Долговая баня

Перед Новым годом усольчане побегут в парную — после праздников, скорее всего, помыться будет уже негде

Банный бунт назревает в Усолье. 1 января здесь закрывают последнюю муниципальную баню, а вместе с ней и прачечную, которая снабжает чистым бельем больницы города, войсковые части, роддома. Причина — долги, накопленные предыдущими руководителями банно-прачечного комплекса с 2002 года. За «разорительное тепло» набежало ни много ни мало 2 миллиона 300 тысяч рублей. Нужно расплачиваться. Но таких денег у нынешнего руководства нет. Перспективу завшиветь усольчане ощущают живо как никогда: уже собирают подписи за баню, говорят — если надо, будут митинговать, до губернатора дойдут. И дело тут совсем не в русской традиции париться. В городе большой частный сектор: тысячи людей живут без благ цивилизации, и баня для них жизненная необходимость. Вот и готовы они костьми лечь, лишь бы отстоять, спасти свою баньку и не испытывать на собственной шкуре издержки банно-прачечной экономики.

Нелегкая судьба легкого пара

Среда. В бане № 1 выходной. На дверях висит листочек-объявление: билет в общее отделение — 70 рублей, детский и льготный — 35. Муниципальная баня принимает клиентов 5 дней в неделю. Жму кнопку звонка. Тяжелую дверь открывает Анатолий Бондаренко, механик.

— Да, баня на грани закрытия, — подтверждает он. — Уже был суд, предприятие признали банкротом. Как будет Усолье без бани жить, даже предположить не могу (разводит руками). Ведь к нам ходит весь старый город. А сколько пенсионеров, мам с ребятишками, молодых! В субботу-воскресенье очередь на входе. Каждое отделение на 40 человек, плюс две сауны — и везде аншлаг.

Особенно осенью, зимой. Под Новый год и вовсе столпотворение. По 10 часов в день моем народ. Для многих это целый ритуал. Женщины берут с собой термосы с чаем, после парной сидят отдыхают. Перегонщики машин всегда к нам заезжают. Потом книгу благодарностей просят: пишут, что такой хорошей бани отродясь не видели.

Когда прошел слух о закрытии, люди стали тут, в фойе, подписи собирать под письмом на имя губернатора. А сколько звонков: «Что делать, если баню закроют?», «Разве можно в тазике помыться?!» Вот в последнее воскресенье опять собрались в фойе, кричали: «На выборы не пойдем, пока баню не отстоим!»

Надо сказать, усольская баня — раритетный экземпляр, заведение, можно сказать, легендарное. Таких и близко нет даже в соседнем Иркутске. Пожалуй, с подобным размахом строили бани разве что в Москве и Петербурге. Усольскую запустили в начале 60-х. Видно, что денег и сил на строительство не пожалели. Отгрохали большое двухэтажное здание — высокие окна, пол, выложенный мраморной плиткой, в помывочных — гранитные скамейки.

Масштабы поражают: в фойе можно кататься на велосипеде, парилки тоже вместительные, под стать им — комнаты отдыха, а широченные лестницы, ведущие на второй этаж, не хуже, чем в театре. Есть даже буфет — после пропарки баловаться чаем. Когда-то пар в парные подавали с завода горного оборудования, потом схему изменили. Сейчас работают на электрокотлах — пар получается легкий. И дорогой. Вообще, затрат на свое содержание баня-махина требует таких же больших.

— Ремонт мы делаем на свои деньги, своими силами, — рассказывает Анатолий Николаевич, показывая мне банные отделения. — Конечно, не до большого, не до капитального. Латаем прорехи: трубы меняем, плотницкие работы делаем — рамы почти сгнили от пара и влаги. В парилках побелили, в саунах заменили полки и полы. Электрооборудование вмиг летит! Кабель тоже старый — лет 20 назад его проложили. А теперь постоянно пробивает изоляцию — ставим муфты. Одна — 8 тысяч рублей. Недавно положили плитку на тумбах — там уже настолько старая, грязная была! Да и фасад надо бы белить-красить...
 Анатолий Николаевич признается, что всей душой болеет за баню:
— Съездите к нашему директору — он тоже за баню радеет, бьется за нее в администрации, а толку нет...

Трагедия в стиле ню

Баня № 1 — не первый претендент на вылет. Мытарства прачечного комплекса МУП ПО «Услуги-комплекс» начались несколько лет назад. Сначала закрыли прачечную, которая располагалась аж на двух этажах и обстирывала-обглаживала многие бюджетные организации: больницы, роддома, детские сады, войсковые части и другие социальные объекты. Потом баню № 2 по улице Шевченко передали в частные руки — сегодня судьба ее печальна.

