Ромм Михаил — кинорежиссер

Окончание. Начало в № 7

Война

В 1941 году Михаил Ромм приступает к работе над фильмом «Мечта», съемки проходят во Львове. Последний день перезаписи звука попадает на ночь с субботы 21-го на воскресенье 22 июня.

— Мы закончили перезапись в восемь часов утра, — позднее вспоминал Ромм. — Был ясный солнечный день. Мы поздравили друг друга с окончанием работы, а через три часа я узнал о нападении фашистской Германии на Советский Союз. «Мечта» вышла на экраны в 43-м, несмотря на военное положение. А увидев кино, Рузвельт сказал, что это один из величайших фильмов в мире.

Идет война, но киностудии продолжают снимать картины. Ромма повышают — теперь он начальник Главного управления по производству художественных фильмов. В такое сложное для всей страны время Михаил Ильич делает все, чтобы кинематограф не прекращал свою работу. Правда, из-за довольно упрямого и часто несговорчивого характера вскоре Ромма снимают с должности. Тогда по его инициативе создается первый в мире Театр киноактера, в котором он становится художественным руководителем и режиссером.

Великая Отечественная война сильно повлияла на Ромма, на его жизнь и творчество. В войну он был разлучен с семьей, а в его сердце, как и у всего народа, рождается ненависть и отвращение к фашизму. Как художник и режиссер Ромм был просто обязан передать это на экране. Так начинается работа над новым фильмом — «Человек № 217». Он о русской девушке, угнанной в рабство к немцам. За ленту Ромм получает вторую, после ленинианы, Сталинскую премию. С этого фильма в творчестве Михаила Ильича появляется тема фашизма.

Художник и власть

Будучи режиссером, «угодным» власти, в 1945-м и 1946 годах вместе с Эйзенштейном, Пудовкиным, братьями Васильевыми Ромм входит в Большой художественный совет, созданный Сталиным. Мастера вновь приглашают преподавать во ВГИК, только уже в актерско-режиссерскую мастерскую. А в 50-м году Ромм получает звание народного артиста СССР.

Наконец сбывается мечта кинорежиссера — он снимает цветные фильмы. Первые картины нового формата — дилогия «Адмирал Ушаков» и «Корабли штурмуют бастионы». Вторая лента получает почетный диплом на Международном кинофестивале во Франции как лучший иностранный фильм. По уже написанному десять лет назад «в стол» сценарию в 1956 году Ромм начинает работу над фильмом «Убийство на улице Данте». Автор вновь поднимает тему войны.

Он с большим желанием берется за картину. Но именно в это время выходит указ — «не снимать режиссерских жен», поэтому на главную женскую роль утверждают не Кузьмину, а Елену Козыреву. Для Ромма это был тяжелый удар, от которого он долго не мог оправиться. Хотя в фильме снялось много замечательных актеров — Ростислав Плятт, Георгий Вицин, Иннокентий Смоктуновский, Валентин Гафт.

Почти шесть лет Ромм не занимается режиссерской работой, посвящает себя учительству и семье. Преподает на режиссерских курсах Мосфильма и во ВГИКе. Здесь под его руководством занимаются Георгий Данелия, Григорий Чухрай, Андрей Тарковский, Реваз Чхеидзе, Владимир Басов, Василий Шукшин, Никита Михалков, Александр Митта... А при объединении Мосфильма организована мастерская Ромма. Мэтр очень тепло и с участием относится к своим ученикам, помогает им как только может. Его любят и боготворят.

Семья

Семьянином Ромм был очень хорошим. Жена, Елена Александровна, была для него идеалом, самым дорогим, что есть на свете. Вот что вспоминала кинокритик Нея Зоркая: «Особенно обаятелен Михаил Ильич бывал у себя дома, в Москве, и в Красной Пахре — на даче, которая тогда, в пору тотальных хрущевок, казалась палатами, а теперь вспоминается как халупа. Но атмосфера там обволакивала гостеприимством, доброжелательностью. Этот публичный человек, лидер, трибун был также и очень домашним.

Всю жизнь он был влюблен в свою жену Елену Александровну Кузьмину. На письменном столе у Михаила Ильича всегда стояла деревянная скульптура, женский портрет собственной работы. «Как точно схвачена Елена Александровна!» — восхищались гости. «Эта работа еще из голубкинской мастерской, — смеялся хозяин, — задолго до того, как я встретил Лелю. Это я ее вычислил».

Через сердце

Лишь в 1961 году Ромм берется за новую ленту. И она становится настоящим киношедевром. «Девять дней одного года», фильм о физиках-ядерщиках, признают самым ярким событием кинематографа 60-х. Мысль о глобальном катастрофизме ХХ века заражает людей. Эта лента признана лучшим фильмом года, а Алексей Баталов, сыгравший в ней главную роль, — лучшим актером. Фильм получает самые престижные кинопремии Европы и Советского Союза. У Ромма глобальные замыслы.

