Кого не любит милицейский спецназ?

Завтра,20 марта 2008 года, правоохранительные органы Иркутской области отметят 15-летие со дня рождения регионального СОБРа — специального отряда быстрого реагирования

Спецназ, СОБР — эти слова знают все, и, кажется, они существуют с давних-давних времен в нашем государстве. Однако это не так. В Приангарье свой СОБР появился лишь 20 марта 1993 года — ровно через 6 месяцев после того, как Борис Ельцин издал в октябре 1992 года указ о создании впервые в истории новой России специальных милицейских подразделений быстрого реагирования. Наш СОБР входил тогда в состав Восточно-Сибирского управления по борьбе с организованной преступностью. Возглавил его Владимир Трифонов, работавший одновременно одним из заместителей начальника Восточно-Сибирского РУБОПа. После него отрядом командовали Виктор Цибульскас, Юрий Карасев, Владимир Черных, Сергей Кондобаев. Полковник милиции Сергей Кондобаев и сегодня у руля иркутского спецназа. Правда, название подразделения теперь иное — ОМСН (отряд милиции специального назначения) ГУВД по Иркутской области.

«Сразу сбили спесь с бандитов»

Некоторые прежние командиры регионального СОБРа — в отставке, но живы-здоровы. Выйдя на пенсию по выслуге лет, работают в других местах — чаще всего в крупных коммерческих фирмах, холдингах и корпорациях. Оно и понятно: такие высококлассные специалисты на дороге не валяются, они востребованны. Вот и 52-летний Виктор Цибульскас, подполковник милиции, имеющий высшее юридические образование, сумел встроиться в новое рыночное время, возглавляет службу безопасности в одной акционерной компании. Работой доволен. А его жена Людмила, тоже милиционер, сотрудница управления уголовного розыска ГУВД по Иркутской области, в свою очередь довольна мужем.

— Тогда, в начале 90-х, в стране было смутно, тревожно, — рассказывает Цибульскас. — Это было время беспрецедентного передела собственности, мафиозных разборок. Часто и бесследно исчезали люди. По замыслу тогдашнего правительства, как я понимаю, вновь созданные региональные СОБРы должны были помочь силовикам остановить криминальный беспредел. В наш СОБР набирали лучших сотрудников из ОМОН, УИН, ВДВ, Пограничных войск. Как правило, за плечами у них был боевой опыт, полученный в Афганистане, Северной Осетии, Карабахе, Приднестровье.

Виктор Цибульскас пришел в этот элитный отряд через полтора года после его создания. Он работал тогда в Восточно-Сибирском РУБОПе — в отделе по борьбе с коррупцией. Работал хорошо. Был уже майором. Отдал службе в органах 16 лет. Потом попросился в СОБР. Его взяли без проблем. Командир СОБРа Владимир Трифонов назначил Виктора своим заместителем по работе с личным составом. Говоря проще, замполитом.

— Как прошел самый первый год работы в СОБРе? — спрашиваю моего собеседника. — Чем отряд занимался?

— Мы сразу сбили спесь с бандитов... Работы хватало. Освобождали, например, похищенных людей — тогда подобное было не редкость. Задерживали самих похитителей, организаторов этих преступлений. Однажды в предместье Рабочем повязали участников иркутского бандитского «сходняка» — то есть общегородской сходки лиц преступного мира. Их собралось на пустыре 70 человек. Стояло много автомобилей... Как только увидели, что пожаловал СОБР, побросали машины, ножи, пистолеты и бросились врассыпную.

— Сопротивление не оказали?

— Нет. Бандиты боялись СОБРа как огня. Они знали, что наши бойцы действуют быстро, решительно, жестко.

«Краповые» супербойцы

ОМСН — это, конечно, элита иркутской милиции. Но и в ней есть лучшие, непревзойденные, настоящие российские Рембо. Я говорю о «краповых беретах». Их в отряде немного, всего 12 человек. В том числе и сам командир — полковник Кондобаев. Именно им в первую очередь поручают выполнение самых сложных, опасных, неординарных операций.

