Без права на тишину

Вентиляционные трубы супермаркета отравляют жизнь жителям одного из иркутских микрорайонов

Жильцы домов № 60 и № 63, что в микрорайоне Университетском, давно потеряли сон и спокойствие. 16 июля супермаркет, расположенный рядом с этими домами, запустил вентиляционную установку. Сейчас во дворах непрекращающийся гул. Ощущение такое, что там тужится как минимум самолет и никак не может взлететь. Сначала жильцы попробовали урегулировать «шумный» вопрос миром — ходили к администратору супермаркета, к инженеру, писали заявления в головной офис. Да, вытяжку выключают на ночь, но рано утром, она, как петух, снова будит противным, монотонным «у-у-у-у!». Настрадавшиеся жители решили пойти дальше: обратились в Роспотребнадзор с просьбой замерить уровень шума, посягнувший на тишину в квартирах горожан.

Ценой спокойствия

— Под вечер 16 июля я лежала отдыхала, — рассказывает Татьяна Черкашина, жительница дома № 60. — И вдруг во дворе что-то как загудит, загудит! Я подскочила, выглянула в окно и поняла, что заработала вытяжка супермаркета. С этого момента никакой жизни у нас нет...

Татьяна Черкашина живет на первом этаже. Она подзывает меня к окну и показывает вентиляционные трубы супермаркета, который примыкает к их дому. В ряд на стене расположилось шесть длинных труб — 4 вытяжных и 2 приточные. Гудят все разом.

— Они украли у нас не только тишину, — заключает Татьяна Юрьевна, — но и свет. Раньше в комнате было светло целый день, а сейчас трубы закрыли нам небо и солнце. Сначала вытяжку не выключали даже ночью! Люди не спали. Потом мы начали ходить в супермаркет — просили охранников, потом администратора, чтобы трубы хотя бы по ночам молчали. На ночь вентиляцию стали выключать. Но она по-прежнему будит нас ровно в восемь утра — никакого будильника не надо. Хотите послушать?

Хозяйка открывает форточку — комната наполняется хрипловатыми руладами, от которых не скрыться ни в соседней комнате, ни за закрытыми дверями в туалете. Кажется, что трубы стараются лично для тебя.

— И как жить, если даже квартиру не проветрить? Мой сын Юрий, студент, не может делать уроки — мешает шум, — продолжает Татьяна Юрьевна. — После пятнадцати минут голова становится дурная — уже ничего не понимаешь. Юра уходит в соседнюю комнату, запирается, но и туда проникает гул. У нас в подъезде четверо студентов — все в таком положении. К тому же все запахи из супермаркета оказываются в квартирах. У нас пахнет то бытовой химией, то жареными пирожками, то луком. Я врач и могу точно сказать, что шумовое воздействие — это и психический дискомфорт, расстройство нервной системы, сна, усталость и даже депрессия...

Устали от беспредела

Дом № 60 — особенный. Квартиры в нем давала городская администрация. Десять лет назад сюда въехали семьи, которым требовалось улучшение жилищных условий, а также те, у кого дети — инвалиды. Эта была одна из последних «бюджетных» раздач квартир. Конечно, люди радовались — и микрорайон спокойный, и школа рядом, и детские сады есть. Все бы хорошо, но примерно два года назад заброшенную стройку рядом с домом купила крупная иркутская организация, владеющая сетью супермаркетов. Новые хозяева в короткие сроки превратили руины в магазин с приставкой «супер». Вот только жильцам дома № 60 стало не до покупок. Вентиляционные трубы почему-то вывели не на фасад здания, а во двор, на жилую зону.

— Одна наша комната выходит на входные двери магазина, — говорит Татьяна Черкашина, — вторая — во двор, где теперь работает вентиляция. В зал мы вынуждены были поставить пластиковое окно. Представьте, круглосуточно перед окнами ставят машины — вдыхаем выхлопные газы; потом, этот бесконечный поток людей с гремящими тележками. По ночам и вовсе дебоши. Пьяные покупатели устраивают под окнами драки, отношения выясняют, нужду справляют. Мы устали от этого беспредела.

Я выхожу во двор и смотрю на окна — все в пластиковой броне. Стеклопакеты жильцы поставили не от хорошей жизни — обстоятельства вынудили. На пятом этаже, в квартире Натальи Михайловны Хохловой, ситуация и вовсе удручающая. Децибел здесь, как и у всех соседей, с избытком. Временами наносит то пирожками, то порошками, да еще из вытяжек вверх поднимается не то пыль, не то сажа.

— С тех пор как заработала вентиляция, я стала мыть окна два раза в неделю, — рассказывает Наталья. — Они все грязные, жирные! (Проводит рукой по стеклу — на пальцах остается жирный налет, на поверхности — такие же жирные разводы. — Авт.) Получается, что все пирожки из супермаркета оказываются у нас дома. Хотя их инженер по эксплуатации здания не верит. Говорит, что пахнуть в принципе ничем не может.

