Самойлова Конкордия — революционерка

Соратница Ленина и основательница журнала «Работница» родилась в Иркутске в семье священника

Беспокойное начало прошлого века будут еще долго помнить в России. Митинги, стачки, демонстрации, революции... О главных организаторах и участниках этих событий известно довольно много.

О тех, кто был, скажем так, на втором плане, — не столько.

К примеру, о том, что основательница до сих пор существующего журнала «Работница», вдохновительница женского пролетарского движения, пропагандистка и сподвижница Ленина Конкордия Самойлова — коренная иркутянка, знают немногие.

Она пережила три революции. Не раз была арестована и жила под пристальным наблюдением полиции. Она никогда ничего не писала о себе. По конспиративной привычке сжигала все полученные письма и записанные наспех мысли. Все, что о ней известно, рассказано знавшими ее людьми.

Упорная сибирячка

Родилась Конкордия в Иркутске в 1876 году. Отец ее, Николай Громов, был священником. По замыслу родителей девушка должна была выйти замуж за какого-нибудь купца с солидным капиталом и «жить долго и счастливо». Но такая судьба не устраивала Конкордию. Она училась в женской гимназии, много читала, и революционные настроения молодежи не прошли мимо нее. В 90-е годы в Иркутск попадают первые сосланные марксисты, и отголоски их идей доходят до нелегальных ученических кружков, оказывают серьезное влияние на умы молодых иркутян. Передовая молодежь, к которой принадлежала Конкордия, знала, что в одном из книжных магазинов, где продаются портреты государя, можно также достать через хороших людей и журнал «Современник» с романом Чернышевского «Что делать?», и сброшюрованные статьи Белинского из «Отечественных записок», и другую пропитанную новыми веяниями литературу.

В 1894 году девушка оканчивает гимназию и через два года без разрешения родителей уезжает в Петербург. Там она становится слушательницей Высших женских Бестужевских курсов. Поначалу редко кто замечал ее — Громова была скромной и погруженной в книги и собственные мысли «серой мышкой». Однокурсницы называли ее упертой сибирячкой. Помимо книг, рекомендованных преподавателями, настольными для Конкордии стали труды Маркса и Энгельса.

А все считали, что она думает только об учебе.

Известной в кругах революционной молодежи Громова стала после одного важного в ее биографии случая. В 1897 году столичное студенчество было взволновано следующим: в Петропавловской крепости политическая заключенная Мария Ветрова облила керосином и подожгла себя. Ее смерть стала шоком, в особенности для слушательниц Высших женских курсов, где училась Ветрова до ареста. Девушки решили обратиться ко всему студенчеству города с предложением устроить демонстрацию протеста. В одной из аудиторий они организовали собрание. Много спорили, и было уже почти все решено, когда одна из курсисток выступила против демонстрации. Она заявила о том, что их всех может ждать участь Ветровой в том случае, если поймают. После этой речи на кафедру поднялась Конкордия Громова. Она настолько страстно говорила о борьбе с произволом и насилием, что ни у кого уже не осталось сомнений — на демонстрацию!

С этого момента началась революционная деятельность Конкордии, которой она была верна до конца. На демонстрации, за которую так боролась Громова, многие бунтари были задержаны, в том числе и она сама, накануне уже занесенная за свою речь в черный список полиции. Правда, вскоре всех отпустили. Так Конкордию приметила не только революционно настроенная молодежь, но и полиция.

Через несколько лет, в 1891-м, ее арестовывают — на собрании, где обсуждался вопрос об отправке в солдаты студентов, замеченных в беспорядках. При обыске в квартире Конкордии была найдена запрещенная литература и револьвер. На допросах девушка выкрутилась: сказала, что книги ей дала одна из курсисток перед отъездом из Петербурга, ее фамилии она, естественно, не помнит. Револьвер же привезла с собой из Иркутска — дорога-то, мол, долгая и опасная предстояла из Сибири в столицу. Через три месяца ее освободили. Но из числа курсисток исключили «за неблагонадежность» и выслали из Петербурга.

Вся жизнь — пропаганда

В 1902-м Громова уезжает в Париж. Там она занималась в Высшей русской школе общественных наук, где одним из лекторов был Владимир Ленин. Кроме того, Конкордия посещает краткосрочные курсы, организованные для уезжающих в Россию пропагандистов. Здесь она твердо встала на позиции Ленина. Несмотря на то что была молода, очень любила музыку, живопись и театр, Конкордия почти не выходила из своей комнаты в Париже — усиленно готовилась к пропагандистской работе, которую начнет на родине.

Через год как раз для этого юная пропагандистка возвращается в Россию и едет в Тверь, где жила ее старшая сестра, жена смотрителя духовного училища. Конкордия Николаевна рассчитывала, что жизнь в доме сестры отвлечет от нее всякие подозрения полиции.

