Побег из ракового корпуса

Безнадежная, с точки зрения врачей, пациентка... отказалась от лечения

Четыре года назад Елене Жариковой поставили диагноз, перечеркивающий все: рак 4-й степени. По прогнозам медиков, ей оставалось совсем чуть-чуть. Тогда, в кабинете у врача, Елена Степановна в одно мгновение поняла, как сильно она хочет жить. Отказавшись от химиотерапии, полуживая, она с трудом добралась домой, в Куйтун. Окружающие прямо спрашивали: кому она оставит дом? Наперекор всему и всем Елена Степановна живет, лечит себя сама и уверена в том, что выздоровеет.

Впервые опухоль у Елены обнаружили в 1995 году. Тогда ее муж Слава уговорил переехать к нему на родину, в Куйтун, на свежий воздух.

— Я сама из Иваново, — рассказывает Елена Степановна. — Слава — мой второй муж, мы с ним познакомились, когда он в Иваново к тете в гости приезжал. Когда поженились, о нас повсюду судачили: видано ли — парень на 19 лет моложе! А я тогда красивая была, загляденье!

Елена к тому времени окончила заочно Всесоюзный финансово-экономический институт и работала ревизором-инспектором отдела госдоходов финансового управления Ивановского облисполкома. С первым мужем развелась, дочку воспитывала одна.

Переехав в Куйтун, Елена со Славой первое время жили у свекрови. Потом купили дом, который пришлось полностью обновлять. На работу Лена устроиться не смогла, несмотря на все ее дипломы, и семья жила за счет огорода.

«Будешь пить — уйду!»

Каждые полгода Елене Жариковой необходимо было проходить обследование — из-за опухоли. Поначалу все было хорошо, а в 2002-м у нее вдруг заболели ноги. Веселый и жизнерадостный человек, она решила — остеохондроз, пройдет, чего уже там! Огород, ремонт дома — не до врачей. На следующий год умерла свекровь. После этого запил Слава.

Самочувствие Елены Степановны к тому времени резко ухудшилось. Сил почти не осталось, она похудела, да так, что из цветущей женщины превратилась в скелет, обтянутый кожей. Славе даже пришлось убрать из комнаты зеркало, чтобы Лена себя не видела. Просто так сдаваться Елена Степановна не собиралась. Первым делом она заявила мужу: «Слава, будешь пить — я от тебя уйду!»

Это сказала женщина, от которой практически отказалась дочь, уехав жить в Москву, муж остался единственным среди родных и близких человеком, кто выхаживал ее, ставил уколы...

— А она такая — если сказала, то сделает, — говорит Вячеслав, — эгоистка, в хорошем смысле этого слова. Именно поэтому я ее и люблю и тогда понял, что могу ее потерять и что не могу себе этого позволить. Тем более что от алкоголя у меня начались приступы эпилепсии.

В один из приступов Вячеслав сильно разбил себе голову. Скорая увезла его в больницу. Но оставаться он на лечение он не захотел, понимал — жена без него не справится.

Побег из больницы в день Преображения

Самые страшные слова в своей жизни Елена Степановна услышала 19 августа 2004 года.

— Что ж вы так себя запустили? У вас рак, уже 4-я степень! Где вы раньше были? Быстро ложитесь на химиотерапию! Метастазы уже в легких и в суставах! Примерно так обрисовали ситуацию врачи, когда Елену привезли на скорой из Куйтуна в Ангарск, в онкологический диспансер. Машина ушла обратно — никто не сомневался, что Елену не выпустят из больницы. Однако, услышав про химиотерапию, безнадежная, с точки зрения врачей, пациентка... отказалась от лечения. В голове одна мысль — как бы отсюда сбежать? Обессиленная, мучимая страшными болями, она потихонечку выбралась из здания. Небольшой пакет с обезболивающими препаратами и одноразовыми шприцами казался неподъемной ношей. Боль усилилась, подошло время нового укола.

— Я вышла на улицу, а там солнышко так светит... Я думаю — буду жить! — вспоминает Елена. — Это было 19 августа, день Преображения Господня. Выползла за территорию, смотрю — женщина идет. Я к ней: «Поставьте мне укол, пожалуйста». Та как шарахнется в сторону! За наркоманку меня приняла. Потом я дошла до лавочки, упросила другую женщину, которая ни разу в жизни не делала уколов, ввести мне обезболивающее. Чуть полегчало — добралась на автобусе до вокзала.

