Укротитель ядра

Более пяти лет ему просто не было равных в России. В его коллекции девять титулов чемпиона страны. Заставил считаться с собой он и сильнейших атлетов мира. Дважды ему удалось осуществить то, о чем мечтает любой спортсмен, — стать участником Олимпийских игр. И хотя в его карьере не было больших побед на международной арене, имя Павла Чумаченко известно многим поклонникам королевы спорта. В конце прошлого года на традиционном балу иркутских легкоатлетов знаменитый укротитель ядра объявил о своем уходе из большого спорта.

Поменял диски на ядра

Сейчас уже мало кто поверит, но, когда Павел впервые переступил порог «ядерного центра» на стадионе «Труд», его вес был менее 70 килограммов. Естественно, никто худощавого юношу здесь всерьез не воспринимал. Более того, Юрий Рыбин всеми силами пытался спихнуть «мальчишку» многоборцам — в команду к Валерию Авербуху. Ведь у Чумаченко к тому моменту уже был опыт занятий спринтерскими дисциплинами. Однако парня, что называется, зацепило — понравилось «тягать железо» да «крутить диски» (о тяжелом ядре тогда речь даже не шла). Пришлось Юрию Николаевичу смириться.

— Первых высоких результатов я добился в метании диска, — рассказывает Павел Чумаченко. — В этой дисциплине выполнил норматив мастера спорта, начал выигрывать на всероссийских соревнованиях. (Кстати, в диске Павлу до сих пор принадлежит рекорд Иркутской области — 61 метр 14 сантиметров. — Авт.) Переломным в карьере стал 1996 год. Именно тогда я перешел от Юрия Рыбина к Игорю Бражнику, наставнику первого номера национальной сборной в толкании ядра Евгения Пальчикова. И именно тогда я по-настоящему познакомился с семикилограммовым шаром.

При отборе в олимпийскую сборную, которая должна была отправиться в Атланту, занял четвертое место с результатом около 19 метров. В США тогда поехали двое — Женя Пальчиков и москвич Шидловский. Я же в начале 1997 года неожиданно для многих выиграл зимний чемпионат России. Вот тогда и пришел черед выбирать: или диск, или ядро...

Павел выбрал более тяжелый снаряд. И очень скоро стал безоговорочным лидером в этом виде программы среди соотечественников. Гроссмейстерского в ту пору рубежа 20 метров достиг достаточно быстро. Сейчас даже не помнит, когда и где это произошло.

Загубленный звездный час

Его звездный час должен был наступить в 2001 году. Уже в январе-феврале он выдал ряд отличных результатов, которые сделали его лидером зимнего сезона в мире. Сначала на Новогоднем призе в зале иркутского «Локомотива» он впервые отправил ядро за 21-метровую отметку — 21.36. Затем были победы на «Русской зиме» (20.68) и на чемпионате России (20.90).

На учебно-тренировочных сборах перед чемпионатом мира в закрытых помещениях, который должен был состояться в Лиссабоне, Чумаченко буквально рвал и метал — что ни попытка, то в район 21 метра. Наставникам российской сборной радоваться бы, а они не поверили сибирскому самородку и его тренеру — отправили проходить медицинский контроль. Вся эта катавасия в итоге сильно растянулась. О том, что ему позволено стартовать на мировом чемпионате, Павел в итоге узнал только непосредственно перед стартом, когда уже вышел на разминку.

— Куличенко мне с трибуны крикнул: «Все, можешь выступать!» — вспоминает Чумаченко. — А выступать-то никакого желания уже и не было, весь настрой пропал. Как итог — 19.66 в лучшей попытке, так плохо в том сезоне я ни разу не бросал. А ведь это был мой чемпионат. У меня был реальнейший шанс не просто попасть в призеры на этом турнире, но и побороться за золото. К тому же результаты призеров были не слишком впечатляющими: американец Година выиграл с попыткой на 20.82, десять сантиметров ему уступил Нельсон. Третьим финишировал испанец Мартинес — 20.67.

Через несколько дней после мирового форума на матчевой встрече в Глазго Чумаченко занял второе место (19.92). Удачно вошел он и в летний сезон. Без особых проблем выиграл чемпионат России (ближайшему сопернику привез 70 сантиметров). Вторым был на Гран-при в Севилье (20.29) и на Кубке Европы в Бремене (20.54). Заметим, что во всех указанных международных соревнованиях проигрывал Павел только Мартинесу.

Бронзовая простуда

Свою честно заработанную потом и кровью медаль на официальном старте Чумаченко все-таки взял. Случилось это весной 2002 года на чемпионате Европы в закрытых помещениях в Вене. По итогам турнира он, правда, занял четвертое место, однако молодого словацкого атлета Микулаша Конопку впоследствии уличили в применении допинга, дисквалифицировали и отдали бронзовую награду иркутянину.

— Это, наверное, Бог вознаградил меня за все мои мучения, — улыбается Павел. — В каком состоянии я выступал на том турнире, даже сейчас вспоминать страшно. Началось все с того, что в Москве из-за нелетной погоды задержали рейс на Волгоград, где должен был пройти зимний чемпионат России. Трое суток мы торчали в столице, один раз наш самолет даже поднялся в воздух, но с полдороги его вернули. В итоге я простудился конкретно. Даже голос потерял...