В 1963-м он приступает к работе над масштабным документальным фильмом о Третьем рейхе — «Обыкновенный фашизм». После окончания войны прошло почти 20 лет, у художника было время, чтобы все осмыслить, проанализировать. В августе 1964-го Михаил Ильич отправляется со съемочной группой на пять недель в бывшие концлагеря Польши (Освенцим, Майданек). Погружается в архивы Варшавы. Едет в Берлин для работы в фильмохранилище.

«Осталась генеральная задумка: сделать картину не историческую, а психологическую, подчинить все частные решения единой задаче, которую можно определить как анализ фашизма. Именно анализ, а не изложение фактов, размышление, а не комментарий», — пишет Ромм.

Отобранная из сотен тысяч метров архивная пленка, некоторые специально доснятые кадры и авторский текст, который произносит сам режиссер, — это все, из чего состоит фильм. И этого достаточно, чтобы потрясти зрителя. Мастер говорит о своей, лично его волнующей, правде с тем максимумом искренности, которую мог тогда выдержать советский экран. Лента имеет огромный резонанс — она получает специальный Высший приз жюри МКФ документальных и короткометражных фильмов в Лейпциге.

Работа над «Обыкновенным фашизмом» отняла у режиссера очень много сил. Каждый кадр был выстрадан и глубоко понят, Ромм как будто заново пережил войну. К тому же с картиной он объехал весь мир. Сердце мастера не выдержало душевных перегрузок — в 67-м Михаил Ильич перенес инфаркт.

Театр одного актера

В жизни Ромм был изумительным рассказчиком. Часто его истории появлялись по случаю. Иногда вокруг него просто собирались друзья, студенты, коллеги и с замиранием сердца слушали. Наблюдения Михаила Ильича, воспоминания о встречах, поездках и о жизни нравились всем. Рассказы Ромма сравнивали с театром одного актера. Однажды ему пришла мысль записывать свои истории на магнитофон. Он с детской упорностью начал заниматься новым делом. Многие мечтали, чтобы в их коллекции были записи с рассказами Михаила Ильича.

Вот что вспоминал Ролан Быков: «Михаил Ромм обладал редким даром общения, это была уникальная черта его личности и огромная часть всей его деятельности. Он был бесконечно любопытен к людям, заранее расположен к ним, умел их слушать, обожал удивляться их рассказам и сам был удивительным рассказчиком.... Казалось, его кабинет то и дело наполняется толпами людей разных эпох и народов, историческими личностями или людьми, знакомыми только ему одному, — и все тут же становились и моими знакомыми».

* * * Немного оправившись от инфаркта, не желая сидеть без дела, Ромм принимается за трилогию «Мир сегодня». Он снимает во Франции и Германии, много ездит, устает... У него далеко идущие планы: Ромм задумывает новый фильм — «Две стрелы». Он пишет, что ему нужно всего десять лет жизни, чтобы все успеть... Он умер 1 ноября 1971 года. В тот день Михаил Ильич был дома, за письменным столом; как обычно, он раскладывал карточки с кадрами фильма. Когда в кабинет заглянула Елена Александровна, сказал: «Сегодня мне что-то нездоровится. Я, пожалуй, прилягу». Жена помогла ему перебраться на диван. Через несколько минут его не стало.

В 1975 году на экраны вышел так и не законченный, последний фильм режиссера — «Мир сегодня», впоследствии названный «И все-таки я верю». Досняли его Марлен Хуциев, Кирилл Лавров и Элем Климов, работавшие вместе с Роммом. Зрители услышали голос автора, как будто он был еще жив... Он много наговорил на пленку для этого фильма. Фонограммы хватило на повествование о двух мировых войнах до атомного взрыва в Хиросиме. Потом на экране возник текст о том, что голос автора обрывается...

На одной из кассет с рассказами Михаила Ромма записано: «Я веселый... Я прожил легкую жизнь. Мне все удавалось, меня считали везучим и даже приносящим счастье. По меньшей мере две трети моей жизни я был веселым счастливчиком: захотел стать скульптором — стал, захотел стать сценаристом — стал, захотел стать режиссером — все смог!»

Ольга Татарникова. При подготовке использовались материалы сайтов www.tvkultura.ru, www.tonnel.ru, www.krugosvet.ru; статьи: В.Листов «Формат Ромма», Н.Зоркая «Ромм в Риме в октябре 1962 года», Р.Быков «Михаил Ильич Ромм» и фрагменты книги М.Ромма «Как в кино. Устные рассказы».

Метки:
baikalpress_id:  34 578