Как у них там, в мире тьмы?

Иркутяне Александр Комин, Николай и Галина Маслаковы откровенно рассказали журналисту, как незрячие люди живут, работают и влюбляются

Лучшие зарабатывать, чем просить

 56-летний Александр Комин вот уже 13 лет собирает на своей родной фабрике пружинные блоки для двухсторонних матрасов. Полностью она называется сегодня так: ООО УПП (учебно-производственное предприятие) "Бытовик" ВОС (Всероссийского общества слепых) - и находится в самом центре Иркутска, на ул. 5-й Армии. "Бытовичку" создали в далеком 1920-м. В былые времена на ней трудились сотни горожан - как инвалиды по зрению, так и здоровые люди. В войну фабрика в больших объемах выпускала самую разнообразную продукцию. Даже униформу и спецодежду для военных. Сегодня ассортимент тоже широкий - кисти, щетки, пружинные матрасы, спальное белье, столярные изделия, бытовая мелочь. Однако численность коллектива не превышает 60 человек.

Сборкой пружинных блоков для матрасов вместе с Александром Коминым занимаются еще два инвалида - Юрий Старицын и Николай Фарсюк. