гавриловы из Калужской губернии, а из станиц Дона — Асламовы, Бачины, Демины, Кобелевы, Мясниковы, Сороковиковы, Шульгины, которых нередко называли здесь челдонами, т. е. прибывшими сюда на челноках с Дона.

Новые поселенцы стали активно обживать здесь земли. В эти же годы возникла необходимость осваивать новую территорию вдоль берега Байкала, ведь значительная часть грузов стала поступать водным путем, по озеру. На берегу Байкала были построены причал для судов и дома новоселов. Так появился Новый Култук. И уже к 1823 году вдоль побережья Байкала стоял стройный ряд домов.

Об этом путешественник Алексей Мартос пишет: «Селение лежит при западном окончании моря. Култук построен правильно, в нем 21 дом; одна улица расположена параллельно изгибу моря. Култукские окрестности заслуживают кисти художника Вернета, страстного любителя подобных приморских видов. Кедры величавые осеняют соседственные горы... Култук, к чести жителей и местного начальства, содержится в такой опрятности, которую можно найти в опрятностях Норвегии и Голландии. Жители имеют изобильное хлебопашество и рыбные промыслы. Омули, сиги, хариусы и налимы водятся во множестве».

Священник Чуринов

Приобщать к грамоте детей култучане начали в конце XIII — начале XIX столетия. Родители в складчину (5—10 семей) нанимали беглых каторжан, которые обучали детей письму, чтению, счету. Занятия проводились в домах родителей поочередно. Труд учителя оплачивался продуктами и одеждой. Нередко педагог своих непослушных учеников «воспитывал» подзатыльниками или бичом.

В середине XIX столетия (1852 г.) началось организованное бесплатное обучение детей при церкви. Дети изучали Библию, Евангелие, Часослов. За неуспеваемость нерадивых ставили голыми коленями на горох или наказывали тумаками или линейкой. Церковь Култука в образовательный процесс внесла весомый вклад. Так, памятен култучанам священник Иннокентий Иванович Чуринов. С его участием на сходке решался вопрос о строительстве новой школы. Строительный материал для нее заготовили култукские крестьяне, деньги выделила казна, а строили ее рабочие Кругобайкальской железной дороги. В фундаменте школы, у парадного входа, был установлен памятный камень с надписью «1902 г. при Чуринове».

Первые исследователи

Эрик Густавович Лаксман был первым исследователем Южного Прибайкалья, как уже было упомянуто выше. Впервые Култук он посетил в 1766 году, а затем в 1784—1787 годах. Здесь он проводил поиски драгоценных и поделочных камней, открыл минералогический клад, месторождения лазурита и флогопита, описал мир животных и растений Южного Прибайкалья. В 1786 г. при добыче лазурита (для отделки дворцов Петербурга) на р. Талой он построил поселок, который култучане называли его именем — Лаксмана.

Эрик Лаксман был многогранным человеком, и влияние его деятельной натуры ощущается до сих пор. Так, собирательное слово «черепановские», которое и ныне в ходу у старожилов поселка, вероятно, тоже связано с ученым. В музее Култукской школы демонстрируются различные глиняные горшки, черепки, сосуды, крынки и др. По археологическим данным, эти изделия начали изготавливать около трех столетий назад.

Возраст исторических находок и позволяет предположить, что култучан научил гончарному производству Эрик Лаксман, который, как достоверно известно, в Иркутске изготовлял подобную глиняную посуду (с обжигом) для своих хозяйских нужд. В эти же годы он многократно посещал Култук.

Гончарным производством в Култуке занимались длительное время. Глиняную посуду обжигали и наши (авторов. — Ред.) предки — Демины, получившие прозвище «черепановские», или «черепки». Так, моя (Анатолия. — Ред.) мама в определенных обстоятельствах, в порыве гнева, могла сказать папе: «Помолчи, «черепок»!

После Лаксмана Григорий Маркианович Пермикин продолжил поиски самоцветов в Южном Прибайкалье. В 1852 году он открыл уникальное Малобыстринское месторождение лазурита и организовал его добычу. Лазурит доставляли в Култук, где обрабатывали, а затем отправляли в Петербург для отделки дворцов. В поселке Пермикин поставил дом, дополнительные постройки, в которых хранил и резал драгоценные камни. Добыча лазурита продолжалась до 1865 года. Вскоре свой прекрасный дом Пермикин сдал в аренду Бенедикту Дыбовскому.

