«Таежный зов»: фестиваль охотников

Настоящим украшением нынешней, шестой по счету, Зимниады, несомненно, стал фестиваль охотников-профессионалов «Таежный зов». Он состоялся в середине марта на севере Иркутской области, в самом центре села Казачинского, прямо на льду протоки реки Киренги. В состязаниях, организаторами которых выступили компания «Спутник-Байкал», администрация Казачинско-Ленского района и областное агентство по туризму, приняли участие восемь коллективов. Половина из них представляла различные организации села Казачинского. Конкуренцию хозяевам составляли гости из Ключей, Карама, эвенкийской деревни Вершина Ханды, а также команда «Барс», в составе которой выступали студенты Иркутской сельхозакадемии — будущие охотоведы.

Не в глаз, а в бровь

Открывал программу фестиваля конкурс «Биатлон»: на широченных охотничьих лыжах, подбитых снизу мехом, участникам предстояло пробежать по снежной целине около 100 метров, а затем произвести пять прицельных выстрелов. Стрелять вот, правда, пришлось из непривычной для настоящего промысловика пневматической винтовки, больше известной под названием «воздушка».

«Баловство, а не стрельба», — улыбались охотники. «Техника безопасности превыше всего», — разводили руками организаторы. Мишени были сделаны на манер настоящего биатлона (выпиленные в дощечке пять кругов закрыли жестью), вот только механизм их открывания срабатывал не всегда, пулька-то слабенькая. Судьям пришлось достаточно долго изучать все мишени, чтобы вынести окончательный вердикт: лучшим биатлонистом назван Алексей Кутимский из команды Россельхознадзора.

— Что касается меткости, то был у нас один забавный случай, — рассказывает житель села Казачинского Валентин Демин. — Живет в эвенкийской деревне Вершина Ханды охотник Петя Чертовских, и как-то раз пригласили его на большую охоту с участием высокопоставленных гостей из Иркутска и других городов области. Увидели сохатого метров за шестьсот. Далековато, конечно.

Но Петя парень веселый, ну и говорит: «А дайте-ка я стрельну!» Да еще и бахвалится: «Я ему сейчас в глаз попаду». Выстрелил — зверь упал. Пошли смотреть, и что бы вы думали — пуля попала лосю не в глаз, а в бровь. Петя сокрушается: «Ах черт, обвысил маленько!» Горожане приняли все за чистую монету и давай удивляться да расспрашивать, как это Пете удалось наловчиться так метко стрелять — зверь ведь с такого расстояния в прицеле меньше спичечного коробка. Только вечером, когда сели ужинать, наш балагур признался, что просто жахнул из ружья наудачу... И вишь как свезло — прямо в бровь.

Биатлон с медведем

А вот у опытного промысловика Владимира Сафонова, выступавшего на фестивале за команду Казачинско-Ленского райпо, однажды такой «биатлон» приключился, что до сих пор при одном упоминании о нем мурашки по коже пробегают.

— Идем мы с сыном, у меня карабин СКС — 10 патронов в обойме. И вдруг смотрю — несется на нас по тропе медведь. Я в запарке выстреливаю ему за считанные секунды всю обойму в область головы и продолжаю машинально нажимать на курок, хотя понимаю, что патроны уже кончились. К счастью, зверь рухнул буквально в двух-трех метрах от нас. При этом голова медведя представляла собой кровавое месиво.

Всего же на счету Владимира Сафонова 14 загубленных медвежьих душ. Он охотник с более чем тридцатилетним стажем. Долгое время промышлял в гольцах на границе Иркутской области и Республики Бурятия, затем работал в Ханде с эвенками.

— Раньше охотничий промысел кроме морального удовлетворения приносил еще и вполне осязаемые материальные блага, а в наше время он становится невыгодным делом, — считает Владимир Сафонов. — Закупочные цены каждый год падают. Дошло до того, что цена беличьей шкурки сейчас практически соответствует стоимости одного патрона. То есть для промысловика белка в денежном эквиваленте — это ноль. Цена соболя тоже едва окупает те траты, которые несет охотник, добывая зверя. В такой ситуации многие опытные таежники просто уходят на более спокойную и стабильно оплачиваемую работу. Собирается завязать с охотничьим промыслом и сам Владимир Кузьмич. Хотя сил и умения для успешной работы в тайге у него еще хоть отбавляй, что он лишний раз доказал и на фестивале «Таежный зов», став лучшим в конкурсе «Насторожка капкана в снегу».

Изюбр о двух ногах

Хорошую понягу никакой, даже супернавороченный, рюкзак не заменит — это вам скажет любой охотник. С виду простейшее приспособление с веревочками («носилка из лучков на спину» — это по словарю Даля), но, по признанию профессионалов, на охоте вещь незаменимая. Прикрепить к ней можно что угодно — и провиант, и топор, и небольшой охотничий трофей. При этом сама потяга практически невесома и идеально подогнана по спине владельца. Увязка потяги и бег с ней на лыжах стали еще одним испытанием на фестивале охотников. Безоговорочную победу здесь одержали потомственные промысловики — представители Хандинской эвенкийской общины Тимофей Чинагин и Василий Городилов.

