Полевой Николай — литератор

Наш земляк издавал в Москве журнал, в котором стремились напечататься Пушкин, Тургенев, Жуковский, Даль

Одна из знаменитых творческих династий России берет начало в столице Восточной Сибири — семья Полевых. Это поэты, писатели, журналисты, историки. Их имена известны не только всей стране, но и в мире. Дети иркутского купца, два брата и сестра, из провинции и с домашним образованием, стали признанными литераторами. Старший из них, Николай Полевой, издавал один из лучших журналов XIX века — «Московский телеграф», чтением которого были увлечены обе российские столицы и Европа.

Детство в Иркутске

Родился Николай Алексеевич Полевой 22 июня (3 июля) 1796 года в Иркутске. Он происходил из старинного курского купеческого рода. Отец его служил в Иркутске управляющим в Российско-Американской торговой компании, владел фаянсовым и водочным заводами. Глава семьи характером славился сильным и вспыльчивым.

Мать же слыла мягкой и кроткой женщиной. Воспитывалась она в Иркутском девичьем монастыре, а потому была очень религиозной. Вместе с тем увлекалась художественными романами, к чему муж относился с большим недовольством. А к занятиям литературой своих детей, которые получали домашнее образование, и подавно. Но, несмотря на это, в семье выросли три литератора — Николай, Ксенофонт и Екатерина (в замужестве Авдеева), ставшая первой сибирской писательницей, издательницей русских народных сказок и книг по домоводству.

Николай Алексеевич соединил в себе качества и того и другого родителя — силу воли отца и мягкость и религиозность матери. С раннего детства он проявлял большую любознательность. В шесть лет уже научился читать, а к десяти познакомился со всеми книгами, которые только были в доме. Среди них произведения Сумарокова, Ломоносова, Карамзина, Хераскова, Голикова. Приобщившись к литературе, Полевой сам начал писать стихи, он издает собственные рукописные газеты, сочиняет драму «Брак царя Алексея Михайловича» и трагедию «Бланка Бурбонская». Но отец видел в нем только торговца, потому с десяти лет привлекал сына к конторским делам, сжигал его литературные опусы, отбирал книги. Правда, это не останавливало Николая — упертый характер достался ему от батюшки.

В 1811 году в жизни будущего литератора произошел настоящий перелом. С коммерческими поручениями отец отправил его в Москву, почти год Николай жил в столице. Именно тогда он познакомился с театром, смог прочитать книги, которые хотел, и без запретов. Иногда ему даже удавалось попасть на лекции в Московский университет. Полевой продолжал писать, но приехавший отец уничтожил все его рукописи, узнав об их существовании.

Догнал академиков

Так вышло, что незадолго до войны 1812 года семейный бизнес стал терпеть серьезные убытки. Поэтому Полевым пришлось уехать из Иркутска в Москву, а затем в Курск. Отец посылал Николая с поручениями по всей стране. Такая кочевая жизнь не могла предоставить молодому человеку даже малейшую возможность заниматься литературой. Но желание все росло.

Наконец в 1814 году Полевой принялся за изучение русского языка, а также штудирование иностранных — были люди, которые согласились рассказать юноше о тонкостях грамматики и произношения (служил он тогда конторщиком у курского коммерсанта Баушева). Системы в такой учебе, конечно, не было — образовываться приходилось часто по ночам, урывками. Днем же заниматься конторскими и отцовскими делами.

В 1817 году в Курск приезжает Александр I. Визит царя так поразил Полевого, что Николай написал статью и она была напечатана в журнале «Русский вестник» Сергея Николаевича Глинки. Здесь же в скором времени вышли еще две его статьи — воспоминания о взятии Парижа и о приезде в Курск Барклая де Толли. Начинающий публицист приобретает некоторую известность в городе, даже удостаивается знакомства с губернатором. С ним начинают считаться. Все это подстегивает его к дальнейшему самообразованию.

Он изучает статью Николая Греча, в которой говорится, что русский язык недостаточно разработан, и решает составить новую систему русских спряжений. Тогда же начинает переводить иностранную прессу. Эти работы и свои статьи он отправляет в «Вестник Европы», где их публикуют.

Полевой становится известен в литературных кругах. В 1820 году Николай знакомится лично со своим первым редактором — Глинкой. А в 1821 году в Петербурге уже встречается с великими людьми своего времени — Жуковским, Грибоедовым, Гречем, Булгариным. Павел Петрович Свиньин предлагает ему работать в «Отечественных записках». Полевой много трудится — заканчивает свое исследование «Новый способ спряжения русских глаголов». Его труд был высоко оценен — Полевого удостоили серебряной медали Российской академии.

Лучший журнал России

В 1822 году отец умирает, и Полевой наследует его дело. Правда, вскоре решает, что литература и журналистика важнее, и полностью прекращает заниматься торговлей. Он намерен издавать собственный журнал.

Как раз в это время российские журналы переживают не лучший период. «Вестник Европы» уже считают устаревшим, «Сын Отечества» также перестает удовлетворять интересам читателей, а «Русский вестник» наскучил обращением в старину, не связанную с современностью. Обновление было необходимо. И Полевой открывает «Московский телеграф». За его основу автор берет один из передовых журналов Франции — Revue Encyclopedique.

