Смертельное меню для таракана

Все сложнее подобрать его для современных насекомых и грызунов — ядов нового поколения пока не придумано

Куда пропали тараканы? В последнее время мне не раз приходилось слышать этот вопрос от знакомых. Люди недоумевают: из квартир вдруг исчезли ненавистные прусаки — а вдруг землетрясение или еще какой катаклизм?

Ведь есть народное поверье: тараканы уходят — жди беды. Но специалисты-дезинфекторы слухами не кормятся, у них своя неумолимая статистика: усатых в Иркутске и области меньше не стало. Напротив, сейчас тараканы уже мало реагируют на сильные яды-пиретроиды, которые появились в 80-х годах. Поэтому отраву приходится комбинировать. Но скоро насекомые привыкнут и к этим хитрым комбинациям. Чтобы развеять все мифы о тараканах, я попросилась в рейд с дезинфекторами. И наш отряд в белых халатах выехал на объект в Марково — воевать с вездесущими насекомыми и грызунами.

Как усачи сдвинули березовый веник

Мы едем в Марковский геронтологический центр (дом для престарелых). Мои собеседники — Александр Игоревич Крюков, биолог по образованию, директор фирмы «Гигиенист», и Владимир Анатольевич Дробышев, дезинструктор. — Сегодня мы работаем с гелями, поэтому халата достаточно, — говорит Александр Игоревич и выдает мне белый халат.

Владимир надевает точно такой и вооружается увесистым чемоданчиком. Внутри — гели в шприцах для тараканов и вкусные приманки для крыс и мышей. Впереди несколько этажей работы, подвал и самое сложное — «больное» отделение: там лежачие старики. Мне рассказывают, что еще лет 7—8 назад здесь было страшно. В свое время здание строили зэки — понятно, что абы как. Никакие санитарные правила при строительстве не учитывали.

В итоге вентиляция не работала, крыши в дождь «плакали», подвалы были затоплены водой, на чердаках ветер выл — кругом щели, дыры. Прибавьте к этим бедам и привычки жильцов: бабушки и дедушки припрятывали в тумбочки бутерброды, хлеб и сыр от обеда или ужина. Или привозили верных постояльцев-тараканов из дома вместе с вещами.

— Шесть лет назад здесь тараканы пировали в тумбочках, мыши бегали стадами, — вспоминает Александр Игоревич. — Однажды мы увидели на столе несколько березовых веников — все в тараканах. Мы попробовали было их поднять, а они... поехали! Да, пришлось повоевать. С приходом новой администрации тут сделали ремонт, запретили есть по углам — конечно, это облегчило нам работу. Теперь мы приезжаем только в профилактических целях — ни мышей, ни насекомых не осталось.

Вообще, относительно тараканов работает поговорка: чистота — залог здоровья. Если в помещении чисто, сухо, сделан ремонт, заделаны щели и нет кормовой базы — им конец. Вот, например, в этом помещении где могут жить тараканы?

Я осматриваюсь:

— Может, в подвесном потолке?

Александр качает головой:

— А есть куда ходить будут? Нет, без еды им будет там не интересно. Ну а поскольку нет вблизи пищи и воды — нет и тараканов. Я всегда говорю об этом людям: надо поддерживать санитарное состояние своих жилищ и территории вокруг. Поел — убери за собой посуду. Помойное ведро должно быть с плотно закрывающейся крышкой, посуда в шкафах и раковина — сухие. Если у вас подтекает кран или просто сыро под ванной, это тоже привлечет прусаков. Ну и так далее. На самом деле правила элементарные. А на них не обращают внимания. Но от того, если потравить тараканов, а щели, дыры останутся, толку чуть. Рыжие вернутся. Каждый раз, приезжая на объект, приходится все это объяснять.

Праздник последней крысы

Надо сказать, что о тараканах, мышах, крысах и прочих тварях, которые отправляют нам жизнь, Александр Крюков знает все. Его родители работали в противочумных организациях, потом отец на заре перестройки организовал первый в городе кооператив «Зооцид», который занимался санитарными вопросами. Сам Александр окончил биофак ИГУ. На языке научном его сегодняшняя работа называется «Дератизация и дезинфекция».

На языке народном — зачистка. Синенькие «Жигули» дезинфекторов с тем самым увесистым чемоданчиком в багажнике не простаивают. Выездов много. Заявки на «выселение» усатых поступают из квартир, магазинов и офисов Иркутска, торговых точек Иркутского района. Деревенские жители часто просят избавить от крыс и мышей. Многих горожан заедают комары и блохи. Но пальма первенства принадлежит все-таки прусакам.

— Тараканов в последние годы меньше не стало, — рассказывает Александр Игоревич. — В 80-х в Союзе появились ядохимикаты-пиретроиды. Конечно, для тараканов это был шок. Тогда борьба с ними была действенной. Но у тараканов уже во втором-третьем поколении появляется иммунитет, они мутируют. А поколения у них сменяются достаточно быстро. Теперь они больше не реагируют на пиретроиды. Новое поколение ядов пока не изобрели. И что будет дальше, даже подумать страшно. К тому же качество сегодняшних препаратов не всегда устраивает. Бывает, производитель запускает действительно хорошую новинку. Год — и ее качество ухудшается. Впрочем, сегодня так работают многие производители — это относится и к продуктам питания, и к одежде.

Сейчас дезинфекторам приходится быть еще и чуть-чуть поварами: в их работе очень важно правильно составить меню. Приманки они комбинируют. К примеру, в одном геле — два яда. Этот принцип используется для тараканов. Для крыс готовят более изысканные лакомства. Никогда не угадаешь, что может им понравиться: обрезки сыра, колбаса или фрукты. С крысами у дезинфекторов отношения особые.

