Малыш — урод? Зато — второй

Материнский капитал имеет обратную сторону

Наступивший 2008-й год объявлен в России Годом семьи. Добрая и очень своевременная инициатива принадлежит В.В.Путину. Государство в лице его национального лидера наконец-то решило: хватит народу спиваться и наркоманить, пора вспомнить о порушенных ценностях, о доме, семье, детях. Удачно вписались сюда и меры поддержки матери и ребенка, утвержденные правительством в минувшем году, которые, по словам специалистов, уже принесли первые плоды в виде подъема рождаемости как в Иркутской области, так и в целом по стране. Выбираемся из кризиса?

Жан-Клод Шенье сообщает

Радость, однако, из тех, что со слезами на глазах. Итоги, с которыми страна пришла к этому знаменательному году, по словам социологов, свидетельствуют о том, что изменения в самой хрупкой сфере жизни общества — семье — произошли слишком разрушительные, катастрофичные, чтобы поправить положение даже такой замечательной президентской инициативой. Согласно прогнозам Росстата, численность населения к 2016 году сократится в лучшем случае до 139 миллионов, в худшем — до 129. Сегодня в стране проживает 145 миллионов человек.

Демография — политическая арифметика, демография — судьба нации, утверждает выдающийся современный французский геополитик и демограф Жан-Клод Шенье, анализируя негативные процессы в жизни западно-европейских стран. Россия, пишет ученый, прошла длинный путь от наивысшей в мире рождаемости в начале прошлого века к одной из самых низких в настоящем. Стабилизации обстановки в этой сфере не следует ждать скоро.

Недавняя перепись населения, проведенная в стране, свидетельствует о том, что здоровье миллионов россиян находится в угрожающем состоянии. Наркоманов, к примеру, у нас около трех миллионов, больных СПИДом — более 100 тысяч. Больных алкоголизмом людей тоже более трех миллионов. Одна из негативных тенденций последних лет — рост подросткового алкоголизма. По разным данным, алкоголь употребляют постоянно от 12 до 100 тысяч юных россиян. В последний год к этой статистике прибавился рост смертности среди подростков, употребляющих суррогат: каждый десятый отравившийся — моложе 18 лет.

Либерализация российской экономики — это не только рост оборота алкогольной продукции в разы, но и столь же резкое увеличение смертности населения. По данным Роспотребнадзора, с 1990-го по 2005 год смертность, связанная с употреблением алкоголя, выросла у нас в три раза, ее ежегодный показатель — 70 тысяч человек в год.

Еще несколько особенно кричащих цифр: больше 13 миллионов мужчин и более 11 миллионов женщин никогда не состояли в браке. Семь миллионов женщин и четыре миллиона мужчин разведены, и еще в стране 11 миллионов вдов, поскольку средняя продолжительность жизни мужчин у нас на 10 и более лет ниже женской. Такая вот «политическая арифметика» к началу российского Года семьи.

Рождены, чтобы погибнуть

Все же, утверждают специалисты, поддержка семьи и особенно материнства на государственном уровне играет свою положительную роль. Прежде всего это отразилось на повышении рождаемости, поскольку даже на фоне нынешнего тотального удорожания тот же материнский капитал стимулирует появление второго и — нередко — третьего ребенка в семье. Число таких женщин, по подсчетам медиков, меньше чем за год выросло на 51 процент.

Только и тут далеко не все так гладко. Мне вспоминается замечательная парочка, не так давно украшавшая страницы «Новой газеты», — Хрюн и Степан. «Надбавка в 250 тысяч за второго ребеночка? — обращаются они к президенту от лица народа в связи с новой правительственной инициативой. — Вот это правильно, это главное. А то, что наша страна спивается, это пустяки. И пьяное зачатие, и ребеночек-урод — тоже пустяки. Нам ведь его не на выставку везти. Главное, чтобы он был вторым». Жизнь в иркутской глубинке, к сожалению, хорошая иллюстрация этих слов.

