Магистраль века после бума и затишья

Проблемы стали острее

Мощные лавинные очаги, угрожающие железнодорожным путям, забытая автодорога, которая систематически становится снежной западней, ледовая обстановка на Байкале — эти и многие другие вопросы обеспечения безопасности интересовали руководителей Байкальского поисково-спасательного отряда МЧС России в зоне ответственности одного из самых отдаленных подразделений, Северобайкальского, прикрывающего обширную территорию северо-восточной части Байкала в Республике Бурятия.

Знакомые места

На Бурятский участок БАМа впервые удалось попасть почти 30 лет назад. Тогда прямо из зала Кремлевского дворца, где проходили заседания комсомольского съезда, привезли мы один из первых бамовских отрядов в будущую Кичеру. Следов тогдашнего Северобайкальска, оставшихся в памяти, найти не удалось. Зато произвел впечатление новый город, построенный за эти годы.

Многоэтажная застройка, лифты, многочисленные коммуникации — плоды цивилизации, которые с точки зрения спасателей создают большое количество проблем. ЧС бытового характера — будничное явление для поисково-спасательного подразделения Байкальского ПСО МЧС России. Открывать металлические двери, вскрывать решетки, ликвидировать последствия ДТП приходится достаточно часто. И все-таки главное назначение Северобайкальского ПСП — обеспечение безопасности людей на акватории озера Байкал и прилегающих горно-таежных территориях.

Виктору Гулевичу, заместителю начальника БПСО по поисково-спасательным работам, эти места хорошо знакомы. Впервые он оказался здесь вместе с бамовскими первопроходцами. В конце 70-х — начале 80-х годов занимался исследованием лавинных очагов, представлявших угрозу будущим объектам Байкало-Амурской магистрали. Потом много путешествовал в здешней тайге с различными туристическими группами, принимал участие в спасательных работах, которые проводились в разные годы.

Успел познакомиться с этими местами и начальник Байкальского ПСО Вадим Рейтер. Бывший кадровый офицер 179-го спасательного центра МЧС России, он уже четыре года возглавляет отряд и хорошо знает все болевые точки подразделений, в том числе и Северобайкальского. Вот в такой рабочей группе и прибыли мы на базу подразделения.

Время Ч

Дежурная смена спасателей готова выехать на место чрезвычайной ситуации практически немедленно. Говорить о прописанных нормативах просто не приходится, потому что в реальной жизни все происходит быстрее, чем на бумаге. Причина — сознание спасателей, их искреннее стремление помочь оказавшимся в беде. И все-таки каждый раз сигнал тревоги приходит неожиданно...

Оперативный дежурный Алевтина Карпова приняла сигнал: в районе Гранминских озер терпит бедствие группа из четырех человек. Точное местонахождение неизвестно. В горах высокая лавиноопасность... В подразделении объявлен сбор. В небольшом городке, да когда есть современная сотовая связь, оповестить людей просто. А потому уже через несколько минут на базу начинают подтягиваться спасатели, не занятые в дежурной смене. Для проведения спасательной операции в таких случаях подбирают самых опытных.

На сей раз к выходу готовятся спасатель 1-го класса Леонид Емельянов, спасатель 2-го класса Георгий Куклин, спасатели 3-го класса Александр Чеглаков и Сергей Костицин. Готовятся тщательно: никто не знает, сколько времени придется вести поиски. Условия тяжелые — крайне низкие температуры, рыхлый глубокий снег, большие перепады высот, необходимость длительного пешего перехода. В эмчеэсовский 66-й грузят лыжи, палатки, рюкзаки, необходимое горное снаряжение. Короткий доклад по рации оперативному дежурному, и машина трогается...

Виктор Гулевич выключает секундомер и дает отмашку рукой — стоп! Вводная была дана учебная. Ничего не подозревавшие об этом спасатели, кажется, даже расстроились. Ведь выезд на трудное задание — это шаг в неизвестное, ощущение опасности и определенная доза адреналина.

Группа в полном составе возвращается на базу. Как и следовало ожидать, нормативного времени для сборов не понадобилось. Теперь предстоит второй этап — проверить, все ли необходимое взяли с собой спасатели. К этой операции Гулевич и начальник Северобайкальского ПСП Виктор Карпов подходят очень тщательно. У них огромный опыт работы в тайге и горах, а потому слишком хорошо знают они цену простейшим на первый взгляд ошибкам. Забытый в спешке носок, плохо запакованные спички, недозаряженный аккумулятор в радиостанции... Зимняя экспедиция не прощает даже таких мелочей.

