Зоркинским стилем

Юбилейный год выдался для иркутского писателя и журналиста необычайно плодотворным

Известному иркутскому писателю, журналисту, исследователю, профессору Виталию Зоркину недавно исполнилось 70 лет. Нынешний год стал для Виталия Иннокентьевича особенно плодотворным: одна за другой выходят (или готовятся к печати) пять его книг — небывалый случай. Словно рухнула плотина, воздвигнутая на пути к читателю, уникальных журналистских расследований Зоркина, его очерков, эссе, мемуаров, и хлынул яркий, искрящийся литературный поток. Хотя нет, метафора явно хромает. Точнее будет так: поток мог бы хлынуть, если... Об этом и многом другом мы говорили с юбиляром за несколько дней до означенной даты.

Про Меньшикова, Ганнибала и китайцев в Сибири

 Семидесятилетие писателя не осталось незамеченным иркутскими СМИ, тем более что среди их сотрудников немало учеников Виталия Иннокентьевича. Зоркин вообще одна из тех фигур, которые всегда на виду. И по общественному служению, должности, и по особому внутреннему магнетизму, который невольно ставит наделенного им человека в центр интересов многих людей.

Писали и будут писать о Зоркине много. Тема и в самом деле благодатная: какую сторону его деятельности ни возьми, всюду неисчерпаемые россыпи находок, открытий, мастерства. Кажется, в его голове, в его памяти записаны события по крайней мере трех—четырех последних столетий мировой истории.

Нажатие невидимой кнопочки — и перед нами протопоп Аввакум или Петр Первый, Александр Пушкин или Григорий Распутин, декабристы, политссыльные, несколько поколений иркутских воевод и градоначальников, русские и зарубежные писатели. Каждый персонаж досконально изучен, в том числе с помощью подлинных архивных материалов и потому вписан в исторический контекст своей эпохи точно, без принятых идеологических рамок и акцентов.

Уникальный зоркинский стиль легко узнаваем. Написанный им текст (газетная или журнальная статья, очерк или эссе) читается легко, с интересом — не оторваться. По-моему, эти качества роднят написанное им с пушкинской прозой, и это не преувеличение. Как известно, простоту и занимательность повествования родоначальник русской прозы ставил выше всего. Зоркин в этом смысле — продолжатель пушкинских традиций.

Первая из пяти книг Виталия Зоркина вышла еще в конце минувшего года. Ее герои — иркутские воеводы и вице-губернаторы, жизнь и деятельность которых автор изучал более тридцати лет в библиотеках и архивах страны. Недавно, в первых числах августа, появилось ее продолжение.

— По сути, здесь тот же период, с 1652 по 1764-й годы, но в основе не авторский текст, а документы, старинные архивные иллюстрации, которые значительно дополняют и расширяют представление о том, что было сказано в первой книге, — рассказал Виталий Иннокентьевич. — Большинство приведенных документов публикуются впервые.

И еше одна, очень важная, на мой взгляд, особенность этой книги: многие ее страницы опровергают традиционную советскую точку зрения на известные исторические события, разрушают созданный советскими историками имидж исторических персонажей.

Например, Александра Меньшикова, знаменитого сподвижника Петра Первого, принято было считать безграмотным человеком, волей случая поднявшимся к вершинам политической власти.

— Ничего подобного, — утверждает Зоркин. — Это был один из образованнейших и умнейших людей того времени, его «неграмотность» — часть советской пропагандистской политики. Тогда считалось, что кроме Стеньки Разина и Емельки Пугачева на Руси не было героев. А Меньшиков после смерти Екатерины Второй оказался в опале и был сослан с семьей в Сибирь — в Березов (это послужило сюжетом для знаменитой картины Сурикова «Меньшиков в Березове») и уже не смог вернуться в Петербург.

Интересно, что еще в 83-м году прошлого века в «Неделе» был опубликован материал о том, что найдено уникальное описание библиотеки Александра Меньшикова, которое позволяет утверждать, что у него было редкое собрание книг, в том числе и по фортификации. Так что о торговле пирожками, которую приписывали Меньшикову в молодости, говорить не приходится.

— А о коррупции в органах власти есть в ваших книгах что-нибудь?