— В нашем суде становится все больше дел, связанных с разными аспектами брачно-семейных отношений, — рассказывает судья Нижнеудинского городского суда Валентина Владимировна Китюх. — Например, увеличивается количество исков о лишении родительских прав матерей и отцов-алкоголиков. Приходим в такие пьющие семьи — ни постельного белья, ни посуды нормальной, ни хотя бы уголка для занятий ребенка, приготовления уроков и т. п. В таких домах нередко свет отключен за неуплату, в окнах вместо стекол — рваная целлофановая пленка.

Недавно мы рассматривали дело одной семьи из поселка Алзамай. Родители-алкоголики не позаботились к зиме о дровах, и маленький ребенок собирал в доме все тряпье, ложился на пол, ближе к печке, укутывался, чтобы не умереть от холода. Этого малыша мы забрали, и сейчас он в детском доме. А года два назад в нашем городе произошло такое, что до сих пор сердце кровью обливается.

Молодой мамаше и ее сожителю мешал пьянствовать трехмесячный малыш. Ребенок был голодный, неухоженный, он все время кричал, плакал. И эти изверги взяли его за ножки и окунули в чан с почти кипящей водой. Характерно, что они оба до сих пор на свободе — милиция вроде не нашла убедительных доказательств, по чьей вине погиб такой страшной смертью малыш.

Еще один случай, который вызвал в Нижнеудинске большой общественный резонанс. Молодая деревенская девушка родила ребенка, отец его был неизвестен. Заботилась о малыше кое-как, часто оставляла его с парализованным дедом, который любил выпить. Однажды зимой эта мамаша уехала в город, малыш устал плакать, ждать непутевую мать и в легкой одежонке пошел на улицу. Утром недалеко от деревни нашли замерзший труп ребенка. Жизнь показывает, убеждена Валентина Владимировна, что в семьях родителей-алкоголиков не всегда удается выжить даже одному ребенку.

Рождение детей в незарегистрированном браке или вовсе у одиноких женщин, по словам нижнеудинских специалистов по опеке, давно стало обычным явлением. Молодые матери порой и сами не знают, от кого родился их ребенок. Хорошо, если такая мамаша сразу отдаст ребенка в приют, где жизнь и здоровье малыша будут в безопасности. Бывает, что новорожденных ребятишек находят в мусорных ящиках, на каких-нибудь лестницах или просто в лесу — как правило, такие дети не выживают, а их преступные мамаши как ни в чем не бывало неплохо существуют дальше.

Борцы за своих детей

Число маленьких российских граждан, рожденных вне брака, выросло за последние 25 лет в три раза. Это общероссийская тенденция, считает руководитель Центра по изучению проблем народонаселения экономического факультета МГУ Валерий Елизаров. Если к началу 80-х таких детей было 10—11 процентов от общего числа новорожденных, то сегодня эта цифра достигла 30 процентов.

Молодые родители, если и живут вместе, не спешат узаконить свои отношения. Эта тенденция как бы сближает россиян с их европейскими сверстниками. Там, в Европе, давно почти половина малышей рождается вне брака — молодежь предпочитает не спешить с регистрацией, пожить вместе, проверить чувства и т. п. Среди причин подобных свободных союзов в России — весьма существенные доплаты одиноким родителям, а также неплохие социальные льготы, потерять которые не хочет ни одна, ни другая сторона.

Еще одно любопытное явление последних лет отметили работники Нижнеудинского городского суда. Все больше появляется отцов, в том числе и молодых, которые не спиваются вместе со своими женами, не опускаются, как они, а всячески стараются разорвать отношения и спасти детей. Создадут они при этом новые семьи или нет — уже не так важно, но своих ребятишек воспитывают сами и заботятся о них очень хорошо.

