«За проезд мы мыли самолет»

«Структура глобального мира не может быть создана усилием одного человека, одной партии или одной нации. Обязательно мир должен стоять на основе взаимодействия всего мирового сообщества. Франклин Делано Рузвельт, 1 мая 1945». Эта фраза знаменитого президента, сказанная им перед Конгрессом США сразу после встречи глав правительств стран антигитлеровской коалиции в Ялте, выбита на памятнике, который 27 августа 2006 года был открыт в городе Фэрбенксе (штат Аляска). Монумент посвящен русским и американским летчикам — участникам перегонки самолетов по ленд-лизу на фронты Второй мировой войны...

Официально переговоры по ленд-лизу (англ. lend-lease, от lend — давать взаймы и lease — сдавать в аренду) с СССР начались 29 сентября 1941 года, когда в Москву прибыл представитель президента США Аверелла Гарримана. А уже 1 октября им был подписан протокол о поставках Советскому Союзу товаров на сумму 1 миллиард долларов.

Первые грузы были отправлены в нашу страну уже через несколько дней. Всего же за годы войны объем поставок по ленд-лизу в Советский Союз составил порядка 11 миллиардов долларов — это огромная по тем временам сумма. Треть этих средств, как утверждают историки, ушла на обеспечение Красной армии импортной авиатехникой.

По имеющимся данным, за время войны по ленд-лизу СССР было получено 18 659 самолетов, из них истребителей — 13 981, бомбардировщиков — 3652, гидросамолетов — 206, разведчиков-корректировщиков — 19, транспортных — 719, учебно-тренировочных самолетов — 82.

Отечественные асы на забугорной технике

Участие американских, а позже и английских самолетов было заметно на всех фронтах. На Севере советские летчики прикрывали северные морские конвои с ленд-лизовским грузом. С И-16 пересел на «Китихоук» ас полярного неба Борис Сафонов, сбивший 25 самолетов противника и погибший во время прикрытия конвоя PQ-16.

Первый год блокады Ленинграда его небо защищали несколько подразделений на истребителях «Китихоук», а с 1943 года знаменитый полк Преображенского, бомбивший в начале войны Берлин, пересел на «Бостоны»: часть из них стала торпедоносцами и топила немецкие транспорты в Финском заливе, часть — бомбардировщиками, которые бомбили артиллерийские батареи фашистов, обстреливавших осажденный город, помогали прорвать и снять блокаду.

На Юге летчик Владимир Лавриненков после разгрома фашистов под Сталинградом пересел на «Аэрокобру» и стал Героем второй раз, участвуя в освобождении Донбасса, Днепра, Крыма. Трижды Герой Советского Союза Александр Покрышкин с весны 1943 года воевал на «Аэрокобре», сбил на ней при освобождении Кубани и Украины пять десятков гитлеровских самолетов.

Именно там звучал панический вопль немцев: «Внимание, внимание! В воздухе Покрышкин!» А в Европе под его командованием сражался уже полк, а затем и дивизия, целиком на «Аэрокобрах». На «Спитфайрах» бил врага другой известный ас — дважды Герой Советского Союза Арсений Ворожейкин. На его счету 240 боевых вылетов и 52 сбитых самолета противника.

Главное отличие «американцев» — комфорт

Еще об одном примере удачного соединения надежности заокеанской техники с мастерством советских летчиков корреспонденту «Копейки» поведала жительница Иркутска II Зоя Васильевна Василькова. В 1943 году она, тогда еще 19-летняя девушка, окончила курсы радисток и попала на службу в 67-ю роту связи 13-го Рославльского Краснознаменного гвардейского авиационного полка дальнего действия. К моменту ее прихода подразделение было уже полностью укомплектовано американскими бомбардировщиками В-25 «Митчелл».

— Как признавались летчики, летать на этих самолетах было одно удовольствие, — вспоминает Зоя Васильевна. — По комфортабельности они заметно превосходили советские аналоги.

Более детальная характеристика В-25 обнаружилась в воспоминаниях дважды Героя Советского Союза А.И.Молодчего: «Как показали летные испытания, этот самолет по сравнению с Ил-4 обладал большей максимальной скоростью, доходившей на высоте 5000 метров до 490 км/ч, но значительно меньшей дальностью (1960 км с бомбовой нагрузкой 1400 кг) и более низким потолком, не превышавшим 7500 м. В-25 нуждался в значительно больших аэродромах.

Следует отметить, что более комфортные условия на борту, автопилот и хорошая устойчивость в полете значительно улучшали работу экипажа по сравнению с Ил-4. Его пилотирование, включая взлет и посадку, оказалось настолько простым, что позволяло быстро вводить в строй молодых летчиков. Сильнее было и оборонительное вооружение, состоявшее из одного 7,62-мм и четырех 12,7-мм пулеметов».

— Полетать на В-25 мне удалось только один раз, — рассказывает Зоя Василькова (в девичестве Максимова). — Дело было в Умани. Мы с подружкой уговорили одного летчика, чтобы он нас прокатил на своем самолете.

Начиналось все вроде как с шутки, а в итоге сошлись на том, что «за проезд» мы ему самолет поможем помыть. В общем, погрузились и полетели. Сначала было все очень хорошо. Очень приличная скорость, крутые виражи, жаль только, что ничего, кроме неба и облаков, так и не увидели. Проблемы начались при заходе на посадку. Причем не у самолета, а у нас, его пассажиров... Дело в том, что перед полетом мы в деревне достаточно плотно наелись черешни, и вот эта ягодка-то о себе и напомнила. У меня такая беретка была... Впрочем, давайте без подробностей. Три дня я потом в столовую не могла ходить. Этот полет отбил всякую охоту в дальнейшем летать на боевых самолетах.

