Шутка императрицы

Окончание. Начало в № 9, 10

Получив сообщение от Таси, кот Баюн задумчиво сморщился и, повернувшись к Дику, спросил:

— Ты что-нибудь знаешь про сапоги со шпорами?

— Конечно, нет. Сапоги — это больше по твоей части.

— Это почему?

— Да потому что собаки не носят сапог, а вот про кота в сапогах я что-то слышал.

— Хи-хи! — засмеялся Хихишка. — Представляю себе нашего Баюна в сапогах со шпорами!

— И вовсе не смешно. Я бы этому сказочному коту в сапогах поставил памятник, — почесав когтистой лапой за ухом, ответил Баюн.

— А мне можно сказать? — пискнул Мурысенок. — Я, кажется, видел сапоги со шпорами в нашем городе.

— Где?! — хором воскликнули кот Баюн и Дик.

— Однажды осенью мы с Тасей гуляли на набережной. Вот там и стоял большой дядя с саблей на боку, в сапогах со шпорами. А еще у него была борода, и стоял он на большой тумбочке.

— Ура! — закричал Дик. — Это памятник императору Александру III.

— Да уж, м-р-мяу... Интересно получается: весну закрыла в темнице Екатерина II, императрица, а это как-то связано с императором Александром III.

— Ха-ха, хи-хи! А я стишок придумал:

Императора придумали мультипликаторы, Побежал он на восток, Со скамейки слезть не мог.

— Мр-р-р-ак, просто мрак, — сказал кот Баюн, — такую чепуху ты придумываешь, Хихишка. В одном только ты оказался прав: памятник императору Александру III установили в нашем городе в благодарность за то, что он приказал построить железную дорогу на восток.

— Гав! Граждане сказочные и несказочные звери, мы опять заболтались, а нам действовать пора. Памятник совсем рядом. Побежали! А там сообразим, для чего нужны сапоги со шпорами.

— Согласен, — ответил Баюн.

Они легкой трусцой побежали в сторону набережной.

Зима разгулялась не на шутку. За ночь она успела насыпать столько снега, что зверушки продвигались с трудом, разгребая сугробы лапами. Бежать не получалось. Хихишка попробовал прыгать по снегу, но чуть не утонул и теперь вместе с Мурысенком занял свое обычное место на спине у Дика.

— Уф, — вздохнул Дик, — нам не помешала бы небольшая саперная лопатка.

— Нет, я согласился бы на большую лопату, которой дворники убирают снег, — отозвался кот Баюн.

— Это ты зря. Большую лопату носить с собой тяжело, а маленькая, солдатская, не помешает.

Дик от напряжения высунул язык, раскапывая сугроб. Вскоре они увидели едва освещаемую ближайшими фонарями высокую бронзовую фигуру императора Александра III.

— Пришло время передохнуть и подумать, — сказал кот Баюн, отстегивая свою любимую подушку и садясь на нее.

— Согласен, — ответил Дик, — присаживаясь на хвост и тяжело дыша. Хихишка и Мурысенок пристроились рядом с Диком.

— Итак, — важно сказал Баюн, — Тася велела нам искать сапог со шпорой. Это значит, что или сапог, или шпора является ключом к темнице, где заперли весну.

— Ф-ф-фу! Что-то я никогда не видел ключ в виде сапога, — фыркнул Дик.

— Мр-р, правильно, дружище!. Значит, шпора — это ключ.

— Только как мы этот ключ возьмем?

— У меня предложение, — поднял руку, как в школе, Хихишка, — мы с Мурысенком вскарабкаемся наверх и тихонько снимем шпору. Или еще: я рассмешу императора. Он захохочет, упадет на спину и будет ногами дрыгать от смеха. Шпоры свалятся, вы схватите одну и убежите. Ха-ха-ха!

— Нет, так не пойдет, — серьезно сказал Дик, — мы же честные звери. В это время раздался громкий хруст и скрежет. Друзья испуганно замолчали, пытаясь понять, что это за звуки.

Вдруг они увидели, как бронзовый император с хрустом расправил руки, потянулся и, повернувшись к зверушкам, громко спросил:

— О чем это вы шепчетесь, малыши? А ну-ка, подойдите ближе!

Громоподобный голос императора произвел на друзей такое впечатление, что кот Баюн просто замер на своей подушке, не в силах встать. Хихишка и Мурысенок, дрожа, прижались к Дику, словно в поисках защиты. Только бравый сеттер не испугался и смело сделал шаг вперед.

— Ваше величество, будьте добры, одолжите нам, пожалуйста, вашу шпору.

— Смелая просьба, очень смелая. Но зачем вам моя шпора?

И тут пришедшие в себя от испуга зверушки наперебой стали рассказывать императору об императрице Екатерине II, о весне и приключениях этой ночи.

— Хм-хм! Конечно же, это не порядок. Весна должна сменять зиму, весну должно сменить лето, а затем приходит осень. Никто не может изменить движение времени. Вероятно, моя прапрабабушка хотела пошутить. Но это плохая шутка.

На мгновение император задумался, а потом сказал:

— Так и быть, я дам вам свою шпору. Держите!