Там снова на лавочку. И опять с просьбой к сидевшей рядом женщине — купить билет до Куйтуна. Елена сильно рисковала, доверяя незнакомым свой паспорт и 300 рублей. Но женщина вернулась, принесла билеты и привела дежурную по вокзалу.

— Я запомнила только имя дежурной — Лариса, — рассказывает Елена. — Она провела меня в комнаты отдыха, разрешила там бесплатно отдохнуть — подождать поезда. Позвонила мужу в Куйтун, чтобы встречал, договорилась с проводниками, чтобы в вагоне тихо было.

Добравшись до дома, Елена приняла решение лечиться самой. На обезболивающих долго не просидишь, к наркотикам не стоит привыкать. Как только начинался приступ боли, Слава шел искать крапиву — ночью, с фонариком, и изо всех сил хлестал Елену. Если не помогало, Лена отправляла мужа подальше из дома — чтобы не слышал, как она кричит от боли.

Затем она стала избавляться от приступов с помощью голодания: 25 дней без еды, на воде — и та только на третий день. Воду готовил Слава — протиевую. Ее замораживают по специальному алгоритму, и считается, что она очищается от всех вредных веществ на 80%. Так это или нет — но диких болей у Елены больше нет.

По разным методикам Елена чистит свой организм от шлаков — причем занимается этим вместе со Славой, потому что ему тоже нужно избавляться от разрушительных последствий алкоголя. Свежевыжатый сок для нее готовит тоже Слава. А еще муж ходит за 5 километров от Куйтуна, чтобы добыть глину — ее Елена прикладывает к больному месту и говорит, что очень хорошо помогает. За последние годы Елена стала набирать вес, по ее словам «сильно поправилась, на человека стала походить». А отросший на голове ежик, выбранный из-за болезни, очень похож на модную стрижку.

Когда улыбается фортуна

Отправляясь в командировку в Куйтун, журналист «Копейки» преследовала своей целью не только познакомиться с Жариковыми, но и вручить им соковыжималку. Дело в том, что некоторое время назад, прочитав в приложении «Регион-38» материал о Нине Чекотовой, генеральном директоре компании «Фортуна», Елена Степановна написала ей письмо с просьбой помочь с покупкой соковыжималки. Нина Александровна отнеслась с пониманием и сама купила для Елены Степановны необходимую технику. Соковыжималку мы и доставили в Куйтун. Елена Степановна долго не могла поверить в то, что есть добрые люди и они помогают тем, кто в этом нуждается. У нее даже слезы на глазах выступили. — Передайте, пожалуйста, Нине Александровне огромное спасибо! Я не знаю, как ее отблагодарить. Просто скажите ей, что она замечательная.

Наперекор всем прогнозам

Не все односельчане понимают эту странную пару — тяжелобольная женщина и молодой мужчина-эпилептик. А они любят друг друга. Поддерживают, лечат, черпают в этой любви силы для жизни.

— Вы сейчас подумаете, что мы «с приветом», — смеется Елена. — Мы со Славой поем. Ложимся на кровать и поем русские народные песни, и обязательно любимую свекровкину — «Виновата ли я?».

В обычной тетрадке в клеточку Елена Степановна рисует придуманные ею самой фасоны одежды. Она собирается перешивать свои старые вещи — чтобы, когда поправится, не стыдно было на улицу выйти.

— Я еще в журнал «Приусадебное хозяйство» статьи писала, их публиковали, и мне даже куча отзывов приходила со всей страны, — делится своими достижениями Елена Жарикова. — А два мужчины даже замуж предложили выйти — из Подмосковья и из Нижнего Новгорода. Ух как Слава ревновал! Одному даже ответ не разрешил написать!

Вячеслав при этих словах становится мрачнее тучи — кто посмел на его жену глаз положить, хоть и в письмах! А на 14 февраля он купил своей любимой бусы. И совсем неважно, что жемчуг ненастоящий. Местные кумушки, застав Славу за покупкой, тут же спросили: а что, Лена уже умерла, раз ты подарки любовницам покупаешь?

— Не дождутся! — отвечает Елена Степановна. — Я не только жить буду, я поправлюсь!

Можно по-разному относиться к Жариковым — упрекать их в отказе от медицинской помощи, в несвоевременном обращении к врачам или, наоборот, удивляться силе этих людей. Но факт остается фактом: они борются за жизнь и живут, вопреки всем прогнозам о скорой смерти.

Метки:
baikalpress_id:  9 021