Вентиляция от кухни находится у них в другом месте. А наши трубы — это вентиляция со второго этажа, где у них бутики, и еще они отвечают за обогрев супермаркета зимой и за вентиляцию летом. Но ведь пахнет же! Как будто у нас в квартире кто-то жарит-парит. Вообще, мы сейчас живем как в коробке. Проветриваем только ночью. В единственный выходной день мне так хочется поспать, а в восемь утра подскакиваю от резкого «ву-у-у!» Вентиляцию включили — какой уж тут сон...

У Хохловых сын — инвалид: у мальчика бактериальное поражение легких. И чистый воздух нужен ему... как воздух. У Черкашиных дочка тоже инвалид — у девочки ДЦП. И лежачий ребенок целый день находится в душной квартире. Эти дети особенно страдают от шумовой атаки. Впрочем, устали от нее и взрослые. Когда терпение жильцов иссякло, Наталья Михайловна Хохлова написала жалобу на сильный шум, исходящий от «звукотеррориста-супермаркета», и 10 сентября увезла ее в их главный офис. К бумаге прикрепила копию справки об инвалидности сына.

Ответ пришел 27 сентября:

«По состоянию на 19 сентября 2007 года уровень шума вентиляционных труб соответствует допустимым нормам. На данный момент работы по шумоизоляции находятся на заключительном этапе. Возможность переноса труб из дворов будет рассмотрена».

— Понятно, что нас, жильцов, этот ответ не удовлетворил, — говорит Наталья Михайловна. — Тогда я обратилась к их юристу. Он сказал: перенос труб возможен, но для супермаркета это... дорого. Представляете? У них большая сеть магазинов, работают круглосуточно — понятно, что прибыль большая. И не хотят решить этот вопрос!

Пару недель назад женщина отвезла заявление в Роспотребнадзор.

Как убавить децибелы

В прошлый вторник из Роспотребнадзора приехали специалисты, замеряющие уровень шума. Во двор высыпали жильцы, многие вышли на балконы и жаловались сверху. Из супермаркета пришел инженер по эксплуатации Андрей Валерьевич Сергунин.

 На претензии жильцов он развел руками:

— Шум — это проблема всех больших городов. А людям надо покупать еду. Мы создаем рабочие места. И вообще, все люди не могут быть довольны. Если бы всем все нравилось — был бы мир во всем мире. Сейчас мы работаем на уменьшение шума. До конца месяца планируем завершить эти работы.

Структурированного разговора не получилось. Специалисты Роспотребнадзора попросили на время выключить вентиляцию и через несколько минут снова включить. Во дворе на несколько минут воцарилась тишина. Жильцы не поверили своим ушам — настолько они нее отвыкли. Но вскоре агрегаты опять завелись.

Андрей Гальфингер, врач по общей гигиене Центра гигиены и эпидемиологии Иркутской области, замерил уровень шума в квартире Натальи Хохловой. И даже без расчетов сказал, что он явно превышает допустимую дневную норму — 35 децибел:

— Это не первая подобная жалоба. Сейчас их поступает очень много. Люди жалуются на шум от супермаркетов, павильонов, строек. Если экспертиза подтверждает превышение шума, составляется протокол с лабораторными исследованиями. Потом управление Роспотребнадзора должно выдать санэпидзаключение и заодно рекомендации для руководителя учреждения, который обязан к ним прислушаться и в указанный срок выполнить. Если этого не будет, может встать вопрос о закрытии точки.

Сейчас жители злополучных домов ждут заключения из Роспотребнадзора. Им очень хочется верить, что скоро они заживут спокойно. Как прежде. (О том, как разрешилась эта «шумная» проблема(и разрешилась ли?) «Копейка» расскажет в одном из следующих номеров).

Что говорит закон?

Госсанэпидемнадзор России принял документ под названием «Санитарные нормы. Шум на рабочих местах, в помещениях жилых, общественных зданий и на территории жилой застройки». В нем прописывается, что звуки в квартире не должны превышать 40 децибел днем и 30 — ночью (для сравнения: пылесос работает с шумом 60 дБ).

Кому жаловаться?

Если у вас во дворе шумит стройка, на всю катушку работают вентиляции супермаркета или магазина — в милицию звонить бесполезно: вопрос не в их компетенции. Выявлять и наказывать тех, кто в Иркутске превышает предельный уровень децибел, должны инспектора Роспотребнадзора. В соответствии со статьей 6.3 КоАП РФ («Нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения») виновным грозит штраф, либо может быть вынесено постановление об устранении повышенного шума, либо даже отзыв лицензии на работу.

Любопытно

Жители домов московского Солнцево дошли до суда в Страсбурге. Газотурбинная электростанция, построенная рядом с их жильем, мешала им жить. Сейчас ее деятельность приостановлена. Ведутся работы по шумоизоляции.

Метки:
baikalpress_id:  33 244