Ночная казнь в лагерном карантине

В первый месяц 2008 года в исправительной колонии № 4 в поселке Плишкино произошло чрезвычайное происшествие — был убит один из заключенных. Убийц нашли практически сразу — вернее, их даже искать не пришлось, так как находились они здесь же, в колонии, да и вины своей, в общем-то, не отрицали...

Случилось все в так называемом карантине колонии — это место, куда определяют вновь прибывших заключенных. Здесь новички привыкают к лагерной жизни, а помогают им побыстрее адаптироваться к новым условиям проживания «старослужащие» данного учреждения.

В бригаде таких дядек-наставников и произошел конфликт, который закончился кровавой бойней. Руководил группой опытный зэк (40 лет), который грел нары уже более десяти лет (приговаривали его еще по старому УК). И несмотря на то, что статья у него была вполне авторитетная для этих мест («Убийство двух и более человек»), особым авторитетом этот товарищ в среде заключенных не пользовался.

Поговаривали, что он был из так называемых униженных и оскорбленных (да простит нам Федор Михайлович Достоевский это невольное сравнение). Возможно, в зоне строгого режима, где он находился достаточно длительное время, осужденный П. (назовем его так) вел себя в соответствии со своим статусом. Но после перевода в 2001 году в более комфортные условия (на обычный режим), и особенно после назначения бригадиром в карантине, его, как говорится, понесло. Как потом признавались трое его «подчиненных», «начальник» постоянно унижал и оскорблял их. Все бы ничего, если бы «дедушка» был из нормальных авторитетов, тогда терпеть все его выкрутасы им пришлось бы по неписаному лагерному закону...

Но если бы на зоне узнали, что они подчиняются «обиженному», считали будущие убийцы, то и им была бы уготована участь оказаться в том же положении. Никакие разговоры по-хорошему не помогали, бригадир лишь грозил ускорить процесс их превращения в таких же, как он.

В итоге чаша терпения трех молодых и не слишком искушенных в криминальных понятиях зэков оказалась переполненной. Спасая свою честь (так им казалось в тот момент), они решились на убийство. Основательно вооружившись (перекладиной от турника, половинкой ножниц и сервировочным ножиком), они дождались, когда «начальник» уснет после отбоя. Затем один из сообщников разбудил жертву под предлогом, что его вызывает дежурный офицер.

Как только заключенный П. вышел из спального помещения, сразу получил мощный удар железной перекладиной по голове. «За что?» — успел только сказать оглушенный бригадир и получил еще один удар. Затем к нему подскочили и остальные соучастники и стали тыкать находившегося в состоянии «грогги» потерпевшего столово-канцелярскими принадлежностями.

Массивная кровопотеря, колото-резаные проникающие ранения шеи с повреждением крупных сосудов, ушиб головного мозга и закрытая черепно-мозговая травма — причиной смерти, по мнению медиков, могло стать любое из этих указанных в протоколе повреждений.

На все про все у заговорщиков ушло всего несколько минут, причем дело они провернули очень тихо, даже не потревожив сон находившихся в карантине прибывших накануне заключенных. Закончив казнь, палачи перенесли убитого на кровать и накрыли одеялом. Сами же устроили генеральную уборку места экзекуции. Крови, как впоследствии признались обвиняемые, было очень много. Бежать было некуда, а потому, немного успокоившись, преступники просто отправились спать. Утром, когда их брали под стражу, они даже не сопротивлялись.

Заметим, что один из криминальной троицы (1983 года рождения) должен был освободиться из мест заключения весной этого года. Документы на УДО, как говорят следователи, были уже готовы. На зону этот парень попал из армии — применил физическую силу к начальнику, за что получил три с половиной года. Теперь, сменив «уют и комфорт» лагерного карантина на суровые условия Иркутского СИЗО, он вместе с подельниками (1986 и 1989 годов рождения) ожидает нового приговора.

Участникам кровавой разборки, по словам руководителя Иркутского межрайонного следственного отдела СУ СК при Прокуратуре РФ по ИО Максима Максимова , грозит от 8 до 20 лет заключения. Именно такие сроки прописаны в статье 105 (пункт «ж») Уголовного кодекса Российской Федерации — «Убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору».

Метки:
baikalpress_id:  49 313