Заместитель командира отряда полковник милиции Владимир Вострецов охарактеризовал их так:

— «Краповики» — суперподготовленные бойцы. С ними бывает непросто: они могут и возразить начальству, и покритиковать его. Могут поспорить, чего рядовой спецназовец себе не позволит. Что поделаешь — элита есть элита, — благодушно вздохнул он. — Иногда даже и покапризничают. Но без них нельзя. Без них наш боевой кулак будет значительно слабее.

Ежегодно, почти каждую весну и осень, несколько молодых спецов отчаянно пытаются вновь и вновь пробиться в элиту. То есть завоевать в упорной борьбе право носить краповый берет. Самое удивительное — этот головной убор не дает его обладателю никаких материальных благ.

Без сдачи испытательных экзаменов «краповиком» становятся лишь за очень большие личные боевые заслуги. Можно сказать, даже выдающиеся заслуги. Расскажу о Геннадии Петухаеве. Он недавно вышел в отставку, поэтому говорить о нем в печати можно.

Геннадий — низкорослый, как и большинство бурят, но крепкий, широкоплечий, натренированный — встретил меня радушно. Поначалу я его даже не узнал без спецназовской формы, без пистолета Стечкина на боку — таким привык видеть в здании ОМСН. Сегодня, на гражданке, он выглядит как обычный горожанин. Можно принять его за инженера, учителя или бизнесмена средней руки. И только строевая выправка, четко подтянутая спина и плечи выдают в нем человека военного, служивого.

Геннадий Петухаев родился в Усть-Куте в семье агронома. Поступил в ИСХИ, где в свое время учился его отец. Мать, сумевшая окончить заочно два института, а в перерывах между сессиями, экзаменами родить троих детей, не возражала против выбора сына. Геннадий в детстве много времени проводил со взрослыми на полях и в собственном огороде. Родители посчитали, что профессия агронома будет ему по душе.

Но в 1993 году, перейдя уже на 3-й курс, он вдруг заболел армией. Заявил, что пойдет служить, а учебу продолжит заочно. Геннадий попал в спецназ внутренних войск. Как это случилось, и сам толком понять не может. Говорит: «Просто захотелось испытать себя, проверить — на что гожусь». Служил в особом оперативном полку, дислоцированном в Ангарске. Там как раз и был спецназ.

Чеченское пекло

Отслужив срочную, мой герой из армии не ушел. Заключил контракт и отправился на Северный Кавказ. Во время первой чеченской войны, в 1994—1996 гг., не раз попадал в Грозном и других населенных пунктах в пекло и до сих пор удивляется, как остался жив.

Он был там снайпером. Охотился на важных боевиков. Однажды поразил одной пулей сразу двоих (это считается у снайперов высшим классом) — полевого командира и его помощника.

В Чечне Геннадий Петухаев потерял своих товарищей.

— Вырывались из Грозного с боем, — вспоминает Геннадий. — Боевики палили по нам и нашим бронетранспортерам из всех видов оружия, в том числе из гранатометов. Поэтому мы всегда ездили на броне. И раненых вывозили на броне.

— Почему? — не понял я. — Ведь на бэтээре вы как на ладони — легкая мишень. А внутри него — под защитой брони.

— Тут есть один нюанс. Когда закрыты люки, разорвавшаяся граната создает такую кумулятивную волну, от которой давление в боевой машине может подпрыгнуть до двухсот атмосфер и человека просто размазывает по стенкам. На броне спастись больше шансов. Взрывом может, конечно, покалечить. Поломает кости, сбросит на землю, но все-таки останешься, если повезет, живым. А внутри бронетранспортера это маловероятно.

— Бои в Грозном шли тяжелые?

— Не хочется даже вспоминать. Однажды (это случилось 6 марта 1996 года в Чернореченском микрорайоне) за час сплошного огня от нашего второго взвода спецназначения осталось в живых всего четыре человека. Оба бэтээра сгорели дотла. Боевики, видно, прослушивали наши разговоры со штабом по открытой радиосвязи, узнали маршрут передвижения и устроили засаду.