— Здесь даже и лишение материнских прав не требуется, — говорит Валентина Владимировна. — Отец забирает ребенка к себе, благо что мамаши в этих случаях почти не спорят. Иногда, правда, придут для приличия в суд, пошумят, повозражают немножко. Мол, я такая хорошая, такая порядочная, а муж — негодяй. Но мы-то видим, кто из двух родителей действительно отстаивает интересы детей. А отцу от лишения родительских прав своей супруги никакой выгоды, к тому же есть опасность, что в будущем вконец опустившаяся мамаша станет предъявлять претензии повзрослевшему ребенку, алименты потребует или еще что-нибудь. Хотя на моей памяти таких случаев не было.

Есть, конечно, женщины, которые приходят в суд и просят лишить прав спившегося отца своих детей. И все же отцов, которые просто борцы за счастье своих ребятишек, становится все больше.

 В этой связи мне вспоминается один характерный случай. Развелась недавно молодая семья. Бывшие муж и жена — люди самостоятельные, приличные. Ну не сложилась у них совместная жизнь. Оба к тому же успели наделать немало глупостей, что поделаешь. Мужчина уже новую семью создает, а сердце все еще к той тянется. Бывшая жена вообще рыдает и страшно жалеет, что все так получилось, поняла, что любит мужа без памяти. А ребенок, как и бывает в таких случаях, стал для матери орудием мести.

Мужчина приходит ко мне на беседу. Рассказывает, что вот живет уже с другой и дочка недавно родилась, а все никак первую семью забыть не может. Я говорю: «Вы все равно с другой женщиной живете, отвыкнете со временем, потерпите. Он: «Не могу. Не могу без них, без дочки особенно. Люблю ее, страшно скучаю. И она меня очень любит».

Тогда в решении суда мы определили его права по отношению к дочери: право видеться с ней по выходным и праздникам, забирать ее на каникулы, проводить с ней отпуск. Мы видели эту девочку. Она действительно очень тянется к отцу, очень любит его. Ребенок не виноват, что все так получилось.

Приоритеты за океаном

Российские социологи все чаще говорят о кризисе современной семьи. Хотя бы на основании того общеизвестного факта, что если с официальной регистрацией молодежь обычно не торопится, то разводятся молодые семьи все чаще и чаще. Известно, что сегодня распадается почти каждая вторая семья. Общероссийский ажиотаж «трех семерок», когда люди занимали очередь в загсах чуть ли не за год, чтобы только зарегистрировать брак 7 июля 2007 года, не в счет, это скорее дань моде или какому-то странному суеверию. И то и другое вряд ли можно считать хорошей опорой для крепкой семьи.

Еще один аспект нынешнего кризиса семьи отмечают социологи: люди не торопятся обзавестись детьми или вовсе не хотят их иметь, потому что у многих в числе главных жизненных ценностей удовольствия, развлечения — словом, то, что называют жизнью для себя. И не так уж, по-моему, важен здесь социальный статус или достаток.

Главное — те приоритеты, ради которых, собственно, и живут такие люди. Характерно, что это тоже некое стремление к европейским и даже общемировым стандартам, и к тому же таких молодых россиян становится все больше. Немало, впрочем, и тех, для кого путь к правительственному четвертьмиллионному «подарку» оказался просто не по силам.

— Какой материнский капитал, о чем вы? — удивленно пожимала плечами моя молодая собеседница, не один год отработавшая в общеобразовательной иркутской школе. — Сколько нужно сил, здоровья, денег наконец, чтобы поднять на ноги первого малыша. О втором в нашей семье просто смешно говорить. С таких неутешительных позиций стартует в стране в целом и в Иркутской области в частности путинский Год семьи.

Масштабность государственной программы помощи семье, растиражированной нынешними российскими и областными СМИ, как говорится, рядом не стояла с масштабом общероссийской беды, общероссийских проблем, которые привели к столь катастрофическому падению уровня жизни людей, к самой большой в истории страны смертности населения.

Если нынешняя программа — часть плана Путина, то частью чьего плана явилось все то, что произошло в России до того?

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments
Загрузка...
Загрузка...