Семеро на руках

Лариса Лисичкина не захотела отдавать приемных детей даже под угрозой

Лариса Лисичкина не кичится своим статусом многодетной матери, как, впрочем, и не тяготится им. Она просто живет и как может воспитывает семерых детей, четверо из которых — опекаемые. Необычная жизненная история, в которую попала жительницы Зимы, началась восемь лет назад.

Выросла, вышла замуж Лариса в Красноярском крае. В браке с первым мужем у нее родилось двое сыновей — Женя и Леша. Так сложилось, что пришлось взять на себя заботу и о родных племянниках. Даша и Никита, дети сестры, которая увлекалась спиртным, воспитывались в неблагополучной семье. После смерти отца-наркомана их жизнь в буквальном смысле оказалась под угрозой. И когда маленький Никитка попал в реанимацию, Лариса поняла: детей нужно забирать к себе. Сначала, в 1999 году, жить к тете перешла четырехлетняя Даша, а почти через год и Никита, хотя врачи предупреждали — здоровье ребенка нестабильно. Документы на опеку оформляли почти два года.

В 2001 году Ларисе с мужем предложили принять участие в новой федеральной программе «Приемная семья», нашли для них еще двух девочек: 11-летняя Аня жила в детском доме, а маму шестилетней Алены посадили в тюрьму. Пока готовили нужные справки, финансирование программы перешло на муниципальный уровень, и в местном бюджете, как всегда, не оказалось денег. Чиновники предложили Ларисе вернуть приемных детей, чем повергли женщину в шок: «Они же прожили со мной два года, как это — взять и отдать их обратно? Куда обратно? Это же предательство!»

Не получается у вас финансировать приемную семью — не надо, решила Лариса и оформила опеку над всеми детьми. На тот момент вместе с родными мальчиками детское «население» семьи состояло из шести человек. Не выдержали нервы у мужа. Поставив ультиматум — или я, или приемыши — и услышав в ответ «Конечно, дети, ведь они-то не предадут!», мужчина исчез из жизни большого семейства, не позабыв прихватить с собой все.

— Остались только кровати и дети! — смеется сейчас Лариса Лисичкина и тут же хмурится: — Трудно было.

Снимала с ребятами квартиру, пособие на детей задерживали по три-четыре месяца. Пришлось идти работать, за детьми иногда присматривал дед-пенсионер. Зато резко активизировались работники органов опеки — нет, не в плане заботы и помощи многодетной семье, а в плане строгого контроля.

— Мы были им как бельмо на глазу, — вспоминает Лариса, — они ведь не выполняли перед нами своих обязанностей, поэтому решили нас же и наказать. С ревизиями приходили чуть не каждый день. Ставили в вину Ларисе то, что она, уходя на работу, оставляет детей одних, что в холодильнике пусто. А как иначе, не работая, было прокормиться?

Лариса стала обращаться в разные инстанции в поисках справедливости, после чего последовала уже прямая угроза от сотрудников опеки: «Если вы не успокоитесь, мы заберем у вас детей!»

Вскоре Лариса познакомилась с Дмитрием. Решили уехать на родину мужа — в Саянск. Жилье, как более дешевое, купили в Зиме. Прожили в новой квартире недолго — не сложились отношения с соседями. Люди начали буквально травить детей, обзывая их при случае приемышами и цыганьем. Нужно было искать свой дом. Администрация города помочь ничем не могла — пришлось выкручиваться самим. Купили задешево домик в Старой Зиме, даже без окошек. Живут в нем уже третий год, своими силами потихоньку делают ремонт.

— В Зиме наша жизнь как-то стабилизировалась. Может, это было связано с тем, что вообще в стране стало полегче, — рассказывает Лариса Лисичкина. — Увеличились пособия на опекаемых детей, сами выплаты производились вовремя. Если раньше все деньги уходили только на питание, то сейчас мы можем приобрести что-то в дом — правда, в кредит. Кстати, мэр Пенюшкин подарил нам стиральную машинку «Малютка».

Тем, кто думает, что пособие на опекаемых — это огромные деньги, скажу, что на каждого члена семьи Ларисы Лисичкиной приходится в месяц не более трех тысяч рублей, дальше считайте сами. Если только дров на зиму нужно тысяч на десять, а еще питание, одежда, школьные принадлежности, лекарства... Во втором браке у Ларисы родился еще один мальчик — Давид, ему сейчас четыре годика. В настоящее время женщина не работает, ухаживает за больным сыном. Кстати, второй муж тоже не выдержал тягот семейной жизни — расстались.

Проблемы возникают буквально на каждом шагу. Самые сложные из них касаются статуса детей. В прошлом году пыталась восстановиться в правах материнства сестра Ларисы, хотела забрать Дашу и Никиту, приемная мать еле-еле их отстояла. В нынешнем году освободилась из мест лишения свободы мать Алены, стала претендовать на девочку. Судебный спор не разрешился до сих пор. Кого из чиновников интересует, что дети не хотят покидать семью, где им спокойно и уютно?

Не может Лариса оформить и временную регистрацию своим опекаемым детям, пока у нее с мужем идет имущественный спор. Нынче по этой причине (не собрала нужные справки) пропали две бесплатные путевки на летний отдых. Радует, что муж согласен написать бывшей супруге дарственную на свою часть недвижимости.

В многочисленном семействе Ларисы у каждого свои обязанности. Старший сын Женя уже выполняет все работы по электрике, что-то мастерит по дому; 17-летняя Анюта подменяет маму в домашнем хозяйстве: сварить, зашить, прибраться. Анечка еще и страстная кошатница, поэтому в доме живут три вальяжные кошки (а во дворе бегают еще и три собаки). Даша любит вязать, как, впрочем, и все остальные в этом большом доме. Аленка ухаживает за кроликами, которых нынче развелось до 25 особей.

Младшим братишкам работы вроде как не остается, но убираться в собственной комнате все-таки приходится самим. Еще девчонки общественницы: в школе посещают кружки, олимпиады, конкурсы. Кстати, в прошлом году Лариса Лисичкина с детьми победили в городском конкурсе «Семья года» в номинации «Приемная семья», став обладателями микроволновой печи. На область не поехали, потому что семья неполная.

— Мама у нас хорошая, заботливая и никогда нас не ругает! — смущенно и горделиво говорят дети.

Лариса улыбается: — Знаете, даже болеть некогда! Если я свалюсь, что же с ними-то будет, поэтому слабостей себе позволить просто не могу!

Метки:
baikalpress_id:  8 547