— У тебя, как спецназовца, «краповика», было в Чечне какое-то особое оружие?

— Да нет, только снайперская винтовка с ночным прицелом. Еще — пистолет Стечкина для ближнего боя.

— Говорят, что у бойцов отряда есть и бесшумное огнестрельное оружие, и бесшумно стреляющие ножи?

— Есть, — подтвердил Геннадий после непродолжительной паузы. — Это сегодня уже не секрет. У стреляющих ножей убойная сила довольно внушительная — до 25 метров.

— Боевики располагали таким же оружием?

— Конечно, они ведь «отоваривались» на тех же российских заводах, что и мы. Да еще иногда и более современным. Правда, стреляющих бесшумных ножей я лично у них не встречал.

Псевдоинкассаторы спасли полмиллиона рублей

Уволившись из армии и придя в Иркутский СОБР, Геннадий Петухаев продолжал ездить в Чечню в командировки — в общей сложности 13 раз. В Иркутске тоже проводили серьезные операции. Однажды в 1998 году Геннадию пришлось даже выступить в роли живца, приманки для бандитов.

— Это было очень опасное задание, потому что нам приказали первыми огонь не открывать. Последствия в такой ситуации могли возникнуть совершенно непредсказуемые. Что и случилось в конце концов, — вспоминает Геннадий. Командиром Восточно-Сибирского СОБРа тогда был Виктор Цибульскас. Он же руководил и боевыми группами отряда. А разрабатывали операцию сотрудники РУБОПа.

Речь идет о попытке банды преступников ограбить инкассаторов, когда те привезли из банка в областную психиатрическую больницу, что в Юбилейном, 500 тыс. руб. для выдачи персоналу заработной платы. Попытка эта сорвалась, одного бандита убили, двоих ранили, а четвертого повязали. Был долгий судебный процесс. Многие иркутяне помнят те события.

Однако не многие знали (и знают сейчас), что инкассаторы были подставные. Их роль мастерски сыграли Геннадий Петухаев и второй спецназовец, Владимир Черных. Ребята сами вызвались быть «живцами», как наиболее опытные и с крепкими нервами. «Живцы»-добровольцы сразу распределили между собой роли: Геннадий несет сумки с деньгами, а Владимир его прикрывает. Водитель тоже был из ОМСН.

Сначала все шло по плану. Деньги в банке получили, привезли в Юбилейный. Геннадий понес их к входной двери. Когда до нее оставалось не более 4—5 метров, навстречу вышли два грабителя. Лоб, нос, подбородок у каждого были заклеены кусочками лейкопластыря, чтобы их не смогли потом опознать свидетели происшествия, — старый, проверенный в криминальной среде трюк. Когда один из бандитов направил на Геннадия газовый пистолет, по виду совершенно не отличимый от боевого, он не стал тянуть время и опустил тяжелые сумки на крыльцо. Чтобы не провоцировать нападавшего, поднял руки. Дескать, забирайте, ребята, нам наша жизнь дороже денег.

Спецназовцы не должны были открывать огонь первыми. Таков был приказ. Он базировался на полученных от информатора сведениях, что грабители не собираются убивать инкассаторов, а только хотят их припугнуть оружием, если те отдадут деньги без сопротивления.

В общем, надо было изобразить испуг, за сумки не цепляться, дать возможность грабителям немного отъехать, а потом уже задержать. С поличным. Три группы захвата, затаившиеся тут же, были готовы сделать это в любую минуту. Но все пошло не так, как задумывали. Сценарий «испортила» кассир психиатрической больницы, которую заранее не предупредили о проводимой силовой операции.

Сделать это побоялись — вдруг женщина поведет себя неадекватно. И она всю дорогу была уверена, что ее сопровождают обычные инкассаторы, которые заступили на смену вместо прежних, хорошо знакомых ей. Об этом женщину, разумеется, предупредили. Объяснили замену «производственной необходимостью». Спецназовцы-инкассаторы не вызвали никаких подозрений, были в гражданской одежде. О том, кто они на самом деле и что происходит, в лечебном учреждении знал лишь один человек — главный врач.

