Водокачки: нести тяжело и бросить нельзя

еприбыльные объекты коммунальной сферы стали предметом «водяных» войн в Будагово

Тулунский район, Будагово. Автобусное сообщение с райцентром — два раза в неделю, электричка — ежедневно, рано утром и поздно вечером. После обеда, если повезет, можно втиснуться в маршрутку Саянск — Тулун — Нижнеудинск, она останавливается прямо на трассе М-53, когда махнешь. Впрочем, особой нужды часто ездить в Тулун у будаговцев нет: здесь школа, магазины, почта, работа. С первого взгляда село как село, не лучше и не хуже других.

Два года назад, после введения местного самоуправления, на Будагово свалилась проблема в виде старых советских водокачек. Они, как дальние родственники, требуют внимания, заботы и финансовых влияний. И что бы ты ни делал, благодарности не дождешься. Требуют и требуют — новых счетчиков, новых насосов, бойлеров, стоков. И так без конца.

История села Будагово начинается с появления железнодорожной станции в 1905 году. Три дома, две землянки да сама станция, которая, по одной из версий, носит имя инженера-строителя Будагова. Поезд сибиряки увидели в 1897 году. Первое здание станции разрушили во время гражданской войны. Новое строили уже советскими темпами и закончили к 1 мая 1920 года. В честь знаменательного события станции дали имя Первомайская. А название Будагово вернули много лет спустя.

В те времена главным селом в округе считался Трактово-Курзан, через него проходил (и проходит до сих пор) Московский тракт. Небольшое — две улицы вдоль железнодорожной линии — Будагово вошло в состав созданного советской властью Трактово-Курзанского сельсовета.

Когда началась Великая Отечественная война, в селе появились Иркутская и Красноярская геологоразведочные партии. Уже через год рядом с Будагово начали добывать сапропелиты (или сапропелевые угли, твердые горючие полезные ископаемые), строить заводы по производству жидкого топлива — высокооктанового бензина, керосина и солярки.

После войны вместо Трактово-Курзана центральным селом в округе постепенно становится Будагово. В 1948 году сюда переведена семилетняя школа, годом позже из Кадуя в село переехал шпалозавод и стал называться Кадуйским механическим лесопунктом (МЛП).

С 1953-го Будагово быстро развивается. В то время здесь проживало 2525 человек (примерно столько сейчас жителей во всем Будаговском сельском поселении — а это 7 деревень), появилась библиотека, строились детсады, разбивались парки. В 1962 году в селе открыли филиал Горьковского автозавода. Здесь ремонтировали автомобили ГАЗ-51, двигатели машин и различные их агрегаты. Завод рос, у него появился свой гараж на 24 машины, здесь стали даже собирать технику.

В лучшие времена на авторемонтном работало до 140 человек.
Вообще, 60—80-е годы в селе остались в памяти жителей годами расцвета: производство, колхозы, заготовка леса — работай, живи и радуйся...
Будагово начала XXI века остается центром сельского поселения. В муниципальное образование входят соседние Аверьяновка, Килим, Южный и Северный Кадуй, Трактово-Курзан и Ключевой.

Здесь нет больше ни МЛП, ни автозавода, здесь больше не добывают сапропелиты. Безработных на все семь деревень, по данным администрации поселения, 49 человек. Люди трудятся в школах, детсаду, больнице, социальном приюте, на почте, в Сбербанке, аптеке, магазинах, сельпо. Рабочие места создают и три фермера-частника.

Школьные обеды не по карману

Начальные школы есть в Кадуе, Килиме, Трактово-Курзане. После окончания 4-го класса девчонкам и мальчишкам приходится ездить в единственную среднюю школу в Будагово. Сюда же привозят учиться и ребятишек из социального-реабилитационного центра, из поселка Ключевого. В стенах Будаговской средней школы постигают азы наук 224 ребенка.

Доставить детей в школу проблематично. Не в том смысле, что они учиться не хотят, нет. Единственный автобус собирает ребят по окрестным деревням, которые, как лучи звездочки, разбросаны от Будагово в разные стороны. Например, до Аверьяновки 10 километров, до Килима — 15. Первая партия заспанных учеников приезжает в половине восьмого, последняя уже опаздывает на первый урок, хотя занятия начинаются здесь в половине девятого. Ребята постарше иногда ездят сами, на электричке.

С питанием в Будаговской школе сложилась интересная ситуация. Деньги на еду должен выделять районный отдел образования. Дают немного, вернее сказать — совсем не дают: в этом учебном году не перечислено еще ни копейки. Администрация школы произвела нехитрый расчет, разделив обещанную сумму на количество едоков. Получилось... 1 рубль 20 копеек в день на одного человека.

— «Ну в этом-то году кормить хорошо будут?» — с надеждой спрашивали меня родители на линейке 1 сентября, — рассказывает директор школы Лидия Сарикова. — А что на рубль двадцать можно купить? Стакан чая и кусок хлеба?
Чтобы школьники совсем уж не голодали, родителям предложили самим платить за питание своих детей — по 100 рублей в месяц. Однако согласились не все мамы и папы, объясняя свое решение отсутствием такой суммы в семейном бюджете. Поэтому классные руководители составляют списки едоков и готовят обеды строго по счету. Для ребятишек из социального приюта (в данный момент их 32 человека) привозят отдельные горячие завтраки.

