Парфеново: от Ильича до президента

Несколько лет назад прогремела история о том, как хозяйство Черемховского района, само того не ведая, Путину не угодило

Село Парфеново Черемховского района прогремело на всю страну несколько лет назад, когда руководство новой хозяйственной структуры попыталось назвать ЗАО именем Путина. До перестройки крепкий советский колхоз, как и тысячи других в СССР, носил имя Ленина. Но, говорят, тогда сам Владимир Владимирович не захотел славы, как у вождя революции. Хозяйство осталось «Парфеновским», а потом и вовсе развалилось. Сейчас на полях работают фермеры-частники, землю берут в аренду и крупные хозяйства-соседи. Село живет, тянется за техническим прогрессом и в силу своих возможностей старается решать свойственные ему проблемы глубинки.

«...Имени Путина исключить»

 Во времена СССР парфеновцы жили и работали в колхозе имени Ленина, верили в скорую победу коммунизма. Перестройка больно ударила по отлаженному строю агропрома. Вместо колхоза в начале 90-х появилось ООО «Парфеновское». Дела пошли совсем худо. В начале 2001 года в светлую голову руководителя хозяйства Александра Самарина пришла замечательная мысль переименовать ООО в ЗАО «Имени Владимира Владимировича Путина». Поговаривают, что таким образом Самарин надеялся привлечь внимание Москвы и получить оттуда помощь. Правда это или вымысел, точно уже никто и не вспомнит, однако на собрании акционеров решение было принято, 2 марта 2001 года ЗАО имени президента России зарегистрировали. Просуществовало обновленное хозяйство недолго — «наверху» столь одиозный замах периферийной Парфеновки не понравился. Рассказывают, что сам Владимир Владимирович грозно нахмурил брови, хотя до того момента внешне спокойно относился к использованию россиянами своей фамилии и фотографий по поводу и без такового.

Протянуло ЗАО имени Путина почти месяц. Гром грянул сверху. Официально зарегистрированное общество оказалось незаконным — согласно статье 28 Федерального закона «Об общественных объединениях», использовать имя гражданина можно только с его письменного согласия. Владимир Владимирович такого согласия парфеновцам не давал и давать не собирался. 5 апреля мэр Черемховского районного муниципального образования Александр Скворцов издал постановление:

«В связи с отсутствием письменного согласия гражданина Путина Владимира Владимировича, принимая во внимание обращение членов наблюдательного совета указанного общества, постановляю ... внести изменения в постановление от 02.03.01 г. № 93, исключив из его названия словосочетание «имени Владимира Владимировича Путина».

На въезде в Парфеново до сих пор стоит каменный столб с буквами «Колхоз имени Ленина» и профилем вождя революции. Новой стелле «про Путина» появиться так и не пришлось.

От колхоза до фермеров

 Сейчас Парфеновское сельское поселение насчитывает 17 населенных пунктов, где живут 2250 человек, из них 870 — в Парфеново. Здесь есть 11-летняя школа, детсад, пришкольный интернат, где во время учебы живут ребятишки из 12 соседних деревень. Недавно по губернаторской программе в распоряжение учебного заведения поступил новый желтенький школьный автобус. Побелка и покраска в классах сейчас в самом разгаре, к началу учебного года школу обновляют за счет районного бюджета — Парфеновское поселение относится к числу дотационных.

— Нас стали немного выручать частные фермерские хозяйства, — рассказал глава администрации Парфеновского сельского поселения Александр Башкиров. — Их всего семь, четыре из них — крупные. Фермеры заключают с администрацией соглашения о социально-экономическом партнерстве, отчисляют небольшие средства на ремонт дорог, например, на приобретение пиломатериалов, на транспортные услуги.

— Александр Николаевич, а чем вы, как руководитель, похвастаться можете?

Глава поселения даже немного растерялся.

— Обычно все сразу про проблемы спрашивают... В конце июня на нашей территории районный турслет проходил, мы третье место заняли, — начал перечислять Башкиров. — Сурхарбан вот у себя проводили, 29 июля День района отмечали — Парфеново опять третье место заняло. День села у нас каждый год проходит, его наш женсовет проводит... А если совсем серьезно, то есть у нас будущее. Земли плодородные, и кто хочет работать — тот работает, причем на совесть. Кто-то скота побольше держит, у кого-то техника своя личная есть, тоже зарабатывает на ней. Наше поселение относится к дотационным территориям, но развиваться можно. Инвесторов бы нам.