Член Тверского комитета РСДРП Прасковья Куделли пишет о Громовой:

«Передо мной была молодая девушка высокого роста, с блестящими карими глазами и ярким румянцем на смуглых щеках, немного раскосые брови делали ее слегка похожей на бурятку или китаянку, в общем, это было очень милое, симпатичное лицо. Весело было смотреть на нее. Каждый мускул на ее лице играл, глаза сверкали...»

Пропаганду в то время вели во всех смыслах подпольную: в лесу, в оврагах, в подвалах и заброшенных домах. Одни источники сообщают, что первое секретное имя Конкордии Громовой — Вера, другие — Наташа. Она была хорошим организатором и оратором. Но однажды в кружок, которым руководила Громова, был введен провокатор. Один из слушателей, соблазненный 25 рублями, выдал ее адрес полиции. Конкордию успели предупредить, она уехала из города. Когда провокатора нашли мертвым, жандармское управление, подозревавшее «Наташу» в причастности к делу, объявило розыск революционерки.

В это время Громова уже была в Екатеринославе. Но ее и там преследуют, называя то видным пропагандистом, то серьезным антиправительственным деятелем. Снова арестовывают и увозят в тверскую тюрьму. А через 14 месяцев за неимением доказательств отпускают.

Конкордия меняет города и поселки, занимается пропагандой ленинской «Искры». К 1906 году она уже успела поработать в Одессе, Николаеве, Ростове-на-Дону, Москве. Громова объезжала фабрики, заводы, клубы. Проводила митинги, собрания, создавала курсы и кружки. Слежка за ней продолжалась, и не всегда удавалось уйти.

«Наташа» и «Антон»

Вскоре Конкордия объявляется в Луганске, рабочем городе. Здесь она знакомится с Аркадием Самойловым. Они полюбили друг друга и жили одними стремлениями. Аркадий Александрович также был известным пропагандистом.

Друг семьи, Пинкевич, рассказывал:

«Помню маленькую, убогую квартирку из двух небольших комнат. Помню живое, румяное и веселое лицо «Наташи», большую черную курчавую голову «Антона», их обоих, оживленных, счастливых, радостных. «Наташа» заботилась об «Антоне», который всегда казался нам большим ребенком. И в своих чувствах «Наташа» была человеком редкой чистоты и благородства».

В 1909 году Конкордия вернулась в Петербург и снова была арестована, ее заключили в петербургскую каторжную тюрьму — Литовский замок. Аркадий не мог добиться с ней свидания, не мог передать письмо. Они не были законными мужем и женой, а потому родственниками не считались.

Почти через год «Наташу» освободили, и Аркадий Александрович упросил ее обвенчаться. Он говорил: «Фамилия Громова очень уж хорошо запомнилась жандармам. Будет полезно для нашего дела, если ты ее сменишь на Самойлову».

Венчались они под Петербургом, а затем поселились на окраине города.

Свободу мысли — женщинам!

Конкордия Николаевна становится секретарем газеты «Правда». Скромное помещение редакции было похоже на кипящий котел. Рабочие приносили собранные на заводах пятаки в фонд издания и свои заметки, шли с жалобами на администрацию и просто за советом по житейским делам. Все они проходили через комнатку Самойловой. Многие, зная ее чересчур суровый характер, удивлялись тому, как она принимала посетителей: была терпелива, добра и ласкова, хлопотала около каждого, как нянька. Особенно она была рада, если приходили женщины. О них она заботилась больше всего. Упрашивала, чтобы их рассказы и корреспонденции печатали в первую очередь.

В 1913 году в стране впервые проводится Международный женский день. В связи с этим событием под руководством Самойловой на страницы «Правды» вводится специальная рубрика — «Женский день и работница», где публикуются письма и заметки женщин. Но «Правда» была не в силах полно охватить женское движение.

И Конкордия стала все больше говорить с правдистами о своей мечте — о создании отдельного женского журнала, «Работницы».

На следующий год, в канун нового праздника, группа большевичек обращается к столичному градоначальнику за разрешением выпустить специальный журнал к этому дню. И получают его. За несколько дней до важного события члены редколлегии «Работницы» собрались, чтобы закончить подготовку его к печати. Возглавляла процесс Самойлова. Внезапно в комнату ворвались полицейские. Разрешение властей оказалось провокацией. Были арестованы все — не только создатели журнала, но и работницы, участвовавшие в подготовке Международного женского дня. Лишь случайно не попала под арест А.И.Елизарова, опоздав на собрание редколлегии. На нее и легли все заботы по выпуску первого номера.

