Дом Трубецких: тайны старинной усадьбы

Дом декабриста Трубецкого всегда был и остается знаковым зданием для Иркутска. Его изображения есть на марках, открытках, конвертах, альбомах, рассказывающих о нашем городе, в путеводителях. Однако в последнее время туристические маршруты минуют дом на улице Дзержинского. Но не потому, что историческое здание потеряло свою ценность для иркутян и гостей города, — просто сейчас дом-музей закрыт на глобальную реставрацию.

Дом-дворец

 Дом на бывшей Графо-Кутайсовской улице (а в первой половине XIX в. Арсенальской) за всю свою более чем полуторавековую историю очень неохотно расстается со своими тайнами и загадками. Ведь до сих пор исследователи не знают точной даты постройки дома Трубецких, также под вопросом остается: кому принадлежал дом в разное время и как он выглядел в различные исторические периоды?

Как рассказывает директор Музея декабристов Евгений Ячменев, при изучении разных документов историки пришли к выводу, что дата постройки здания варьируется от 1847-го до 1854 года. Но там не утверждается, что князь Трубецкой жил в этом доме, а говорится только о том, что это здание принадлежало его семье.

А в одном из фрагментов неподписанного и недатированного черновика письма внуку декабриста Трубецкого говорится, что в начале ХХ века дом по улице Арсенальской принадлежал госпоже Гортиковой.

 К сожалению, на городских планах в свое время дома Волконских и Трубецких обозначены не были, поскольку в период пребывания декабристов в Иркутске (1844—1856) такие планы не издавались. Другие интересные документы могли быть в губернском архиве, погибшем во время колоссального пожара в Иркутске в 1879 г.

 Предполагается, что Трубецкие приобрели участок с небольшим жилым деревянным домиком, который вскоре снесли. Схожие по размерам и расположению дома находились и на смежных участках, да и во всей округе. На месте снесенного дома был построен новый, разительно отличавшийся от предшествовавшего ему, да и от всего окружения. Этот новый дом, почти дворец, был для провинциального Иркутска диковиной, явлением другого мира, как и сам его хозяин — князь Трубецкой, бывший житель Петербурга, представитель высшего дворянства, хотя и низведенный до ранга государственного преступника.

 Здание выделялось на фоне городской застройки и по внешнему облику, и по внутренней организации. Оно более напоминало маленький дворец, нежели обычный городской дом. Даже положение на участке — в глубине усадьбы с обширным парадным двором, как в Москве, — отличалось от того, как это было принято. В настоящее время кроме главного дома в усадьбе находятся конюшня, погреб, людская изба, появившаяся значительно позднее. Наличие парадного двора создает впечатление обширного открытого пространства перед домом, что чрезвычайно ценилось в условиях городской тесноты.

Кто хозяин?

 По предположениям краеведов, Трубецкие построили дом на Арсенальской после смерти княгини Е.И.Трубецкой (1854), где сам князь, Сергей Петрович Трубецкой, жил с 1854 г. и до отъезда из Иркутска после амнистии в декабре 1856 г. Также есть версия, что сохранившийся дом Трубецких по улице Дзержинского, 64, является позднейшим приобретением семьи для одной из замужних дочерей.

Исследователь В.П.Павлова из Санкт-Петербурга, крупнейший специалист по истории семьи Трубецких, знаток практически всего архивного комплекса документов по этой семье, уточняет: «Сохранившийся в Иркутске дом (ныне Музей декабристов на ул. Дзержинского, 64), принадлежавший, по преданию, С.П.Трубецкому, был, по-видимому, построен для его дочери А.С.Ребиндер, муж которой в 1854—1855 гг. намеревался перебраться из Кяхты в Иркутск».

Историк Евгений Ячменев выдвинул версию, что первоначально в этом доме с 1847 года жил декабрист Иосиф Поджио, который был доставлен в Иркутск из Шлиссельбургской крепости 11 августа 1834 г., затем оставлен в городе для излечения и только 5 сентября 1834 г. водворен на поселение в с.Усть-Куда Иркутской губернии.

 В официальной переписке после смерти 8 января 1848 г. И.В.Поджио отмечалось, что «имущества после Иосифа Поджио не осталось никакого». По уровню своего материального положения Поджио не мог построить дом на Арсенальской, а вот снимать временно мог.

 Вполне возможно, считает Евгений Ячменев, что дом на Арсенальской был построен Волконскими для И.В.Поджио — в компенсацию за то, что присмотренный им городской участок напротив Преображенской церкви ему пришлось уступить тем же Волконским. Есть версия, что дом на Арсенальской был предоставлен А.П.Трубецкому, брату Сергея Трубецкого.

 Все было бы намного проще, доживи документы семейного архива Трубецких до наших дней. Но в 1912 г. в Симферополе вторая дочь декабриста, Е.С.Давыдова, уничтожила хранившуюся у нее важную часть архива с ценными рукописями, перепиской, личными и семейными материалами. Е.С.Давыдова полагала, что своим поступком предотвратила ситуацию, когда досужие умы, как она говорила, «снова начнут трепать и имя моего отца...»

 Дело довершили Октябрьская революции 1917 г. и Гражданская война — тогда погибли так необходимые сейчас другие документы о домах семьи Трубецких в Иркутске. В любом случае дом как историко-архитектурный памятник уникален. Может, поэтому судьба пощадила его для истории во время страшного иркутского пожара 22—24 июня 1879 г., когда море огня доходило до Мяснорядской и Арсенальской улиц.

Подземный ход

 Еще одной загадкой дома Трубецких до сих пор называют упоминание об обнаружении подземного хода. Связаны они с появлением в прессе заметки без подписи — «Иркутские подземелья». В частности, автор заметки сообщал: «В усадьбе декабриста Волконского (Волконский переулок) более сорока лет тому назад был также найден спуск в подземелье.

