Новый год без банановых листьев

Каждый год в начале февраля вьетнамские студенты, которые живут в Иркутске, устраивают праздник своим преподавателям и друзьям. Тэт — Новый год по лунному календарю — в холодной России отмечается в кругу большой семьи соотечественников. В этот день молодые люди устраивают большой концерт и накрывают стол с национальными блюдами.

 Вьетнамская кухня в Иркутске в середине зимы — очень большой компромисс по отношению к традиционной, «тэтовской», кухне. Национальный квадратный пирог из риса, свинины и гороха нельзя варить без банановых листьев и специальной посуды, разноцветные рисовые чипсы совсем не похожи на те, что продаются в Сайгоне (Хошимине), цветы на ветках персикового дерева делают из цветной бумаги, а мандарины на столе и вовсе китайские. Но главное — в этот день каждого вьетнамского студента в холодном Иркутске посещает особое, новогоднее чувство. И чудесные русские люди, которым хочется подарить кусочек своей страны.

 Декан международного факультета ИрГТУ Виталий Ефремов выражает эту мысль по-взрослому:

— Образовательное сотрудничество с Вьетнамом для нашей страны вопрос стратегический.

 А он знает, что говорит: по численности обучающихся вьетнамских студентов Иркутск занимает третье место в стране, уступая только Москве и Санкт-Петербургу. Дело в том, что во Вьетнаме количество и качество необходимых стране специалистов определяет руководство страны. Школьников отбирают под государственные образовательные программы по определенным методикам, и самые лучшие едут учиться в Россию.

В 2007 году министерство образования Вьетнама обучало в России 600 студентов. В самом далеком от Ханоя городе — Иркутске — пока живут 130 девушек и молодых людей. Но в ближайшее время их число может вырасти за счет приема студентов, обучавшихся на нефтяных специальностях в вузах Уфы, где, по мнению представителей министерства образования Вьетнама, бытовые условия оставляют желать лучшего.

На учебу как на праздник

Русские преподаватели в один голос говорят, что эти студенты могут практически все, потому что приходят в аудиторию поработать, а не отсидеть. В многолетней практике ИрГТУ был только один эпизод, когда вьетнамские студенты сорвали занятия, — в день празднования Нового года по лунному календарю: начало самого большого вьетнамского праздника по-иркутски совпало с последней лекцией в ИрГТУ. Это известие очень обрадовало иркутских студентов, чего не скажешь о ректорате: все преподаватели, чьи лекции были сорваны, получили приглашение для серьезной беседы.

Будущая журналистка Куинь русский учила с шести лет, но ей в университете намного труднее, чем остальным соотечественникам вместе взятым. Формулы и закономерности даются усидчивым вьетнамцам куда лучше профессиональной грамматики русского языка. Большинство вьетнамских детей с детства знают, что они будут получать образование в России. Государственная стипендия дается самым талантливым детям, которые получают образование на энергетическом, горном и химико-металлургическом факультетах, изучают кибернетику, машиностроение, промышленное и гражданское строительство.

 Во время визита в ИрГТУ делегации министерства образования Вьетнама речь шла о том, что в Иркутске можно готовить специалистов по атомным и нефтедобывающими специальностям. Здесь бытовые условия гораздо лучше, хотя у иностранцев возникают проблемы с практикой. Иркутский авиазавод и другие режимные предприятия региона по понятным причинам не дают гражданам другого государства согласия на пребывание на своей территории.

Забытая комсомольская романтика

О своей судьбе многие вьетнамцы узнают только в России: на родине не спрашивают, хотят дети учиться на летчиков или предпочитают романтику маркшейдеров. Правительство сказало — надо! В процессе обучения могут возникнуть нюансы — например, один вьетнамский юноша учится на горного инженера, но, по словам преподавателей химико-металлургического факультета ИрГТУ, демонстрирует явную склонность к химии неорганических соединений. Однако за процесс перевода вьетнамского студента на другую специальность возьмется лишь очень терпеливый человек: процесс осуществляется через ноту посольства вьетнамскому правительству и долгие согласования с Министерством образования и ректоратом.