О ней тоже стоит рассказать отдельно: располагалась она на так называемом втором участке — была статная, двухэтажная, кирпичная. Вокруг — частный сектор. Понятно, что желающих попариться, которые спешили сюда с шайками да мочалками, было много. Помывочное заведение передали частному предпринимателю Колесникову. Местные жители до сих пор сокрушаются на тему «как похерили баню». Можно зайти в любой двор и спросить любого жителя: для каждого банный вопрос — личная трагедия.

— Баня была в хорошем состоянии, — вспоминает заядлый парильщик, ветеран труда Иван Ефимович Тимофеев. — Можно было отпирать замок, ставить кассу и начинать работать. А ее развалили. Видите, во что сейчас превратилась — полностью развалена: внутри тополя растут, а недавно труп нашли. У нас такая радость была — прийти попариться, да и пообщаться. Какой тут пар был — влажный, здоровый! (Сокрушенно вздыхает.) Теперь если и первой бани не будет — куда ездить? Народ весь чесоткой покроется, завшивеет.

Пенсионеру вторит соседка Нина Ануфриенко:

— Я вообще не могу жить без бани, жду этого дня, считаю — это самое дорогое удовольствие, которое в жизни осталось у нас, женщин. Лишить этого людей — будет всеобщая беда! Баня ведь это не только чтобы помыться, она еще и для здоровья, для души важна.

Угроза тазиком

Нынешний директор МУП ПО «Услуги-комплекс» Виктор Степанович Зубатов констатирует факт, что городская баня является планово-убыточным предприятием и что город со своей стороны никак не финансирует процесс ее переоборудования:

— Себестоимость помывки у нас 98 рублей 90 копеек. Для граждан полный билет стоил 70 рублей, для детей и пенсионеров — 35. Разницу нам дотировала администрация. Но мы вырабатываем одинаковое количество пара и для взрослого человека, и для ребенка. То есть расход электроэнергии один и тот же, а стоимость помывки разная. К тому же ни копейки на содержание предприятия мы не получали! Поэтому изношенность банного хозяйства большая, нужен капитальный ремонт.

Взять, к примеру, котлы — раз в месяц мы их осматриваем, раз в три месяца меняем электроды. В этом году у нас были с проверкой пожарные. Оштрафовали — нет пожарной сигнализации. Она стоит 198 тысяч рублей, и это только на баню. А ведь у нас еще прачечная есть — она тоже ко дну тянет. Причем обслуживает самые грязные объекты: станцию переливания крови, психбольницу, роддом, летом — детские лагеря. В ней есть помещения и для дезинфекции, и для замачивания, парообразователь. Машины хоть и советские, но стирают, дезинфицируют отлично.

 Виктору Степановичу стоило больших усилий не нарастить долг, который остался «в подарок» от предыдущих хозяйственников предприятия. Более того, удалось сократить убытки, увеличить доход: за полугодие 2006 года прибыль равнялась 760 тысячам рублей, за полугодие 2007-го уже 1 миллион 89 тысяч рублей. Но долг за прошлые годы сыграл злую шутку. Большая задолженность и за воду, тепло.

— Если бы у нас была дотация хотя бы на этот год на ремонт, мы могли бы гасить налоги прошлых лет, а также текущие, и, возможно, выкарабкались бы, — говорит директор. — 10 октября прошел суд. Наше предприятие признали банкротом и подчинили конкурсному управляющему. Что это значит? Скорее всего, баня будет выставлена на торги и передана в частные руки. С 1 января 2008 года ее закроют, всем нашим сотрудникам уже пришли извещения об увольнении.

 Что будет с последней муниципальной усольской баней после 1 января, Виктор Степанович не знает. Он очень надеется, что ее не постигнет забвение:
— У бани ведь еще и огромное санитарное назначение. Об этом вам скажет любой врач. Вот наша статистика: в месяц попарилось почти 2000 человек. А зимой было бы и того больше! И большая часть людей ходит не ради удовольствия, а потому что Усолье — город с обширным частным сектором. Для его жителей баня не роскошь, а необходимость.

Жители города надеются, что власти не забудут о своей единственной баньке. Хотя могут и проглядеть. Ведь купаться сюда чиновники не ходят...

Загрузка...