Чтобы не рисковать жизнью кассира, по приезде ее как бы нечаянно оставили в машине. Закрыли дверцу на защелку. Однако не учли психологии человека старой советской закалки, воспитанного на идеологии: себя не жалей — спасай народное добро! К тому же дама оказалась не робкого десятка. Увидев ограбление, она каким-то образом дверцу открыла и, бесстрашно бросившись телом на сумки с деньгами, закричала: «Не трогайте!»

Тут-то бандит в упор выстрелил Геннадию в лицо из газового пистолета. «Краповик», несмотря на весь свой огромный опыт и тренированное тело, не успел вовремя увернуться. Мешали сумки. Выстрел оглушил Геннадия, лицо обожгло, он упал. Второй выстрел грабитель сделал в кассира. А его подельник неожиданно плеснул бензином в Черных из банки, спрятанной в рукаве, и хотел его поджечь. Но Владимир опередил нападавшего, начал стрелять.

Третий бандит с самого начала стоял чуть поодаль от подъезда, «на шухере». Ничего не предпринимал, делал вид, что он тут посторонний, просто ждет кого-то, и даже старался не смотреть в сторону подошедшей машины с деньгами. Но когда Геннадий Петухаев упал, а Владимир Черных открыл огонь по его подельникам, он выхватил из-под полы куртки металлический прут и бросился к Геннадию. Намерение у нападавшего было явное — добить «инкассатора». К счастью, снайпер со второго этажа больницы его вовремя остановил меткой пулей.

Так была прервана преступная деятельность опасной банды. Заработную плату все работники областной психиатрической больницы получили вовремя.

— Они написали нам потом большущее письмо, на шести страницах, со словами благодарности, — с явным удовольствием вспомнил Виктор Цибульскас. Геннадия Петухаева и Владимира Черных за эту операцию наградили орденами Мужества. Правда, высокая награда досталась Геннадию дорогой ценой. Он потом больше месяца лечил обожженное лицо. С трудом удалось извлечь из-под кожи пороховые частицы.

А за Чечню Геннадий Петухаев награжден медалями ордена «За заслуги перед Отечеством» I и II степеней, двумя медалями «За отвагу» и другими. Медали ордена «За заслуги перед Отечеством» I степени он был удостоен самым первым из жителей Иркутской области — так сказал при ее вручении спецназовцу губернатор.

— Среди моих бывших товарищей по работе много награжденных, много настоящих первоклассных бойцов, которые заслуживают и похвалы, и большого уважения, — говорит майор Петухаев. — Ну а что касается обладателей краповых беретов, то скажу так: все они настоящие герои.

Для собровцев война не закончилась

Нынешнему командиру ОМСН ГУВД по Иркутской области Сергею Кондобаеву 45 лет. Он женат, отец двоих детей. Служит в органах 21 год, выпускник Восточно-Сибирского института МВД. Более десятка раз бывал в служебных командировках в Чечне. Награжден орденом Мужества, медалью «За отвагу», медалями ордена «За заслуги перед Отечеством» I и II степеней.

— В нашем отряде более сотни бойцов, по численности он входит в тройку самых крупных подразделений специального назначения в МВД России, — рассказывает Кондобаев. — Выполняем задания не только в Приангарье, но и в других регионах — согласно приказу главы МВД. Ну и, конечно, участвуем в контртеррористических операциях на Северном Кавказе. Ездим в Чечню с 1995 года. Пункт временной дислокации размещен в райцентре Курчалой.

Там в сводном отряде ФСБ России, в зону ответственности которого входят четыре района в предгорной и горной частях республики, постоянно находится около двух десятков бойцов Иркутского ОМСН. Ищем и обезвреживаем боевиков, их главарей, выявляем бандитские подполья, находим и уничтожаем базы террористов, схроны с оружием, осуществляем силовое прикрытие при выполнении специфических задач оперативным составом ФСБ.