— Когда они поступают к нам, мы видим личное дело с индивидуальным кодом. В коде находится информация о том, какую специальность должен получить студент, — говорит декан международного факультета ИрГТУ Виталий Ефремов. Именно его сотрудники уже 35 лет помогают адаптироваться иностранцам к учебе в университетах Зауралья. Иркутский подфак закрывает довольно большую территорию — ближайший до недавних пор находился во Владивостоке.

Подготовительный факультет в Томске открылся меньше пяти лет назад. Иркутск очень долго был единственной «карантинной зоной» для иностранцев, приезжающих учиться в вузах Сибири. Поэтому посольство Вьетнама и заменило в российском турне чиновников министерства образования этой страны визит в Томск незапланированным посещением Иркутска.

Во время новогодней церемонии 130 вьетнамцев из золотого кадрового резерва своей страны аплодировали землякам, которые окончили политех с красным дипломом и получили благодарности от правительства Вьетнама. Ведущий на ломаном русском объяснял, что к этим 7 благодарственным письмам нужно прибавить еще 94, полученные другими вьетнамскими студентами, которые не смогли стать круглыми отличниками.

Преподаватель химико-металлургического факультета Юрий Пожеваев, отвлекаясь от беседы с двадцать пятым студентом, который говорит ему большое спасибо за полученные во время учебы знания, резюмирует услышанное: 130 студентов, 101 благодарственное письмо и 7 красных дипломов — есть о чем говорить. Через несколько лет работы с этими студентами Юрий Николаевич поехал в Сайгон — посмотреть страну, откуда приезжают эти умные ребятишки. Поездка завершилась совсем недавно, а уезжающие домой выпускники просят его снова приехать. Юрий Пожеваев обещал подумать — все-таки дорога неблизкая.

Особенности национального гостеприимства

В Иркутске иностранных студентов охраняют тщательно: неписаные правила запрещают посещение временного иркутского дома любыми русскоговорящими людьми, если те не являются персоналом 13-го общежития. Мне лишь однажды пришлось нарушить священное правило — когда будущая журналистка Куинь не справилась с Интернетом и фотографии ее российской жизни пришлось забирать с личного ноутбука. На вахтера произвел впечатление только звонок из дирекции Студгородка — другие аргументы не принимались. Уровень безопасности — еще одна причина, по которой лучшие кадры из страны императора Вьета учатся в столице Восточной Сибири.

Любой иностранный студент скажет, что холодный Иркутск очень дорог ему, поскольку здесь не принято бить за разрез глаз. Многие из них в свое время предпочли наш город Москве, Санкт-Петербургу, Уфе и Воронежу только потому, что там скинхеды когда-то избили соотечественника. К сожалению, адекватность сибиряков по отношению к цвету кожи не гарантирует абсолютной безопасности приезжающим сюда студентам. Их самое слабое место — громкий четырехоктавный язык, отличающий детей Вьетнама от бурят и монголов, которые с детства живут по неписаным российским законам и при случае могут за себя постоять.

В Иркутске можно не смотреть по сторонам в поисках группы бритоголовых молодых людей, одетых в ботинки и куртки военного образца. Зато русский гопник в кожанке, ушанке с нарочито высокими полями и шансоном в мобильнике представляет реальную угрозу. Поэтому в первую очередь служба безопасности ИрГТУ объясняет иностранным студентам истины, противоестественные для нормального человека: Россия — это страна, где нельзя давать позвонить незнакомому человеку. Потому что в периметре, где стоит политех и пожарка, находится с десяток приемных пунктов, которые купят телефон без лишнего шума, документов и подзарядного устройства.

Метки:
baikalpress_id:  34 572