Проверено снаряжение, личные вещи, медицинская укладка. Группа получает отличную оценку. Оценку, которая совсем скоро пригодится каждому из ее участников. Потому что учебной тревогой началась в подразделении очередная аттестация спасателей.

Экзамен для всех

Тянуть экзаменационный билет спасателям приходится раз в три года. Шпаргалку по теории и практике спасения, основам медицинских знаний написать невозможно. «Заболтать» комиссию — тоже. Ответы на вопросы нужно изложить письменно, «дабы дурь каждого видна была».

 Анализ, сделанный после аттестации, позволяет руководству отряда определить, сколько людей готово получить дополнительные специальности, кто может претендовать на повышение квалификации в учебных центрах. Выясняются в таких беседах и вопросы сугубо личные. Потому что в команде, работающей порой в условиях высокого риска, должны быть только надежные, проверенные люди.

Но прежде чем попасть на личную беседу, нужно еще сдать нормативы по физической подготовке. Комплекс силовых упражнений на турнике и лыжный пробег — тоже важный показатель готовности.

Северобайкальские спасатели аттестацию прошли. Одним эта процедура была в радость, другим пришлось попотеть. Ведь кроме похвал и добрых пожеланий приходится иной раз вести руководителям отряда и разговор нелицеприятный.

Болевые точки

Зимние заботы Северобайкальского ПСП — обычные для всего отряда. Головная боль — огромное количество людей и техники на байкальском льду. Одни используют его для передвижения из одного населенного пункта в другой, другие занимаются любимым промыслом — зимней рыбалкой. Остановить никакими средствами ни тех ни других не удается. А Байкал отличается своей непредсказуемостью: там, где еще вчера можно было спокойно проехать на грузовике, сегодня и пешком не пройдешь...

В начале нынешней зимы под воду угодили сразу три автомобиля. Вся компания попала в огромную промоину. Толщина льда над ней была всего три сантиметра... Людей спасли небольшая глубина в месте провала да счастливое стечение обстоятельств. Еще до прибытия спасателей им помогли выбраться из воды и обогреться.

Уже позже, проводя обследование акватории, спасатели кроме этих трех обнаружили четвертый автомобиль, затонувший днем раньше. Владельца машины установили. Он также не пострадал, только вот заявить о своей беде не успел.

— Рыбалка — это страсть, которую невозможно остановить, — рассказывает начальник ПСП Виктор Карпов. — Инспектора ГИМС ставят предупреждающие знаки. Через средства массовой информации мы обращаемся к населению, разъясняем об опасности на льду. Но это все люди плохо воспринимают.

Многолетний опыт показал: запретительные меры малоэффективны. Увидел человек знак, объехал его — и вперед. А съездов на лед, да еще на современной полноприводной технике, сколько угодно найти можно. Потому и стараются спасатели научить людей хотя бы минимизировать риск за счет грамотных действий.

— На самом деле, раз уж собрался проехать по Байкалу, подумай о своей безопасности. Правила просты и доступны. Лучше всего выйти на лед двумя машинами. Экипировка должна быть соответствующей: теплая одежда, продукты питания с запасом, инструмент необходимый — пешня, лопата, веревка.

редства связи чтоб работали. А то ведь как бывает: телефон есть, а питание кончилось.. На лед выехал — никаких ремней безопасности, никаких блокировок дверей. Полезно проверить, как окна открываются. Появилось сомнение, что впереди трещина, — выйди, простучи лед пешней.

А больше всего удручает Виктора Александровича, что многократные предложения спасателей регистрировать выезд на лед люди не используют.

— Смотрите, что получается: задумал прокатиться на горячие источники — позвони в спасслужбу, спроси о состоянии льда, о предстоящей погоде, скажи, поехали, мол, на трех машинах туда-то, вернуться думаем тогда-то. Так ведь звонков подобных у нас один-два за весь сезон зимний. И приходится заниматься поисками иголки в стогу сена. Родственники звонят, говорят: уехали на Байкал и не вернулись. А куда уехали, в какую сторону — никто не знает...

Официальных ледовых дорог общего пользования в этом районе Байкала нет. За их обустройство и эксплуатацию должны отвечать местные администрации. Но из года в год они отказываются этим заниматься. Причины самые различные: одни говорят — нет необходимости, другие ссылаются на отсутствие средств. А поток машин на льду растет.

Есть предприятия, которые для своих производственных нужд организуют зимники. Они за ними следят, контролируют состояние льда, обозначают трещины. Но это лишь отдельные участки. Например, между селом Байкальским и мысом Котельниковским.