Галстуки у пионеров должны быть красными

Будаговская средняя школа носит имя Героя Советского Союза Алексея Шалимова. На здании открыта мемориальная доска. Имя героя присвоено и пионерской организации, возрожденной в учебном заведении несколько лет назад. Руководит юными ленинцами Елена Новоселова, учитель физкультуры и старшая вожатая по совместительству. В школе 61 пионер, ученики 4—7-х классов. Они так и называют себя — пионеры-шалимовцы. Теперь, чтобы вступить в организацию, школьники обязательно должны получить разрешение родителей. Без резолюции мамы или папы «Не возражаю» заявление в отряде не примут.

Время вносит свои коррективы и в пионерское движение. Красные галстуки надевают только по торжественным случаям. Они теперь дефицит. Те, что когда-то были подарены журналистами газеты «Пятница», уже порвались, новые купить негде и не на что. Районная детская и молодежная организация «Спектр», в состав которой входят шалимовцы, предлагала пионерам галстуки цветов российского флага, бело-сине-красные. Но ребята отказались: по их мнению, пионеры могут носить только красные, и никакие другие.

По тракту теперь ходят лесовозы

Трактово-Курзан — самое старое село в Будаговском сельском поселении. Точную дату основания сейчас никто не знает. По сведениям школьного краеведческого музея, в XVIII веке село уже существовало, когда прокладывали Московский тракт. Отсюда вроде бы и название деревни — стоит на тракте рядом с рекой Курзанкой.

Спустя пару веков шоссе М-53 все так же делит Трактово-Курзан пополам. Теперь вместо повозок и лошадей по тракту ходят тяжелые лесовозы, многотонные фуры, летают стаями перегонщики. Асфальтовая дорога федерального значения за несколько лет без ремонта превратилась в дырявое направление. Дорожные службы вместе ремонта тщетно пытаются засыпать глубокие выбоины щебнем. Не помогает. Через пару дней щебень с пылью разлетается по дворам жителей Трактово-Курзана, вызывая кашель и раздражение — даже белье сушить не повесить!

— Вчера прилегла днем отдохнуть — невозможно: посуда дребезжит, мебель ходуном ходит, и вот так мучаемся уже несколько лет, — пожаловалась журналисту Надежда Макотина.

— А раньше как жили? Ведь тракт — всегда оживленное место?
— А раньше столько машин не было! И грузовиков столько с лесом не ходило. И асфальт более-менее крепкий был. Пока не разбили.

Надежда Михайловна — одна из инициаторов коллективного письма жителей Трактово-Курзана в Федеральное дорожное агентство. Поддержал людей своим личным обращением и глава поселения Владимир Поляков. Недавно в администрацию пришел успокаивающий ответ, что уже «в текущем году начнется строительство объездной дороги второй технической категории... через реку Курзанку». Кроме того, летом 2008 года участок автомобильной дороги М-53 «Байкал» пообещали отремонтировать.

Вода, вода, кругом вода!

Напомним, что одной из причин нашей командировки в Будагово стало письмо от жителей села о бедственном положении: воду продают литрами, кто не успел купить в определенные часы — помирай от жажды. Что за проблемы с водой в селе, действительно ли будаговцы ходят с банками по соседям и стоят в очереди к единственной водокачке, выясняла журналист «Копейки».

В Будагово всегда брали воду из колодцев и водокачек. Во времена, когда все вокруг было колхозное, то бишь мое, пресловутые водокачки висели на балансах автозавода и МЛП. На эксплуатацию тратились деньги из ведомственных бюджетов. Жители Будагово и не задумывались о том, что поддержание водокачек в порядке стоит денег. Брали воду всегда бесплатно и сколько нужно. И, понятное дело, к такому порядку привыкли. И теперь, когда — вдруг — все за те же услуги надо почему-то отдавать свои кровно заработанные, как тут не возмущаться!

Реакция будаговцев на подобные нововведения вполне естественна: за что платить-то?

— Люди считают, что администрация дерет деньги за воду, — говорит глава администрации Владимир Поляков. — Это неверно. Мы взимаем плату за обслуживание водокачек.

— Водокачки — это моя головная боль, — продолжает Владимир Алексеевич. — После развала всех предприятий они значились на балансе районного бюджета. Два года назад, когда ввели местное самоуправление, нам их «спустили». Вот так просто взяли и отдали. Денег на их содержание в бюджете не предусмотрено. А они все старые, ветхие уже, насосы нужно менять, да много чего делать, чтобы они работали.

Примерно тогда же, когда администрацию нового муниципального образования — Будаговского сельского поселения — осчастливили водокачками, в селе организовали сход. На нем и решили: раз надо — будем собирать деньги.
— Тариф — 30 рублей 50 копеек в месяц с человека — у нас рассчитан по всем правилам, утвержден местной думой, — утверждает Поляков. — Туда заложены бойлеры, электроэнергия — да много составляющих. Иркутск нам спускает коэффициент, по нему и считаем. Кстати, расценки уже два года не менялись. Сейчас стоимость обслуживания должна достигать 32 рублей 50 копеек. В прошлом году за счет средств, которые собрали с населения на содержание, мы привели водокачки в божеский вид.