С громким скрежетом он нагнулся, снял шпору с правого сапога и бросил вниз. Дик поймал ее на лету, поклонился, и друзья помчались назад.

Добежав до здания поликлиники, Дик передал шпору Мурысенку и сказал:

— Давайте, малыши, карабкайтесь вверх. Нужно войти через чердачное окошко, там вас не ждут. Как вы потом спуститесь в подвал, мы не знаем, но очень на вас надеемся.

Через мгновение Мурысенок и Хихишка, помогая друг другу и цепляясь за выступы в стене, поднимались все выше. Добравшись до большого окна, они увидели Тасю и Медвежутку в большом зале, в окружении разгневанных призраков, которые, потрясая кулаками, что-то кричали.

Хихишка хотел было по своей привычке засмеяться, уж очень комично выглядела эта толпа странно одетых существ, беззвучно открывавших рты. Но что-то в этой картине было пугающее, и он передумал смеяться, а только тихонько пискнул:

— Похоже, Мурысенок, нам нужно торопиться.

— Угу, — только и смог ответить Мурысенок, потому что рот у него был занят шпорой.

И они с удвоенным усердием полезли к чердачному окну. Когда Гипсон старший привел Тасю и Медвежутку в зал, девочка вовсе не испугалась. Рядом был надежный друг — Медвежутка, и, кроме того, она была уверена, что Дик, кот Баюн, Хихишка и Мурысенок сделают все, чтобы помочь.

Гипсон подошел к императрице и, склонившись в поклоне, что-то зашептал, изредка показывая на Тасю. Бледное лицо императрицы покраснело, она гневно сверкнула глазами, встала и подняла руку. Музыка смолкла. Стало тихо.

— Возлюбленные мои подданные, — сказала императрица, — наши гости, просто девочка Таисия и медведь человекообразный Медвежутка, злоупотребили нашим гостеприимством. Они, воспользовавшись моим доверием, проникли в подвал и вознамерились освободить весну.

— Наказать их, наказать! Испепелить! Заточить навечно! — наперебой закричали призраки.

Императрица вновь подняла руку. Все замолчали.

— Я всегда правила строго, но справедливо, — сказала она. — Верные мои фрейлины, как бы вы поступили?

— Мы как вы, ваше величество, — присели в поклоне девушки.

— А как вы, Гипсоны? — продолжала императрица.

Братья и сестры Гипсоны переглянулись, и шаг вперед сделал старший брат.

— Ваше величество, — начал он, — поскольку наши гости так озабочены судьбой весны, предлагаю запереть их вместе, чтобы они и впредь могли наслаждаться общением друг с другом.

— Прекрасная идея, прекрасная! — императрица даже хлопнула несколько раз в ладоши. — Это будет второй частью моей шутки. Мы закроем их вместе с весной. Им никогда не выбраться, ведь ключ только у меня.

Она невольно коснулась украшения в виде звездочки, которое висело у нее на шее:

— Правда, существует второй ключ. Но им его никогда не найти.

— Ура! — закричали призраки. — Слава императрице! Слава!

В это время на площадку у входа в бальный зал выкатились Хихишка и Мурысенок. Ярко-оранжевый Хихишка в полосатых носочках и сине-зеленый Мурысенок на фоне бледных призраков не могли остаться незамеченными.

— Это что за непрошеные гости! — крикнула императрица.

— Мурысенок, беги в подвал, а я их отвлеку! — воскликнул Хихишка и смело бросился на середину зала.

— Что за смешные физиономии здесь собрались! — закричал он. — Ха-ха-ха, хи-хи-хи! Ты откуда взялся дядя? — Хихишка показал пальцем на купца Колтыгина. — Борода не стрижена, сапоги грязные — как смешно, хи-хи-хи!

Кто-то из призраков засмеялся вслед за Хихишкой, кто-то бросился его ловить. Образовалась давка, которая превратилась в кучу-малу, которую так любят дети. И уже трудно было разобрать, где императрица, где фрейлины, а где семья Гипсонов.

В это время, как и в начале бала, ударил колокол. Следом зазвенели серебряными голосами маленькие колокольчики. Освобожденная Мурысенком, в зал вошла весна, освещая все вокруг теплым светом. Призраки съежились, превращаясь в небольшие белые облака, и поплыли к форточкам. Еще через минуту сквозняк выгнал их всех на улицу, и они полетели-поплыли над городом, каждый к своему дому. Вдруг налетел ветер, который выдул-вымел весь снег с улиц, а его остатки растаяли утром на жарком весеннем солнце.

На барельефе императрицы опять красовались потеки талого снега. Рядом на ажурных решетках грелись на солнце голуби, а в ограде Знаменского монастыря неожиданно зацвел куст сирени.

— Что же ты так рано, еще не время, — прошелестела ему березка.

— Ну что же делать, если очень хочется. Весна пришла... — прошептал он. Тася вернула шпору Александру III. Он и сейчас стоит на набережной лицом на восток, с саблей на боку и в сапогах со шпорами. Никто и не догадывается, что шпоры у него непростые.

Загрузка...