И «Работница» 23 февраля

(8 марта) 1914 года все же вышла в печать. Она была первым большевистским массовым легальным журналом, ставившим своей целью защиту интересов женского рабочего движения. Правда, 26 июня издание было закрыто из-за полицейских преследований.

Всего с февраля по июнь 1914 года было выпущено семь номеров. Журнал в те месяцы очень сплотил женское движение. Но Конкордия Николаевна тогда участвовать в его создании не могла...

Возьмите галоши — они ведь бракованные!

После очередного освобождения Конкордии пришлось уехать из Петербурга. Она вновь начала пропагандистскую деятельность на местах. О ней говорили, что она не любила работу в центре, всегда рвалась к рабочим кварталам, в губернию, уезд. В трудное и голодное время она ставила перед работницами такой вопрос, как воспитание детей. Говорила, что матери и отцы грубы со своими детьми, вымещают на них всю злость на жизнь, ребенок же — личность. К сожалению, своих детей у неистовой революционерки не было.

Себя Конкордия совсем не жалела. Однажды на один из заводов Самойлова пришла больной. Кто-то из работниц увидел, что полуботинки Конкордии совсем износились, ноги все время сырые. Женщины попросили ее взять пару галош из забракованной партии, но та отказалась наотрез. Тогда работницы собрали завком и вынесли решение: «Обязать К.Н.Самойлову принять одну пару галош из брака ввиду отсутствия у нее крепкой обуви. А также один макинтош». Галоши она все же приняла, а макинтош нет.

В преддверии Октябрьской революции большевики остро почувствовали потребность возродить «Работницу». И Самойлова вместе с Крупской, Коллонтай и Николаевой 10 мая возобновляют журнал. Сильная женщина — главная героиня издания. Большинство статей писали сами работницы, а Конкордия Николаевна гордилась ими. Журнал сыграл значительную роль в политическом просвещении женщин-тружениц, в пропаганде ленинских идей.

Во время революции 1917 года Самойлова вернулась в столицу и выступала на митингах и демонстрациях. Вскоре на нее обрушивается большое горе — в Астрахани во время командировки умирает ее муж Аркадий Самойлов. Она никак не могла пережить эту утрату. Внешне всегда оставалась спокойна — никто не видел слез, не слышал жалоб. Но все понимали, как ей тяжело. Питерские работницы пытались как-то поддержать ее, писали ей письма, высылали продукты и сладости, которые сами изготовляли. Она встала на ноги, но оставаться в Петербурге, где все напоминало о муже, не могла.

ЦК предложил ей возглавить Всероссийский отдел по работе среди женщин, но Конкордия попросила, чтобы ее утвердили разъездным инструктором этого отдела. Она снова ездила по городам. В Самаре работала в газете «Коммуна» — фактически одна составляла всю редакцию, к тому же выпускала «Листок работницы», была постоянным сотрудником журнала «Коммунистка», создавала «Странички работницы» в «Правде». Она мечтала о том времени, когда женщины будут равны с мужчинами и нужда в особых формах работы для «слабого пола» отпадет.

Весной 1921 года Самойлова участвует в рейсе агитпарохода «Красная звезда», начальником политотдела которого она была. Судно шло по Волге. Работники должны были помогать местным партийным организациям укрепить свое влияние на массы трудящихся приволжских городов. Они беседовали с рабочими, агитировали. Где-то организовывали ясли и детские сады, школы. Сотрудники видели, что Конкордия Николаевна стала какой-то белой, кашляла и чувствовала себя явно неважно. А она говорила, что простудилась. 2 июня Самойлова умерла — от холеры. Похоронили ее в Астрахани, рядом с могилой мужа.

 «Жизнь, отданная революции» — так говорили о ней соратники. Конкордия Самойлова пять раз подвергалась арестам, была в ссылке, неоднократно жила под надзором полиции. Благодаря ей развилось движение за права женщин в России. Ее именем были названы улицы, фабрики и детские сады по всей стране.

***

Так описывается жизнь Конкордии Самойловой в советских книгах о большевиках и большевичках. Героиня, отчаянная пропагандистка, выступавшая за униженных и оскорбленных, защищавшая рабочий класс. Обо всех тогда так говорили — разве что «суровый характер» Конкордии несколько портит картину во всем этом жизнеописании. Современные историки, в отличие от специалистов прошлых лет, не забывают упомянуть, например, такие факты: в Екатеринославе и Твери Самойлова лично сотнями подписывала смертные приговоры и организовывала карательные экспедиции...

Использованы материалы статей С.Ф.Виноградовой «Жизнь, отданная революции» из сборника «Ленинградки» и Н.Путиловской «К.Н.Самойлова» из книги «Славные большевички».

Загрузка...