Если сравнивать условия жизни людей в деревне и городе вообще корректно, то позволю себе заметить: городские платят за воду, вернее — за возможность ею пользоваться. Семья из двух человек, проживающая в двухкомнатной квартире, ежемесячно отдает 57,43 руб. за то, чтобы из кране текла холодная вода, 277,47 руб. — чтобы умываться горячей. И еще за водоотведение 112,17 руб. По сравнению с самостоятельной доставкой живительной влаги канистрами, бочками и флягами, в квартире, конечно, полный сервис. Но и стоит он в несколько раз дороже.

— Ни одного счетчика ни на одной водокачке не было, — продолжает рассказывать Владимир Поляков. — Мы закупили их пять штук. Один отработал
5 кВт, второй — 13 кВт, третий всего 1 кВт. Пытались сделать гарантийный ремонт — мастера нам сказали: электронные счетчики очень боятся перепадов напряжения.

А у нас система электроснабжения образца 1972 года, не соответствует никаким техническим требованиям. Все устарело, падает и валится. Перепады электроэнергии и сгубили счетчики. Пришлось купить обыкновенные, индукционные. А один счетчик стоит в среднем 2500 рублей... Плюс штрафы платили. Электрики не спрашивают ни о чем: если нет счетчика или он неисправен — значит, мы воруем, надо платить штраф. Вот и заплатили почти 70 тысяч.

— Владимир Алексеевич, жители в письме утверждают: воду выдают в строго определенные часы, у водокачек выставили охрану. Это правда? Я пока не видела охраны. Может, это какие-то другие водокачки?

— Сейчас вода доступна всем, в любое время и в любом количестве. Да, мы вводили ограничения по времени набора воды, потому что нужно было определиться с людьми по плате за водокачки. Вернее, это был скорее контроль квитанции оплаты, потому что очень многие за воду не платят. Пробовали так: есть квитанций — берешь воду, нет квитанций — иди заплати. Так было месяца два всего, потом пришли к выводу, что все это без толку.

Получилось как: пенсионерка платит — набирает воду всем своим родственникам. Еще вариант я сам видел: у человека есть квитанция — он пошел набрал воды в бочку, на перекрестке его ждет знакомый, они переливают воду в бочку знакомого, и снова возвращается к водокачке. Кроме того, получилось, что в первый месяц все сборы за воду ушли на зарплату операторам. Потом вместо операторов поставили безработных от службы занятости. А им все равно, есть у тебя квитанция или нет. Вот и сняли потом эту систему.

— То есть за 30 рублей можно набрать воды сколько угодно?

— Ограничений по количеству воды никогда не было. Даже когда по квитанциям давали — хоть с бочкой приходи, хоть на грузовике приезжай, хоть на танке.

— А вы сами за воду платите?

— Конечно, плачу! — почти обиделся глава администрации.
И в доказательство принес книгу сборов по оплате. Да, действительно, квитанции с фамилией Поляков есть. За каждый месяц.

— В принципе, администрация не должна сама заниматься сбором денег и обслуживанием водокачек, — делится Владимир Алексеевич. — У нас два варианта — либо нужно организовывать коммунальное хозяйство, либо сдавать водокачки в аренду. В прошлом году мы сдавали водокачки на обслуживание предпринимателю. Он набрал кучу долгов, потому что пришлось менять 5 насосов. С 1 января 2007 года мы сдали водокачки в аренду другому предпринимателю. Он отказался от них

1 июля 2007 года. Причина та же — от них одни убытки, а предприниматель должен прибыль получать. Повышать стоимость услуг он не имеет права — мы не даем. Организовывать коммунальное хозяйство — это штат, здание, зарплата. Где деньги брать? Тогда вот эта самая коммунальная услуга будет стоить уже не 30, а 130 рублей. Закладывать деньги на обслуживание водокачек в бюджет бесполезно, потому что и бюджета-то у нас, можно сказать, нет. Да и других проблем хватает.

— А что-нибудь хорошее у вас есть?

— Все остальное хорошо, — как-то неуверенно произнес Владимир Алексеевич. — Живем же мы, выживаем.

— Так живете или выживаете?

— Выживаем в том смысле, что в бюджете полное отсутствие денег на социальные объекты. Школа, больница — на районном бюджете, но там тоже все сложно. У нас в бюджет этого года заложили на содержание населенных пунктов 19 900 рублей.

Мы не потратили ни копейки, потому что нам их так и не дали. И с другими статьями бюджета очень плохо. Но, наверное, по всей России так, по всем дотационным территориям. А хорошего у нас... Может, видели — люди начали свои дома в порядок приводить? Один дом покрашен разными красками, другой деревом отделан красиво. Это что значит? О благоустройстве своем начали думать люди. Такого лет десять не было. Значит, живем.

Загрузка...