Специфические задачи — это когда, например, милицейский спецназ обеспечивает безопасность агентов и оперативных сотрудников ФСБ. Агентурная работа — дело тонкое, опасное. Особенно в Чечне. Идя на встречу с осведомителем, оперативник ФСБ часто меняет свой внешний облик, чтобы слиться с местными жителями. Одевается как они, использует парик, приклеенные усы и т. д. Причем отправляется он в то или иное село, в горный аул один, с огромным риском для жизни — ведь его могут раскрыть, вычислить...

Задача бойцов Иркутского ОМСН как раз и заключается в том, чтобы найти способ, как его жизнь обезопасить. То есть они должны быть готовы прийти сотруднику ФСБ на помощь в любую минуту, в любую секунду, не выдавая своего присутствия, не вызывая подозрений. Операции такие тщательно готовятся, требуют высочайшего профессионализма и интеллекта. Были случаи, когда оперативник Федеральной службы безопасности отправлялся на встречу с агентом в условленное место, а его там ждали боевики.

К счастью, бойцам Иркутского ОМСН всегда удавалось вовремя обнаруживать такие засады и под прикрытием огня выводить фээсбэшников в безопасные места.

Хотя война в Чечне формально закончилась, амнистированные боевики служат в силовых структурах республики, для спецслужб и спецподразделений работы в этой горной республике еще много. Боевики остались: прячутся в горах, на конспиративных квартирах, стараются перенести свою подрывную деятельность в соседние республики.

За последние годы на Северном Кавказе выросло целое поколение молодых чеченцев, которые в школе не учились. Некоторые не умеют даже читать и писать, зато хорошо умеют стрелять и взрывать. Так что бандгруппы постоянно пополняются. Курчалойский сводный отряд, состоящий, напомню, из оперативных сотрудников ФСБ России и бойцов Иркутского ОМСН, занят сейчас выяснением главной задачи: как и кем конкретно пополняются бандитские террористические группировки, кто ими руководит, по какой схеме поступают деньги из-за рубежа. Таких сводных отрядов в Чечне не менее десяти.

— Боестолкновения случаются? — спрашиваю Сергея Кондобаева.

— Конечно. Бывают и потери, к сожалению. Прошлым летом, 22 июня, в окрестностях села Комсомольского, что в Гудермесском районе, погиб прапорщик милиции, боец Иркутского ОМСН Зураб Пилиев.

Бизнесмена похитили прямо на набережной в Иркутске

Участие в контртеррористических операциях, проводимых на Северном Кавказе, это, конечно, существенная, но не единственная и не основная задача ОМСН ГУВД по Иркутской области. Работы ему хватает и дома.

Отряд обеспечивает силовую поддержку подразделениям ГУВД при проведении следственных действий, оперативно-розыскных и иных мероприятий. Участвует также в спецоперациях, направленных на выявление, предупреждение, пресечение преступлений террористического характера и экстремистской направленности. Арестовывает вооруженные преступные банды, их главарей. Делает это иногда вместе с ОМОНом, иногда порознь.

Вот не так давно, в феврале 2007 года, обезвредил организованную преступную группировку Даниляна, занимавшуюся грабежами и убийствами водителей на автотрассе Зима — Черемхово. Эта жестокая и хорошо законспирированная банда действовала больше года. Но в конце концов ее повязали. Занималась этим боевая группа ОМСН. Преступники оказали сопротивление, пытались скрыться, протаранить автомобилем спецназовцев, и тем пришлось применить оружие. Стреляли по колесам, пробили их, и автомобиль слетел в кювет.

Бандитов удалось взять с поличным — в тот момент, когда они вымогали крупную сумму денег у бизнесмена. Делали это специально на дороге, мотор автомобиля не глушили, чтобы в случае опасности быстро и беспрепятственно скрыться. Но эта предосторожность им не помогла.

В прошлом году ОМСН задержал группу бандитов, которую возглавлял бывший спецназовец Фомин. Он раньше работал в Восточно-Сибирском региональном СОБРе, но был уволен по отрицательным мотивам. Подозревали, что он был связан уже тогда с криминалитетом — что позднее и подтвердилось. Фомин создал устойчивую преступную группу, которая убивала стариков, женщин, дающих в газетах объявления о продаже своих квартир. Под разными предлогами банда добивалась, чтобы документы на квартиру были переоформлены на одного из ее членов. А затем хозяина или хозяйку жилья убивали. Сейчас идет следствие, банда подозревается в четырех убийствах.

Спецы долго следили за бандитами. Получив оперативную информацию, что те находятся в дачном поселке Свердловского района города Иркутска, срочно выехали туда вместе с оперативниками УБОП. Было раннее утро. Рассчитывали, что бандиты еще спят. Операцию по их захвату готовили тщательно, знали: преступники вооружены.

Один из бойцов ОМСН постучал в окно, но в доме не спали: в тот же момент оттуда раздался выстрел из охотничьей двустволки. Стреляли по спецназовцу в упор, но он сумел увернуться. Основной заряд прошел мимо, над самым плечом, но несколько дробин все же застряло в бронежилете.

Нажимал на курок, как потом выяснилось, отец Фомина, тоже член банды. Он еще раз попытался выстрелить в сотрудников спецотряда — уже в проем резко открытой двери. Но не успел, ответным огнем был обезврежен. В стволе его ружья находился патрон с пулей 12-го калибра. Она в состоянии пробить бронежилет с близкого расстояния. Так что группа захвата опередила бандита вовремя. В доме находился еще один член банды. Запираться он не стал, выдал остальных, их тоже задержали.

А недавно милицейскому спецназу пришлось освобождать иркутского бизнесмена. Похитили его нагло, дерзко — средь бела дня на многолюдной набережной. Подошли три чеченца, насильно усадили его в автомобиль и увезли в окрестности села Оек. Там, на заброшенной ферме, пытались выбить из него деньги, которые он якобы взял в долг у другого лица. Позже выяснилось, что никаких денег бизнесмен не занимал. Следователи УБОП сейчас разбираются с этим делом — что и как было, кто виноват.

Спецназ провел захват бандитов молниеносно. Те допустили серьезную оплошность — забыли отобрать у похищенного сотовый телефон. Он как-то сумел, оставшись на время без присмотра преступников, связаться с оперативниками УБОПа, а те сообщили в ОМСН. Была также оперативная информация, что на ферме могли находиться и другие похищенные люди.

Чеченцы, почувствовав, видимо, что-то неладное, посадили бизнесмена снова в автомобиль и повезли в областной центр. При въезде в город, на одном из КП милиции, спецназовцы их и взяли, как говорится, с поличным. То есть вместе с похищенным ими человеком. Преступники не успели оказать сопротивления. Бизнесмен дал оперативникам УБОПа письменные показания, в результате чего возбуждено уголовное дело по статье «Похищение человека». Одного из похитителей сразу же взяли под стражу и поместили в изолятор временного содержания. Остальных отпустили под подписку о невыезде.

В отряд идут только лучшие

— В отряде милиции специального назначения работают хорошо обученные, высокопрофессиональные сотрудники, — подчеркивает Сергей Кондобаев, — некоторые с самого первого дня создания СОБРа. Это полковник милиции Владимир Вострецов, подполковник милиции Андрей Подзин, капитан милиции Евгений Лебедь и десятки других. Много молодежи — отряд постоянно обновляется.

В ГУВД по Иркутской области мне также рассказали, что в последние два-три года МВД России, правительство стали значительно больше уделять внимания региональным спецподразделениям милиции. В том числе и ОМСН. Выросла зарплата, выделяется новая техника, новые виды вооружения, улучшилось финансирование. И это радует. Есть надежда, что спецназ будет и впредь достойно охранять наших граждан, нашу мирную жизнь от посягательства бандитов и террористов.

Метки:
baikalpress_id:  34 604
Загрузка...