Последний полет 35-го

Полк, в котором служила Зоя Максимова, первым среди строевых приступил к освоению бомбардировщика B-25 «Митчелл». Происходило это в середине 1942 года на аэродроме Кратово под Москвой. А с августа того же года летчики подразделения уже участвовали в операциях Западного, Калининского, Сталинградского, Брянского фронтов. Объектами бомбардировок были войска и скопления боевой техники и авиации. В апреле-мае 1943 года B-25 наносили удары по крупным административным центрам и железнодорожным узлам в Германии и Польше.

В дальнейшем 13-й полк участвовал во всех крупных операциях Красной армии. С наибольшей интенсивностью боевая работа велась во время Курской битвы и Ясско-Кишиневской операции. Одновременно с бомбовыми ударами летчики выполняли специальные задания в интересах партизан Польши, Чехословакии, Югославии и советских высших штабов. Спецзадания включали в себя доставку оружия, боеприпасов, медикаментов и людей в заданные пункты в глубоком тылу противника.

— Ново-Дугино (Смоленская область), Конотоп (Сумская), Умань (Черкасская), Калиновка (Винницкая), Стрыя (Львовская), Мелец в Польше... Вслед за сухопутными войсками мы тоже продвигались на Запад, — продолжает свой рассказ Зоя Васильевна. — Правда, из-за специфики нашей службы в больших городах мы бывали только проездом, а основное время проводили на аэродромах. Впрочем, от самого страшного, человеческих потерь, нас это не избавляло. Чем ближе был конец войны, тем опаснее становились задания наших летчиков и редко какой день обходился без происшествий... Один случай запал в душу. Буквально за несколько дней до окончания войны из ночного вылета не вернулся 35-й борт, я как раз была на дежурстве. До утра сидела у приемника, ждала от него сигнала. Потом пришел командир и говорит: «Все Максимова, выключай аппарат и иди отдыхай». Это был наш последний самолет, который не вернулся. После воссоединения советских войск с союзниками война для нас по сути закончилась — бомбить было уже нечего.

Очень многие летчики 13-го гвардейского авиационного полка дальнего действия были удостоены государственных наград. Есть среди них и Герои Советского Союза. Вот лишь некоторые имена: Александр Дудаков, Гаяз Баймурзин, Леонид Тюрин, Михаил Журавков, Иван Лазарев...

Боевую технику плющили в брикеты

Нужно сказать, что ленд-лиз не являлся благотворительной программой. Согласно договору, не подлежали никакой оплате только материалы, уничтоженные, утраченные или употребленные во время войны. Оставшиеся же после войны материалы и техника, пригодные для гражданского потребления, должны были быть оплачены полностью или частично на основе долгосрочных американских кредитов.

Что касается военной техники, то с окончанием войны и прекращением сроков действия программы ленд-лиза Советский Союз обязан был сдать самолеты обратно американцам. Обычно эта процедура сводилась к уничтожению техники под контролем американских представителей. В частности, такие работы велись в 1945—1947 годах под Винницей. Самолеты и другое оборудование просто давили тракторами.

Другой пример варварского уничтожения вполне еще пригодной техники припомнила Зоя Василькова:

— В конце 40-х, уже после демобилизации, в Кировограде я повстречала своих сослуживцев, которые под большущим секретом рассказали мне о судьбе большей части боевых самолетов нашего 13-го полка. Летчики из Умани гоняли технику во Владивосток, где ее сначала пускали под резак и мощный пресс, а затем попросту топили в Тихом океане. Причем с обреченных самолетов брать ничего не разрешалось — даже такой, казалось бы пустяк, как бортовые часы.

Впрочем, печальная участь постигла далеко не все «Митчеллы». Американские самолеты сохранялись на вооружении Советской армии до перехода на Ту-4, то есть до начала 50-х годов. Небольшое количество В-25 было отдано связистам, эксплуатировались они как почтовые. Несколько «Митчеллов» в послевоенный период переделали в штабные, транспортные и пассажирские. Это имело место и в военной авиации, и в других ведомствах. В 1947 году один B-25G переоборудовали в спецсамолет для командующего ВВС ВМФ, подобную машину с отделанным бархатом салоном имел министр рыбной промышленности.

Из всех поставленных в СССР В-25 в настоящее время сохранился всего один. Эта машина не воевала, а совершила вынужденную посадку на трассе АЛСИБа и много лет пролежала в тайге. Ее восстановили на Новосибирском авиационном заводе и передали в музей в Монино. Там самолет экспонируется на открытой площадке...

Что касается младшего лейтенанта Зои Максимовой, то после окончания войны ее профессиональная деятельность никак не была связана с армейской службой. В начале 50-х судьба забросила ее в Иркутск, здесь она и прожила большую часть своей жизни, здесь вырастила троих сыновей. 4 декабря Зое Васильевне исполнилось 84 года.

В материале использованы данные с сайтов Airpages.ru, Allaces.ru и Headway.us. Фото автора, из личного архива Зои Васильковой и с сайта Allaces.ru

Метки:
baikalpress_id:  34 518