— Кстати, с потягой связана одна история, которая едва не завершилась трагически, — вспоминает Валентин Демин. — Все с тем же Петром Чертовским пошли мы как-то зверовать. После Нового года дело было. Я отправился в одну сторону, он — в другую. Когда уже пришла пора возвращаться, я вдруг замечаю, что вдоль речки за ерником идет изюбр. Ну я встал наизготовку, прицеливаюсь из карабина и жду.

И вдруг в прогале вижу, что зверь-то на двух ногах! Это Петр добыл изюбра, вырубил рога и прикрепил их к потяге. И нет чтобы вниз их направить — а он ради смеха вверх ветвями их привязал. Сейчас вроде смешно, а тогда не до веселья было. Чуть человека не пристрелил! Хорошо — паузу выдержал... Ох и высказал я ему тогда. А ему все нипочем. Балагур — одно слово!

Гори, гори ясно

Умение развести в лесу костер — великое дело. Иной раз от этого зависит не просто здоровье — жизнь таежника.

— Как-то на охоте вышел на меня олень, просто красавец — рога такие богатые! Ну, думаю, знатное чучело будет, — рассказывает Павел Мельников, председатель Казачинско-Ленского общества охотников и рыболовов. — А я в маскхалате, на лыжах, с карабином. Аккуратненько снимаю с себя все лишнее и жду, когда табун пойдет. Олень ведь животное коллективное. Но этот зверь пару раз взглянул на меня — и деру обратно в лес! Я за ним рванул. Уже потом мне эвенки рассказывали, что есть олени-одиночки и за ними ходить бесполезно. Но я-то этого тогда не знал — полдня за ним бегал.

В итоге вышел на Лыксаву, местность такая недалеко от Хандинской общины. Ветрина, холод собачий, а я в одной курточке. Вокруг только листвяк да ерник. Костер разжечь — целая проблема. И если бы не хороший топор, который всегда со мной, то даже и не знаю, чем бы эта история кончилась. А так исхитрился как-то, развел огонь. Главное в этом деле — создать температуру, чтобы «ладья» (большое бревно) начала гореть. И тогда все — жизнь продолжается!..

— Кипит, кипит, уже булькает! — этот крик прервал повествование. Дело в том, что разговор наш происходил во время очередного испытания, судьей которого как раз и был Павел Александрович.

От конкурсантов здесь требовалось вскипятить пол-литра минералки в чистом поле в условиях порывистого ветра. При этом в распоряжении у них были лишь топор, чурка да спички. Первым с заданием справился Николай Антипин из команды Казачинско-Ленского райпотребсоюза. Ближайших конкурентов опытный таежник оставил далеко позади. Кстати, некоторым участникам задание это и вовсе оказалось не по зубам — им даже костер не удалось разжечь.

У студентов нашлась своя Вершина

Настоящим умельцем показал себя Георгий Саженов из команды Россельхознадзора — одинаково хорошо он может выделывать и беличьи шкурки, и фигуры высшего пилотажа на снегоходе. Именно в этих конкурсах ему не было равных. Успехи Георгия во многом предопределили победу его коллектива на фестивале в целом. В заключительном испытании, где участникам предлагалось запрячь коня, а затем всей командой совершить по снежному стадиону своего рода круг почета, «надзорщикам» нужно было просто добраться до финиша. Что они и сделали без особого напряжения.

Отметим, что под занавес фестиваля сумели хлопнуть дверью и «практиканты» — студенты Иркутской сельхозакадемии. В умении управлять гужевым транспортом горожане заняли почетное третье место, причем лидерам — коллективам из поселка Карам и Казачинско-Ленского райпо — «Барс» уступил самую малость.

Успех будущих охотоведов объясняется достаточно просто: запрягал коня и управлял им капитан команды Валерий Кузнецов, уроженец эвенкийской деревни Вершина... Нет, не Ханды, а Тутуры, что в Качугском районе. И такого вида работу Валеру, как он сам признался, научили выполнять еще в детстве.

* * *

Как уже было сказано, по итогам всех семи испытаний чемпионом «Таежного зова — 2008» стала команда Россельхознадзора. На втором и третьем местах сборные муниципальных образований — Карама и Казачинского. Лауреатам фестиваля были вручены денежные премии и ценные подарки — топоры, спальники, фонари и другое снаряжение, которое всегда пригодится им в профессиональной деятельности.

На церемонии закрытия мэр Казачинско-Ленского района Николай Наумов поблагодарил участников состязаний за интересную и увлекательную борьбу, а также выразил надежду, что фестиваль «Таежный зов» станет традиционным и в будущем за его призы поборются не только местные охотники, но и промысловики из соседних районов — Жигаловского, Киренского, Усть-Кутского, Северобайкальского и других.

Метки:
baikalpress_id:  9 176