Бенедикт Иванович Дыбовский с товарищами по ссылке — В. Годлевским, В.Ксенжапольским и С.Вронским — занимался изучением Священного озера с 1868-го по 1872 год. За описание байкальских животных и растений, исследование организмов, живущих в Байкале, он был награжден золотой медалью. Дыбовский первым сделал засечку для будущих наблюдений колебания зеркала воды Байкала и тектонических подвижек берега озера. Бенедикт Иванович любил Култук, а култучане его уважали за отзывчивость, внимание и добрые советы.

Иван Дементьевич Черский нередко навещал в Култуке Бенедикта Дыбовского. Черский — составитель первой геологической карты прибрежной части Байкала. За этот труд он награжден большой золотой медалью. Ивану Дементьевичу очень нравился п. Култук, и он не скрывал своего желания здесь обосноваться навсегда. Нельзя не упомянуть о еще одном замечательном человеке — Георгии Аркадьевиче Каханском.

В 1897 году он окончил ветеринарное отделение Петербургского университета и был направлен в Култук на должность главного ветеринарного врача и начальника карантина, через который из Монголии гнали скот. Он принимал импортный скот из Монголии, осматривал местных коров и кобылиц до отела и после отела, лечил домашних животных, а также мужчин, женщин, детей и нередко принимал роды у рожениц. Кроме этого, он изготавливал приборы, при помощи которых постоянно вел наблюдения за погодой и сейсмичностью, опубликовал ряд статей о Култуке.

Каханский имел много книг, и ими пользовались многие култучане. Позднее он передал все свои книги в библиотеку Народного дома. В настоящее время в его большом красивом доме расположилась школа искусств, в ней занимаются многие дети поселка.

Это был самый уважаемый и почитаемый култучанами человек. Мы встречались с ним в Култуке в 1957 году, когда ему было уже более 80 лет. При встрече он рассказал нам, геологам, много интересного. Например, Георгий Аркадьевич стал очевидцем редчайшей природной катастрофы. В 1905 году в Монголии, южнее озера Хубсугул, он осматривал отару овец и гурт крупного рогатого скота, которых приготовили для перегона в Россию.

В это время в том месте, где он находился, произошло мощнейшее землетрясение. Георгий Аркадьевич и несколько монголов-скотоводов видели, как была активизирована и разверзалась вдоль Хангайского разлома земная кора и как в эти широкие расщелины падали овцы и другой скот. Следы этого природного катаклизма мне (Анатолию Демину. — Ред.) пришлось наблюдать в 1987—1989 годах, когда я работал начальником тематической геологической партии в Западной Монголии.

Памятные события

Строительство Кругобайкальской железной дороги способствовало не только росту населения деревни, но значительно повлияло на общественную жизнь. Надолго запомнился култучанам прием нового грандиозного железнодорожного моста на р. Крутая Губа. В праздничную программу кроме официальных церемоний был включен обряд освящения, который проводил священник Култукской Никольской церкви Иннокентий Иванович Чуринов. Моя мама, Екатерина Агафоновна Демина, часто вспоминала это событие: «...а мы с Груней (Аграфена Рязанова) пели в церковном хоре при освящении железнодорожного моста через р. Крутая Губа».

Другим памятным событием этих лет был сельский сход 1902 года, на котором председательствовал староста Куприян Ильич Поваров. Сход култукских крестьян целый день обсуждал вопрос о строительстве паровозного и вагонного депо в Култуке. Крестьяне хорошо понимали, что железнодорожные объекты будут построены на месте основных выгонов для крупного рогатого скота и лошадей, которых насчитывалось в деревне несколько тысяч.

В случае если эти депо построят в Култуке, поселок окажется в труднейшем положении — скоту бескормица! Сельский сход уговоры губернских чиновников не принял и проголосовал против строительства этих объектов в п. Култук. Данный вопрос был рассмотрен российским правительством. Аргументы крестьян были убедительными. Решением правительства строительство депо перенесли в долину р. Слюдянки, где сейчас находится железнодорожный узел. При строительстве Кругобайкальской железной дороги (1897—1915 гг.) были построены железнодорожная станция Култук, железнодорожный госпиталь, народный дом и церковно-приходская школа.

Продолжение в следующем номере.

Метки:
baikalpress_id:  9 342