— Конечно. В период так называемого иркутского лихолетья (1758—1760 годы) был следователь Крылов, который попросту обирал, грабил купцов («Хотя неблагонамеренность сего следователя с самого приезда обитала, но однако сказать он с начала возмог самую тонкую ласку, которой воспользовался от общества. Не долго действовала та ласка, а превозмогло лютейшее стремление к конечному разорению всего иркутского купечества, которое инаково учинить он не мог, как через кровопролитие»). Крылов вел себя в Иркутске безнаказанно только потому, что обер-прокурор Сената Глебов (громадная политическая фигура по тем временам) сделал его своим ставленником, по сути, отдал ему Сибирь на разграбление, и тот этим вовсю пользовался.

Среди пострадавших от мздоимца и коррупционера Крылова был купец Бичевин («Бичевин был богач первый в Иркутске... вторично под сечением плетьми, а потом и поднят будучи на дыбу расспрашиван, не винился»). Он организовал и финансировал серьезные полярные экспедиции, открыл Алеутские острова, устраивал благотворительные акции. По свидетельству летописцев, он и его семья наиболее сильно пострадали во время иркутского лихолетья.

— Параллель с современностью очень хорошо просматривается, по-моему. Особенно в контексте взаимоотношений малого бизнеса и органов власти, силовых структур.

— Вернусь к Меньшикову. Здесь всплывает еще один исторический персонаж, арап Петра Великого Ганнибал. Будучи при власти, Меньшиков отправил его в Сибирь строить крепость на Селенге. Считалось, что это был такой политический ход — Ганнибал был близок к Петру и мог влиять на политику царя. Меньшиков и убрал царского арапа с глаз долой, чтобы тот не взял власть.

На самом деле, все обстояло намного проще. Хороший фортификатор, Меньшиков знал цену такому специалисту как Ганнибал. Политическая ситуация была там очень сложной, вот он и отправил арапа в Сибирь, и новая крепость вскоре была построена.

— Взаимоотношения с Китаем, похоже, уже тогда были непростыми?

— Об этом много говорится и в первой, и во второй книгах о вице-губернаторах. Отношение китайцев к Сибири вообще одна из главных тем многих моих книг.

Наши губернаторы старались укреплять российские границы, но и тогда им мешали финансовые проблемы. Во второй книге я привожу много отписок воеводы Кислянского в Сибирский приказ и Москву: «Не хватает оружия, пороху, пушек, пищалей... Китайцы наседают, захватывают селенгинские земли» и т.д.

Но и в те времена были перебежчики, от которых наши узнавали важную для себя информацию.

Однажды группа китайских перебежчиков пыталась проникнуть на территорию иркутского кремля. Воевода Кислянский не пустил их туда, вел переговоры на нейтральной территории. Приходилось все время быть начеку. Любопытно, что несмотря на все проблемы русских, китайцы смогли захватить город-крепость Албазино лишь при огромном перевесе в воинах и вооружении. Соотношение потерь русских и китайцев было один к трем. Для сравнения: в Великую Отечественную войну на 10 погибших советских солдат приходился один погибший немец. Но это уже другая эпоха, другая политика и власть.

В 90-х годах минувшего века я был на Сахалине. По пути туда сделал остановку в городке Албазино, который дважды сжигали китайцы, точнее, маньчжуры. Там меня ждала необычная находка.

Дело в том, что в Албазино есть музей, неподалеку от которого ведутся раскопки. Когда я несколько раз ковырнул там перочинным ножиком грунт, увидел небольшой, но массивный предмет. Оказалось, это чугунный крест, возможно, фрагмент ограды или чего-то подобного. Раскопки в Албазино помогут раскрыть еще немало тайн нашей истории.

К сожалению, и первая, и вторая книги об иркутских вице-губернаторах изданы микроскопическими тиражами, по 150 экземпляров каждая, просто как учебные пособия для студентов университета, хотя они обе сразу вызвали большой интерес и в Иркутске, и в Москве. Купить книги Зоркина пока нельзя, о них можно только прочитать или услышать.

Писатель говорит, что городские чиновники не могут найти средства (около 200 тысяч рублей для издания 500 экземпляров каждой из двух книг), но возможно, деньги отыщутся в следующем году. Тогда обе книги об иркутских воеводах и вице-губернаторах можно будет — если очень повезет — увидеть и в книжных магазинах областного центра.

Окончание в следующем номере.

Метки:
baikalpress_id:  7 851