Сервис по расписанию

 В Парфеново из Черемхово три раза в день ходит автобус. 35 километров пути обходятся пассажирам в 25 рублей. В деревеньки подальше транспорт добирается пореже, например, в Мотово или Сутупово всего два раза в неделю.

Обрести новую прическу, сделать «химку» или же просто укоротить отросший за лето ежик парфеновцы могут раз в неделю. По пятницам из соседнего Лохово в село приезжает парикмахер Наташа Лохова. Для приема посетителей ей выделили уголок в одном из магазинов. Перед началом учебного года спрос на услуги парикмахера особенно высок.

А вот обувной мастерской в Парфеново нет совсем — не могут найти мастера. Ремонт сапог и босоножек селяне производят своими силами, кто как умеет.

И мечтают о том времени, когда смогут, отдавая свои ботинки в надежные руки, ласково журить специалиста: «Смотри, Иваныч, успевай в срок все сделать». Среди жителей мастеров нет, все самоучки, а ехать в Парфеново квалифицированные сапожники не спешат.

Нет здесь и своего местного участкового. Закрепленный за селом представитель правопорядка, капитан милиции Анатолий Яричин, для обычной работы приезжает сюда по расписанию: вторник-четверг с 10 до 13 часов. Если что-то случается, участковый мчится в Парфеново в любое время суток.

Чайный стол для бабушек

 Купить в селе можно практически все. В центре есть несколько магазинов с широким ассортиментом промышленных и продовольственных товаров. Торговать одеждой предприниматели из Усолья приезжали раньше по определенным дням, развешивали свой товар на стенах магазинов, раскладывали на ящиках. Теперь для них выстроили небольшой деревянный крытый рыночек.

В селе продается свежий, только что испеченный, настоящий деревенский хлеб, калачи, булочки. Работают две пекарни — сельпо и ЗАО. В зале одного из магазинов стоит деревянный стол, на нем — поднос и большой керамический чайник, расписанный под хохлому. Рядом — пластиковые стаканчики и табличка «Чайный стол».

— А что мне нужно сделать, чтобы у вас чаю попить? — спрашиваю продавца.

— Вам — ничего, вам не нальем, — мило улыбается продавщица. — Это у нас только для пайщиков и бабушек. Бесплатно. А выпечку они себе сами покупают.

Открытие этого магазина в мае 2004 года стало для селян большой радостью. Уже давно в Парфеново ничего подобного не происходило. Коллектив парфеновского сельпо решил отремонтировать пустовавшее каменное здание и открыть в нем «центр торговли и бытовых услуг». Сельпо заняло у населения деньги под небольшой процент (паевые взносы), привело в порядок здание и расширило ассортимент товара.

Переговорный пункт на горке

 Перед тем как отправиться в командировку в Парфеново, журналист «Копейки» пыталась дозвониться в село. Телефонистка несколько раз просила «повисеть еще немного на трубочке» и минут через десять извиняющимся голосом произнесла:

— Простите, но с Парфеново Черемховского района связи нет... У нас ни одного телефона не зарегистрировано.

Подобная ситуация не особенно удивила, если бы речь шла о населенных пунктах отдаленных северных районов, Мамско-Чуйского, Катангского, например. Но тут Черемховский, совсем под боком у Иркутска!

— Телефонная связь была, — объясняет Александр Башкиров. — Только все уже настолько ветхое, что не работает.

Зато в Парфеново появилось немножко сотовой связи. «Немножко» — потому что телефон ловит антенну только на горке. Спустись чуть ниже — и все, «нет сети». Жители ходят на гору позвонить, как в переговорный пункт. Но дозвониться сразу не всегда удается, «сеть занята», выдает абоненту телефон.

Женсовет против пьянства и сквернословия

 Под таким названием раньше выходила рубрика в одном из советских журналов — то ли в «Работнице», то ли в «Крестьянке». В Парфеново женсовет существует уже около семи лет.

С первых дней своего существования организация стала бить по самому больному — пьянству мужиков.

Женщины организовали конференцию-сход, куда пришли почти все парфеновцы и даже жители близлежащих деревень. Корнем алкогольного зла активистки объявили продавцов алкоголя, круглосуточно снабжающих спиртом и самогоном любителей выпить. На сходе выступили представители администрации, школьный психолог, медработники и просто жены, уставшие от пьянства мужей. Высказывались о наболевшем с таким отчаянием, что воззвание к совести торговцев и алкашей возымело свое действие. Помогли и частые рейды по домам, где торгуют спиртом, по магазинам — с проверкой, не продают ли алкоголь и сигареты подросткам.