— Это животное чрезвычайно умное и хитрое. Я уважаю крыс, — признается Александр Крюков. — Однажды мы травили их в столовой в Ново-Ленино. Отработали объект, через несколько дней звонит заведующая, говорит: «Осталась одна крыса. Мы даже знаем, где у нее убежище». Дезинфектор поехал — разложил приманку. Но крыса от нее отказалась. В итоге мы перепробовали все — она не брала ни один «деликатес».

Солидолом, смешанным с ядом, обмазывали норку, в надежде что крыса испачкается и будет себя облизывать. Она перестала ходить в эту дырку. Мы ездили в столовую два месяца! Все было тщетно. И вот придумали пирожное-печенье с ядом — склеили его в три ряда. И она съела!!! У нас был праздник. Вообще, в этологии есть понятие «остаточная часть популяции». Те, кто выжил, становятся очень и очень осторожными. Это суперживотные, за ними будущее. Та крыса как раз была такой — супер.

Был у нас и такой, тоже показательный, случай. Наш дезинфектор работал в одной из деревень Иркутского района. Там в домах было много крыс — потому что люди жили бок о бок со скотом. Причем крысы все закормленные и ни черта не боялись. В Иркутск дезинфектор приехал бледный и с круглыми глазами. Говорил мне: «Саня, я такого за все годы работы никогда не видел!» Каждой крысе он давал приманку чуть ли не прямо в рот, как кошке, — настолько они были ручные! Крысы брали яд и уходили...

Крыс в последние годы тоже закормили ядами. Увлеченно практиковали (и практикуют) сильнодействующие препараты. Да, крысы дохли быстро, но если они не добирали дозы (а это бывает часто), вырабатывался иммунитет. И больше ни эта крысиная компания, ни их соседи к этому яду не притрагивались. Тем более что крысы хитрющие: вожак стаи никогда не попробует приманку первым — для этого есть смертники; если первая особь умирает — ни одна крыса к приманке не подойдет.

Гораздо эффективнее антикоагулянты — это препараты накопительного действия. Крыса проглатывает приманку и еще некоторое время живет. Когда яд начинает действовать, она не знает, с чем это связать, потому что кроме яда за эти несколько дней она еще много чего ела. Самое главное — иммунитет не вырабатывается. В отношении крыс нельзя говорить о войне — в ней нет победителей. Это только в детской сказке мальчик избавил город от всех крыс. На самом деле это из области фантастики. Можно только сокращать их численность. Если же найдется человек, который придумает способ именно борьбы с ними, наркобароны по сравнению с ним будут нищие...

Клопов везут из Средней Азии

Обработав кухню гелями от тараканов, мы поднимаемся в «больное» отделение. В каждой комнате Владимир Дробышев предупреждает жильцов о дератизации и просит не брать пакетики руками. Приманки, предназначенные для грызунов, он прячет в укромные уголки — за шкафы, за батареи.

— Тут отрава, краситель, ароматизатор плюс сыр и тесто, — дезинфектор показывает мне содержимое пакетика. — Леденцами пахнет. Бывает протравленное зерно пшеницы с добавками — семечками, например. Вариантов много. Есть с запахом шоколада: не все конфеты сейчас так вкусно пахнут, как эта приманка.

Интересуется у жильцов:

— Мышек не видно? А тараканчиков?

Пенсионеры машут руками:

— Ой, раньше их сколь было! Нет, сейчас не видно. Владимир работает 11 лет. Он обрабатывал больницы, санатории, тюрьмы. Видел многое: когда нет пола и стен — перед тобой копошащееся тараканье марево; комариные подвалы — комары взлетают стеной и не видно подвальных окошек; встречал матерых крыс размером с кошку, которые живут в коровниках и зернохранилищах.

 Я спрашиваю:

— И не боитесь тараканов?! А крыс?

 Пожимает плечами:

— Чего их бояться — это моя работа.

Что касается численности тараканов, Владимир отвечает:

— Меньше точно не стало. (Задумывается.) В последнее время их количество, наоборот, увеличилось — начался период адаптации. Одно время мы практически не выезжали «по клопам». Уже два-три года стабильно обрабатываем от них квартиры. Я связываю это с потоком мигрантов из Китая, Средней Азии — у них в жилищах очень много этих кровососущих насекомых, вот и привозят с вещами. Но клопы отличные насекомые — в том смысле, что хорошо поддаются травле.

Конечно, с ними есть одна проблема они прячутся в мебели. Поэтому выезжать нужно несколько раз. Но эффект все равно ощутимый. Дезинфектор говорит, что страх перед тараканами не напрасный. Сами по себе они безвредны, но переносят вирусы и бактерии, вызывающие аллергию, кишечные заболевания, астму. Так что если и к вам домой пожаловали незваные рыжие гости — очень важно с ними бороться, а не руководствоваться поговоркой «Была б изба — будут и тараканы».

Справка «Копейки»

Пик тараканизации в Иркутске пришелся на 70—80-е, когда было построено много зданий с мусоропроводами. В некоторых домах они были смонтированы не на лестничной клетке, а прямо на кухне. О, это была голубая тараканья мечта! Ситуация улучшилась, когда в начале 80-х в Союзе появились яды-пиретроиды и все ДЭЗы в обязательном порядке стали заключать договоры с СЭС на обработку мусорокамер.

Автор выражает благодарность Александру Игоревичу Крюкову за организацию поездки.

Метки:
Загрузка...