При этом какие-либо серьезные препараты в той ситуации принимать было нельзя — после антибиотиков сразу идет падение формы, а тут до Европы всего полмесяца осталось. В общем, Россию я выиграл на морально-волевых, показав результат в районе 19.30, и отправился в Австрию. Состояние у меня было такое, что спортсмены и тренеры ко мне в номер старались лишний раз не входить, боялись заразиться.

На квалификации, которая состоялась рано утром, я в первой попытке толкнул снаряд на 18.50, во второй — чуть за 19 метров. Естественно, при таком раскладе ни о каком финале даже думать не приходилось. При этом участников было очень много и между выходами в сектор проходило порядка 40—50 минут. Таким образом, на третью, заключительную, попытку спустя почти два часа после начала соревнований вышел изрядно измотанный. Однако терять было уже нечего, и я вложил в этот бросок все оставшиеся силы — ядро улетело к отметке 20.30...

Финал проходил вечером того же дня. Здесь мне также удалась лишь одна хорошая попытка. Причем я в точности повторил свой результат в квалификации. За победу тогда бились Мартинес и датчанин Олсен — оба запустили ядро за 21 метр. Победил испанец. Бронзу же взял Конопка, чуть не дотянувший до гроссмейстерского рубежа. О дисквалификации словака я узнал через несколько дней и воспринял эту весть без особого восторга...

В цивильном костюме на олимпийскую пытку

За год до Олимпийских игр в Сиднее Павел ошарашил всех решением завязать с большим спортом. О причинах сейчас вспоминать не хочет. В итоге действительно ушел. Работал в строительной организации. Но, по собственному признанию, очень быстро заскучал. В родной сектор вернулся в начале 2000 года, за несколько месяцев до главного старта четырехлетия. Чемпионат страны выиграл без особых проблем, выполнив при этом олимпийский норматив — 20 метров.

— Когда приехал в Сидней, оказалось, что мне не хватило цивильного костюма — того, в котором спортсмены на все официальные мероприятия ходят, — рассказывает Чумаченко. — Я начал возмущаться: вот, говорю, один раз на Олимпиаду попадешь, а на открытие даже пойти не в чем. Тогда президент российской Федерации легкой атлетики Валентин Балахничев (а у нас с ним всегда были хорошие отношения) пообещал решить этот вопрос.

Незадолго до открытия он привез-таки этот злополучный костюм. И поперся я на эту церемонию открытия, о чем потом сильно пожалел. Это ведь форменное издевательство над спортсменами. Почти пять часов на ногах! Я к тому же себе ноги натер так, что несколько дней ходить нормально не мог. А через три дня на старт...

Что касается своего выступления на этих Играх, то, учитывая все обстоятельства (год простоя как-никак), выступил я в свою силу — для выхода в финальную пульку не хватило в итоге каких-то 15—20 сантиметров.

Спустя четыре года, на вторых в своей карьере Играх, которые проходили на родине Олимпиад — в Афинах, Павел Чумаченко на церемонию открытия уже не пошел, да и своему земляку Ивану Юшкову посоветовал этого не делать. Греция в первую очередь запомнилась нашим спортсменам (да и их соперникам, наверное, тоже) местом для проведения турнира толкателей ядра.

— Соревновались мы на развалинах первого в истории человечества стадиона, — вспоминает Павел. — Происходило все действо в нескольких километрах от Афин, и наблюдало за ним почти два десятка тысяч зрителей. Располагались они прямо на земле, на пригорке рядом со спортивной ареной. Ощущения просто невероятные, особенно когда мы, участники, через ворота шли на стадион. Чувствуешь себя выходящим на сражение гладиатором... Видел там в камне отпечаток ноги первого олимпийского чемпиона, спартанца. Не особо крупный был товарищ — размер не больше 36-го.

Один на один со снарядом

Кроме двух Олимпиад в его спортивной биографии было еще семь чемпионатов мира (зимних и летних). Добиться серьезных результатов и на этих престижнейших турнирах Чумаченко, к сожалению, не удалось. На то были и субъективные, и объективные причины, говорит спортсмен: где-то выходил на старт с травмой, где-то подходил к соревнованиям не в оптимальной форме, где-то оказался не готов психологически, а где-то просто не повезло...

— Никак не удавалось подойти к главным соревнованиям на пике спортивной формы, — считает Павел. — Серьезным фактором было и отсутствие конкуренции в России. На чемпионате страны для меня главным соперником было ядро. Выполняешь норматив — едешь на международные соревнования, не выполняешь — не едешь. То есть никто меня сзади не поддавливал, не заставлял мобилизоваться. Еще одним минусом в такой ситуации стало то, что в интересах сборной я вынужден был участвовать практически во всех стартах — и зимой, и летом. Естественно, накапливалась усталость, которая, как это часто бывает, давала о себе знать в самые ответственные моменты.

*** Завершив свою карьеру, Павел Чумаченко не собирается окончательно разрывать со спортом. Успел уже попробовать себя в качестве инструктора по фитнесу (готовил специалистов для охранных агентств), сейчас работает промоутером по тренажерным комплексам в одном известном спортивном магазине, а в будущем не исключает для себя возможности поработать тренером. В спортивном зале он тоже частый гость — чтобы не терять форму, каждые два дня проводит интенсивную тренировку...

А пятилетний сынишка Павла, Матвей, меж тем тоже успел подружиться со спортом. С папиными «железными играми» его увлечение, правда, пока никак не связано. Юный Чумаченко пытается постичь азы восточного единоборства с мудреным названием киокушинкай каратэ-до.

Метки:
baikalpress_id:  34 523
Загрузка...