Одновременно женсовет начал бороться и за чистоту русского языка — сквернословие достигло таких размеров, что матерные слова стали употреблять вместо всех остальных. Активистки Наталья Сарапулова, Людмила Антипьева, Нина Строганова и Нина Лохова ходили по улицам, магазинам, проводили беседы, вразумляли, совестили. Во времена СССР такими же методами боролись с прогульщиками, алкоголиками, тунеядцами. Примеры такой работы можно увидеть во многих старых фильмах. Кино, конечно, всегда заканчивалось полным хеппи-эндом, а в Парфеново результаты работы хоть и не стопроцентные, но все равно заметные. На улицах стало меньше пьяных, особенно днем. И многие мужики сами закодировались — ездили для этого к целительнице в Тулун.

Проблема пьянства, конечно, осталась, приспособилась под современные условия. Теперь самый популярный напиток — пиво.

— Торгуют из домов пивом так же, как раньше продавали спирт, — сетует Нина Строганова. — Ездят на оптовки, закупают партиями и продают по ночам подросткам. Почему на рынках такое количество спиртного разрешено покупать людям, у которых нет лицензии на торговлю? Неправильно это. А подростки, собираясь на дискотеку, берут ящиками. Мы в рейд ходили, дискотеку в Доме культуры проверяли: в одиннадцать вечера еще нет никого, в половину двенадцатого три человека, в двенадцать — машина приехала, ящик пива достали, давай бутылками греметь. Нас, правда, боятся. И бутылки за собой убирают, прячут.

Женсовет, действительно, если не боятся, то уважают. Активистки проводят многочисленные рейды по семьям прогульщиков и неуспевающих, причем ругают не только школьников, но и родителей — что не смотрят за детьми, не воспитывают, что одежда у девчонок и мальчишек грязная и в доме беспорядок. А кому приятно такое слушать? Понятно, что в одночасье все не станут хорошими заботливыми родителями, но все же...

Если не боятся, так уважают

 Женщины-активистки помогают погорельцам, малоимущим, собирают одежду, кастрюльки, устраивают для селян праздники с конкурсами, символическими призами. На День села, например, прошли конкурсы улиц — каждая представляла свою визитку, номера художественной самодеятельности, блюда, поделки. В «Мисс Парфеново» участвовали шесть девочек от 5 до 8 лет, все малышки стали победительницами в разных номинациях.

Придумали женщины и тематический праздник «Долгих, живущие на улице Долгих», в память о Михаиле Дорофеевиче Долгих, в 50—70-е годы прошлого века возглавлявшего колхоз имени Ленина. Это был рачительный и умный руководитель, который сумел вывести хозяйство на одно из первых мест среди сельхозпредприятий области. После смерти директора был учрежден переходящий приз его имени, который вручали передовым колхозам и совхозам района. В последнее десятилетие добрая трудовая традиция была несправедливо забыта, а переходящий кубок с выгравированным портретом Михаила Дорофеевича вернулся в парфеновский школьный музей. В память о нем в Парфеново назвали улицу именем Долгих, а на праздник собрали всех его родственников.

В конце августа в женсовете грядут выборы его председателя.

— Мне уже тяжело на этом посту, годы не те в ночные рейды ходить, — улыбается Нина Александровна Строганова. — Да и идеи мои все закончились, надо что-то новое придумывать. Людей стало меньше на праздники ходить, хоть мы и приглашения рассылали, объявления вешали. Каждый сам по себе, теперь во всех домах техники понакупили, телевизоры там, DVD разные. Современность!

«Молодым везде у нас дорога», — пели раньше. Вот только молодежь после окончания вузов не спешит возвращаться на родину. Все стараются остаться в крупных городах. Потому и не хватает специалистов на селе, музыкального работника в Доме культуры, своего участкового, мастера по ремонту обуви. Есть, конечно, люди, которые, наоборот, приезжают жить в деревню, берут кредиты, чтобы заниматься сельским хозяйством. Да и люди не все заняты — есть такие, кто работать не хочет, привык с копейки на копейку перебиваться и еще при этом выпить умудряются.

— Жаловаться мы не привыкли, — улыбается Александр Башкиров. — Работать надо. И тогда все получится — и у каждого жителя, и у села в целом.

Загрузка...