Руководство районной больницы согласует доставку грузов, и прежде всего горючего, в Хакусы, где расположена популярная лечебница с термальными водами. Для того чтобы прошли тяжелые машины, даже торосы выравнивают. Но это разовые операции. В остальное время эта ледовая дорога без присмотра. Транспорта же проходит очень много, особенно в выходные и праздничные дни. И двигаться по льду от Северобайкальска приходится ни много ни мало более 50 километров.

Спасатели совместно с инспекторами ГИМС пытаются по своей инициативе наладить хотя бы элементарный контроль, отслеживают состояние льда, помечают опасные места. И проводят поисково-спасательные работы. В прошлую зиму их было свыше тридцати.

Снежная ловушка

Чтобы попасть в Северобайкальск из Иркутска по железной дороге, нужно почти 35 часов. Из Улан-Удэ еще больше. Самолет — удовольствие дорогое и для многих просто недоступное. Вот и пытаются люди добираться на машинах. Маршрут этот северобайкальские спасатели изучили досконально: за зиму по нескольку раз выезжать приходится в район перевала Даван. Снег пошел — жди вызова.

Вместе с Гулевичем и Карповым отправляемся на Даван. Цель — посмотреть состояние дороги и возможные лавинные очаги. Дорога — узкая грунтовка, пробитая во время строительства БАМа — петляет вдоль железнодорожного пути. До восточного портала Байкальского тоннеля еще можно добраться без проблем, выше на перевал — одна глубокая колея. Пойдет снег — даже полный привод не спасет. А если какая-то машина встала — разъехаться невозможно.

В конце декабря спасатели эвакуировали отсюда 9 пострадавших, двое из которых дети — 2 и 7 лет. В снежном плену оказалось сразу несколько машин. И только счастливое стечение обстоятельств позволило гонцам из этой группы в условиях плохой видимости, глубокого снега и мороза выйти к порталу тоннеля и от железнодорожников попросить помощи. Сотовая связь в этих местах не работает. Спасатель 3-го класса Александр Чеглаков притормозил свою старенькую «Тойоту».

— Вот здесь они все и застряли. Узкая дорожка идет по отсыпке. Чуть не рассчитал, и уже не вылезти. Да плюс подъемчик! Не только легковушки, ГАЗ-66 в этом же месте буксанул и набок лег.

Сразу за верхней точкой перевала дорога резко улучшается. Видно, что расчистка здесь проводится постоянно. А буквально через полкилометра увидели мы стандартный дорожный трафарет, где было указано, что за участок автодороги Усть-Кут — Магистральный — Кунерма отвечает Казачинско-Ленский филиал дорожной службы Иркутской области. Еще через несколько минут познакомились и с конкретным исполнителем — трактористом Игорем Ровшенко из Магистральнинского ДРСУ. Гусеничный трактор с навесным роторным снегоочистителем позволяет поддерживать сложный участок дороги в рабочем состоянии.

— Иркутяне молодцы, а вот Бурятии эта дорога, видимо, не нужна, — с сожалением отмечает начальник ПСП. — Вот и приходится нам людей выручать! На повороте перед мостом через реку Кунерму сохранилась стела: поселок Гранитный. Самого поселка уже давно нет. Его разобрали почти сразу после завершения строительства тоннеля и прокладки пути. Для Виктора Гулевича это место особенное — 30 лет назад здесь стояла его лавинная станция. Сегодня об этом напоминает только ровная площадка, засыпанная снегом да постепенно зарастающая кустарником...

Мы спускаемся вниз, к железнодорожному разъезду Дельбичинда. Бригада рабочих занимается расчисткой путей от снега. На площадке рядом со станционными постройками — метеорологическая площадка. По следам видно: показания с приборов снимаются.

— Железнодорожники сохранили противолавинный пост. Это радует! Вот только эффективность его вызывает сомнения. А серьезных лавинных очагов здесь несколько. Вот, посмотрите.

Гулевич показывает близлежащие склоны.

— Отсюда регулярно сходят лавины объемом до 200—300 тысяч кубов. Они уже сносили опоры ЛЭП, перекрывали пути. Был случай, когда сход произошел буквально вслед пассажирскому поезду...

Интерес к делам лавинным на этом участке у Гулевича и Карпова далеко не праздный. Ведь случись что — ближайшие спасатели только в Северобайкальске. Но сюда еще надо добраться...

Обратный путь через перевал на бурятскую сторону пролетел незаметно, пока не воткнулись мы в хвост КамАЗа на самом узком и нерасчищенном месте.

— Если он сейчас встанет, не спасут нас ни большие колеса, ни специальное шасси...

Эти слова Саши Чеглакова, а вернее мигающие фары «Тойоты», были восприняты водителем КамАЗа: он притормозил на ровной площадке и пропустил нас вперед.

Метки:
baikalpress_id:  34 575