Из первых уст

Вот уже 14 лет для многих жителей России, в частности иркутян, новогодние каникулы проходят на скорбной ноте. 3 января 1994 года трехсотлетний Иркутск вздрогнул в прямом и переносном смысле. Примерно в полдень пассажирский авиалайнер Ту-154, совершавший рейс по маршруту Иркутск — Москва, через 12 минут после взлета потерпел крушение в районе поселка Мамоны. 116 пассажиров, 9 членов экипажа и 1 человек на земле (работник мамоновской фермы) погибли. И до этого вокруг города случались разного рода ЧП, в том числе и с самолетами. Один пожар на военном аэродроме «Белая», где сгорели стратегические бомбардировщики, чего стоит. Но при этом не было такого количества жертв. Ведь еще не было ни Бурдаковки, ни Иркутска II...

Е.Ковалев, тракторист: «И первая мысль — там же Мишка, под завалами...»

— Он не то чтобы падал, но как-то резко надвигался прямо на меня своим брюхом. Я как на рев его из родилки выскочил, так единственное сообразил: хвост-то сильно уж низко, а нос задран... А откуда вообще самолету взяться на ферме — не подумал, потому что сразу скрежет такой, грохот... И — взрыв. И гарью страшно запахло. В себя-то пришел — кругом развалины дымят.

И транспортер, что от коровника идет, плитами задавлен. И первая самая мысль — там же Мишка Сальников, под плитами-то! Мы с ним за несколько минут до этого вместе ковырялись. Я ему все: пойдем да пойдем, в родилке поможешь, а с обеда вернемся... Родилку-то не разрушило. А Миша вот... Хороший был мужик. Слесарь по навозу. Две дочки-инвалидки, шестнадцати лет, осталися...

Л.Данилова, зоотехник: «А тут... молоко с кровью...»

— Когда громыхнуло и стекла посыпались в избах, я дома была — не в мою смену это произошло. Все, думаю, война. Да и вся деревня так поняла. Вдруг с фермы прибегают: самолет упал на нас! Ну разве поверишь? Одеваюсь, бегу. И все, кто может, бежим. Мамоны же наши, вот они, рядом.

То, что увидали... Господи... Как на словах передать? Трупы людей, коров вперемешку с железом — на земле, на снегу, меж покореженных балок. И все — в клочья... Кости обугленные, кровь... Галя Нечаева, Ольга Москвитина ходят по пепелищу, чего-то говорят сами себе, шепчут ли... Они ведь собирались вот-вот дойку начать, на несколько шагов всего отошли. И в этот момент всю их группу коров...

Такой образ есть: ну, счастья, здоровья — кровь с молоком. А тут... молоко с кровью...

Загрузка...