Местные старожилы утверждают, что подземный ход со двора Волконского идет к дому на улице Дзержинского (бывшая Арсенальская), где в 1830—1840 гг. жил другой декабрист, И.В.Поджио».

 Речь идет, таким образом, об обнаружении подземного хода в начале XX в. Осенью 1920 г. иркутскими подземельями интересовался летописец Н.С.Романов: «Посещая раскопки (в центре города), пришлось вести разговор на тему подземелий, и узнал, что в ремесленной школе (у Преображенской церкви) в доме бывшем декабриста Волконского имеется подземный ход, по которому служащие школы ходили, и будто таковой выходит за ворота, идет наискосок улицы и задевает собою перила, огораживающие площадь.

Будто подземный ход идет к дому декабриста Трубецкого, то есть на расстоянии целого квартала. Во дворе школы вход в подземелье завален сором, найти его возможно, живущие в том доме хорошо его знают. А историки, иркутяне не знали». Рассказы о подземном ходе передаются из уст в уста в Иркутске и сейчас. При земляных работах во время реставрации домов Трубецких и Волконских территория, прилегающая к зданиям, раскапывалась на значительную, до трех метров, глубину с трех сторон для прокладки коммуникаций. Подземный ход при этом обнаружен не был. Правда, участок переулка Волконского непосредственно перед домом глубинными раскопками не затрагивался.

 Евгений Ячменев, директор Музея декабристов, не исключает существования подземного хода, но оговаривается, что тоннель мог идти не до улицы Дзержинского, а до Преображенской церкви, поскольку подземные ходы от церквей к жилым зданиям были традиционны в Иркутске.

Предстоит длительное лечение

 Первая реставрация дома Трубецких была проведена в 1965—1970 годах по проекту московского архитектора Галины Оранской. С тех пор дом обветшал, внешние углы просели. В 2003 году было решено закрыть здание для ремонта еще раз.

 Проектом занялись архитектор ТПО Иркутскархпроект Лидия Клайс и сотрудник комитета по охране объектов культурного наследия администрации Иркутской области Елена Ладейщикова. Изначально задача казалась предельно простой, но тут в руки специалистов попала фотография начала XX века. Оказалось, что реставрация была проведена по упрощенному варианту, а изначально дом Трубецких имел несколько иной вид.

— У дома был очень интересный декор — эркер другой формы, низ корзины украшали декоративные листья. Центральные окна представляли арочную форму, в раннем варианте здание имело центральный ризалит (точнее, ложный выступ), от которого в настоящее время сохраняется верхняя часть, и каменный цоколь с полукруглыми окнами, а также кронштейнами и кокошниками по обе стороны от эркера, — рассказывает Лидия Клайс. — Современные иркутяне могли видеть совершенно другое здание: окна прямоугольные, наличники простые.

 Время коммуналок превратило шикарное здание, созданное, скорее всего, очень модным в XIX веке архитектором А.Е.Разгильдеевым, в пять клетушек с разными входами и лестницами. Работа была проведена огромная. Лидия Клайс и Елена Ладейщикова, пытаясь воссоздать истинный облик дома, искали здания похожие, однотипные. Но оказалось, что дом Трубецких уникален не только для Иркутска, но и для других городов Сибири. Похожий дом с арочными окнами нашелся только в Вологде.

 Воссоздавая внутреннюю планировку, архитекторы опирались на законы классицизма, по которым построено здание. По старинным канонам, после входа в сени следовала приемная, затем гостиная в три окна, за ней — диванная, кабинет или будуар хозяйки. В доме было две печи внизу и еще одна — наверху, а отсутствовавший камин был при реставрации перевезен из Гранд-отеля в 1904 году.

Много вопросов вызывал неоштукатуренный деревянный потолок, но Елена Ладейщикова и Лидия Клайс пришли к выводу, что он, скорее всего, сделан по типу настоящих венецианских потолков. Никакой информации о том, где находился парадный вход, не осталось. Исследования показали, что вход сбоку в существующие ныне сени был слишком узок для дам в кринолинах, поэтому центральный вход оставили на прежнем месте.

 Изначально дом стоял на деревянном подклете, который впоследствии заменили каменным. Это и стало началом «болезни пациента». Поднимая здание, строители подставляли под него деревянные стулья — столбы, которые впоследствии стали активно разрушаться. Гниению подверглись очень многие части здания.

— Когда мы проводили исследования, нам попадались не очень поврежденные участки, но когда начался сам процесс реставрации — оказалось, что дело обстоит намного хуже, — говорят реставраторы.

 Как выяснилось, в 70-е годы реставраторы уже вскрывали обшивку стен и поставили тот же неутешительный диагноз, но побоялись что-либо трогать и закрыли больное место досками. Внутри дом был покрыт уже современной штукатуркой, которая жестко держала его, как корсет. А когда все открылось, стало ясно, что дом необходимо перебирать. Потому что прогнившие участки бревен хаотично встречаются по всему зданию.

 Новый проект реставрации создавался с 2003 года, и уже за это время углы дома просели на 5 см, процесс гниения продолжался. Тогда и приняли непопулярное, но единственно правильное решение — перебрать все по бревнышку, убрать зараженные участки бревен и восстановить дом заново. «Пациент» требует длительного и тщательного лечения. А исследователи надеются, что за это время дом Трубецких откроет им еще не одну свою тайну.

Использованы материалы из журнала «Земля иркутская»: Евгений Ячменев — «Дом Трубецких в Иркутске»; Елена Ладейщикова — «Дом декабриста С.П.Трубецкого».

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments