Бабр — символ губернии

Споры о том, кто же этот зверь, тигр или бобр, не утихают уже два столетия

 Новый праздник «День Бабра» впервые в этом году отметят в областном центре 7 сентября. Всем известно, что бабр изображен на гербе и флаге Иркутска и Иркутской области, однако не все знают, какая трудная судьба у этого зверя. Путаницы и казусы, ошибки государственных чиновников в разные столетия привели к появлению у него бобрового хвоста, перепончатых лап и черной окраски. Изначально зверь был желтым с черными полосами. Ученые и общественность до сих пор спорят, кто же он такой — бабр и существовал ли на самом деле.

 Мотивы, послужившие основой современного герба Иркутска, можно проследить по сибирским печатям XVII века. Сибирь славилась изобилием пушных зверей. Поэтому герб Сибирского царства представлял собой двух соболей, держащих в лапах корону.

В 1642 году, когда Иркутска еще не существовало, рисунок, описываемый как «барс изымет соболя», то есть «барс изловил соболя», появился на печати Якутской таможни. Это изображение перешло затем на печать и герб Иркутска — 18 февраля 1690 года они были пожалованы городу, который в 1680-х стал центром воеводства и приобрел более важное значение, чем Якутск.

Иркутск «торговлею и доходами на китайской границе знаменитый»

 В 1782—1783 годах, после распространения над Сибирью указа Екатерины II «Учреждения для управлений губерний Всероссийской империи» и проведения нового административного территориального деления России, на огромной площади Сибирской земли были учреждены Иркутское и Тобольское наместничества. Позднее Иркутское наместничество вошло в состав Сибирского генерал-губернаторства. Это были обширные земли, включающие в себя нынешние территории Прибайкалья, Забайкалья и Дальнего Востока.

Губернским наместническим городом Иркутск был выбран не случайно. Это был крупный «торгово-промысловый» центр с населением в то время около девяти тысяч человек.

В городе действовали мужской и женский монастыри, девять церквей, пять училищ, большое количество торговых лавок, магазинов, гостиный двор, больница, стеклянная фабрика, кожевенные заводы и прядильня. Естественно, что наместничество должно было иметь свой герб, в традициях древних городов, в него входящих. Поэтому основой герба Иркутского наместничества стал герб города Иркутска, «торговлею и знатными доходами на китайской границе знаменитого».

Наместнический герб Иркутска сопровождало следующее описание: «В серебряном поле щита бегущий бабр, а роту у него соболь (сей герб старой)». Слова в скобках означали, что символ этот создан на основе существовавшей ранее городской Иркутской печати 1696 года.

Таким образом, появление этих двух зверей на наместническом гербе не случайно. Но если соболь отражал фауну огромного края и символизировал успешные промыслы и торговлю сибиряков, то с бабром далеко не все ясно. Бабра свидетели тех лет описывали так: «Бабр находится по Иркутской области из всех зверей реже и превосходит их своей крепостью и храбростию. Он имеет по бело-желтоватой шерсти черноватыя поперечныя полосы неправильно расположенныя; ростом не превосходит большого волка».

Насколько правдив этот образ, мы не знаем, но уж очень описанный зверь напоминает тигра. В записках Московского купца Федора Котова, который совершил путешествие в Персию, имеется схожее описание бабра.

А если открыть русско-персидский словарь, то в нем слову тигр соответствует персидское слово бабр. Вероятно, русские землепроходцы принесли это слово в Прибайкалье и Даурские земли раньше, чем распространилось слово тигр, имеющее немецкое происхождение (Tiger).

Имеются свидетельства тех лет, рассказывающие, что зверь этот из Китайских владений приходил в Иркутскую губернию и звероловы встречали его даже неподалеку от Якутска. А вот как трактует этот факт историк Н.Н.Сперансов, автор книги «Земельные гербы России XII—XIX веков: «Русские люди, поселившиеся в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, впервые встретились с незнакомым зверем — тигром. Конечно, сильный, красивый зверь произвел на них большое впечатление. Тогда, вероятно, и было решено избрать его главной фигурой печати». Но слова тигр тогда еще не знали.

Как бабр стал бобром

 Составители и художники герба Иркутского наместничества хорошо знали, кто такой бабр и изобразили его на щите герба соответствующим своему образу и в правильной цветовой гамме. Кроме того, служителям герольдии было дано правильное описание самого герба.

Следует отметить, что рисунок герба с самого начала противоречил правилам европейской геральдики: животные, изображаемые на гербах, должны были двигаться вправо. Но в геральдике сторона щита определяется с точки зрения наблюдателя, стоящего за щитом; таким образом, правая «геральдическая» сторона для наблюдателя, стоящего перед щитом, является на самом деле левой. Однако на иркутском гербе бабр двигается именно в «обычную» правую сторону. Подобная ошибка, кстати, имелась и на гербе Москвы — всадник на нем смотрел тоже в «неправильную» сторону.