Николай Алексеевич хочет популяризировать не только новые отечественные идеи, но и западные. «Московский телеграф» освещает все выдающиеся европейские события литературы, науки, общественной жизни. В нем появляются переводы Августа Шлегеля, Шекспира, Бальзака, Вальтера Скотта, Байрона, Шиллера, Гете, Гофмана и других знаменитых классиков. На русском языке публикуются материалы французских и английских журналов. Но и о родной стране издатель не забывает. На российскую интеллигенцию это влияет очень благотворно.

Ко всему прочему журнал становится энциклопедическим. Освещают в нем и модные тенденции. Выходят статьи об изобразительном искусстве, Полевой первым публикует в своем издании репродукции известных картин. Выходил «Московский телеграф» дважды в месяц — 1-го и 15-го числа. Неважно, выпадали на эти дни праздники или что-то другое, хоть потоп случался — это не останавливало.

Среди авторов журнала — Кюхельбекер, Одоевский, Крылов, Даль. Издавать «Московский телеграф» Полевому помогал брат Ксенофонт. Князь Вяземский — правая рука Николая Алексеевича — заведует отделом литературной критики. Ищет новых сотрудников из так называемого Пушкинского кружка. Пушкин присылал в редакцию «Московского телеграфа» свои пьесы и эпиграммы. Здесь печатались произведения Жуковского, Батюшкова, Баратынского, Тургенева. Журнал процветал. Он стал главным событием целого десятилетия — 20-х годов XIX столетия.

Сам Полевой умел организовать работу редакции. Он проявил себя и как журналист, и как критик, и как историк. Увлеченный философией, он пишет критику на произведения и даже критику на критику. Николай Алексеевич говорил, что за произведением важно видеть личность автора, мыслить глобально, а не только в пределах своей страны. Он занимается беллетристикой, пишет исторические труды, пьесы и романы. Первым переводит на русский язык шекспировского «Гамлета». Александр Герцен говорил о нем: «Этот человек родился быть журналистом».

Опала

Острый язык Полевого помог ему нажить много врагов в литературных кругах. Часть журналистов не выносила его за то, что он отнял аудиторию у их журналов, Пушкинский кружок был обозлен из-за критики Полевого на «Историю государства Российского» Н.М.Карамзина. Да и не самые лестные отзывы о «Литературной газете» Пушкина и Дельвига не прошли даром. В журнале отказался работать Вяземский.

Известный гонитель Пушкина Уваров — глава Министерства народного просвещения — также был недоволен деятельностью Полевого. К тому же «Московский телеграф» считался первым буржуазным журналом. И прославление в нем купеческого сословия (Полевой никогда не забывал о своих корнях) многим очень не нравилось.

Последней каплей терпения властей стала критическая рецензия Николая Алексеевича на драму Кукольника «Рука Всевышнего Отечество спасла», приуроченную к юбилею династии Романовых. Сюжет ее знаком: Иван Сусанин заводит врагов в болото и ценой своей жизни спасает нового царя. В 1834 году эта история имела еще и определенный политический подтекст — идеи самодержавия и народности. Поэтому всем критикам была дана точная установка писать о пьесе хорошо, ведь среди зрителей сидел сам Николай I! Но Полевой раскритиковал сие творение. «Московский телеграф» свое существование прекратил, а его редактора объявили вне закона.

Николаю Алексеевичу запретили заниматься журналистской деятельностью и уж тем более снова издавать свой журнал. А у него была большая семья, в которой росло семеро детей. Зарабатывать он мог только писательским трудом. Под строгой секретностью Полевой становится негласным редактором «Живого обозрения». Работал под чужим именем или просто анонимно. Чуть позже ему предложили редактировать петербургские издания «Северная пчела» и «Сын Отечества».

Опальный писатель передает управление «Обозрением» брату Ксенофонту и с надеждой на лучшую жизнь уезжает из Москвы. Но в северной столице он так и не может найти единомышленников. Того хуже, редакторы журналов Булгарин и Греч, с которыми приходится работать, — его злейшие недруги. Несмотря на уязвленное самолюбие, у Полевого море идей, как можно улучшить журналы. Но, не найдя откликов на свои предложения, Николай Алексеевич отказывается и от «Северной пчелы», и от «Сына Отечества».

* * * Последние годы Полевого были очень тяжелыми. Чтобы заработать, он редактировал сочинения приходящих авторов, сам считал, что нельзя размениваться на мелкую монету, но поделать ничего не мог. Отношение к нему хороших знакомых тоже менялось — его не узнавали.

Единственной радостью было то, что неплохой популярностью пользовались пьесы Полевого, ставившиеся в театре. Правда, и это омрачалось тем, что теперь некогда острого и бескомпромиссного автора обвиняли в заискивании перед властями. Полевому было от чего поменять свое отношение к жизни. Смерть сына и сестры, постоянные нападки со всех сторон сильно подорвали его здоровье. Он и сам уже начал мечтать о смерти.

Понимал, что взгляды его устарели, что он стал стар. Все попытки к издательству оставались безрезультатными. 22 февраля 1846 года, в 52 года, Николай Алексеевич ушел из жизни. Семья его получила пенсию в 1000 рублей. А Виссарион Белинский написал посмертную статью о том, как много Полевой сделал для русской литературы и общества.

В Иркутске сегодня открыт гуманитарный центр — библиотека имени семьи Полевых. Потомки передали родному городу своей династии очень ценные и дорогие для читателей книги.

При подготовке материала использована статья Н.К.Козьмина «Полевой Николай Алексеевич»

Метки:
baikalpress_id:  34 515
Загрузка...