Во второй половине XIX века, в связи с реформой геральдической науки, при создании нового герба Иркутской губернии произошло непредвиденное. Слово «бабр» в России оказалось забыто, и было принято за искаженное слово «бобр». Возможно, за разъяснением непонятного обозначения обратились к «Полному собранию законов Российской империи», опубликовавшему в 1738 году доклад обер-егермейстера А.П.Волынского «О ловле в России и Персии зверей и птиц и пересылке в Россию». А в нем, по воле случая, в реестре «Зверям, какие есть в России и где которые водятся...» была допущена ошибка. Слово «бабр» значилось через «О».

Кроме того, начальником Гербового отделения Департамента Герольдии был в то время барон Б.В.Кене, с легкой руки которого были внесены изменения в гербы многих старинных городов, что вызвало не только протесты общественности, но и путаницу в официальных документах.

Цепь случайностей довершил и тот факт, что художниками в Гербовом отделении служили в основном иностранцы, которые разницы между бобром и бабром не видели. Но к чести художников, не было нарисовано ни одного изображения иркутского герба с бобром, грызущим соболя. Однако, поскольку указ оставался указом, бабру на гербе пририсовали большой бобровый хвост и перепончатые задние лапы, создав некое новое, мифическое животное. Двигалось оно в точном соответствии с правилами европейской геральдики, вправо от наблюдателя, расположенного за щитом.

Реформа Кене принесла и новые правила украшения гербов. Помимо изображения бобра, иркутский герб получил дополнение в виде золотых дубовых листьев, соединенных Андреевской лентой, и был увенчан короной.

Черный зверь, увенчанный короной

 Таким образом, в Высочайше утвержденном 5 июля 1878 года гербе Иркутской губернии оказался какой-то черный удивительный зверь, не имеющий ничего общего с бабром. Именно в таком виде герб служил символом губернии и города, а позднее и области. Известны дооктябрьские открытки Иркутска с этим гербом, его изображение на пьедестале памятника императору Александру III, на страницах газеты «Иркутские губернские ведомости» (1916), на знамени Иркутского страхового пожарного общества (1909).

Октябрьская революция 1917 года удалила из герба Иркутска корону, Андреевскую ленту и дубовые листья. Тем не менее, сам герб многократно воспроизводился на открытках, на радиолах, выпускавшихся Иркутским радиозаводом, в книгах о современности и прошлом области, во время праздничных и спортивных мероприятий, а в 1960—1980 годах — на откосе холма, возвышающегося над Ангарой, между железнодорожным вокзалом и мостом.

Спустя много лет после своего появления зверь, изображенный на гербе Иркутской области, стал предметом ожесточенных споров.

Кто-то, называя его символом области, говорил о малоизвестном, почти мифическом звере, который все же обитал в Восточной Сибири. Так профессор В.Н.Скалон, посвятивший изучению сибирских бобров многие годы, считал закономерным наличие бобра в гербе города Иркутска и Иркутской области. Другой исследователь А.Суходолов полагает, что гербовая эмблема Иркутской области не что иное, как химера.

Как бы то ни было, произошедший с гербом исторический казус делает его еще более уникальным. Не случайно марки, имеющие географические или исторические ошибки, ценятся филателистами значительно больше, чем обычные.

Сибиряки же, в большинстве своем, к странному зверю привыкли. Вовсе не считают его химерой и, не вдаваясь в исторические подробности, относятся к нему как к символу города и области. Спор о том, кто же такой этот бабр, продолжается уже более двух столетий. Хотя пора бы смириться с исторической данностью и не пытаться перерисовать, исправить оставленное нам предками.

Известный скульптор, наш земляк, Даши Намдаков в июле нынешнего года сообщил, что собирается изваять бронзовый памятник бабру. В зубах у зверя, как и на гербе Иркутска, будет добыча. Как одно из возможных мест установки памятника называют сквер имени Кирова в Иркутске, срок — в течение года.

Справка «Копейки»

Викизнание

Бабр — устаревшее название уссурийского тигра. Изображение бабра используется в гербе города Иркутска. При описании герба этого города в 1880 году была допущена ошибка, и бабр превратился в бобра. Ошибка в описании герба была исправлена только в 1997 году. Однако и по сей день уссурийский тигр в гербе Иркутска имеет бобровый хвост.

Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля

БАБР м. сиб. зверь, равняющийся по лютости и силе льву; тигр, полосатый, королевский, царский тигр, на Амуре лют, лютый, Felis Tigris; он изредка появляется в южной Сибири, в Кайсацкой степи, в Закавказье. Ученые ошибочно назвали бабром одного из барсов, Felis Uncia, а географы даже, в Иркутском гербе, переименовали и переписали его в бобра. Бабровые шкуры идут на полсти, подстилку, на вывески в меховых лавках и пр.

Метки:
baikalpress_id:  7 961
Загрузка...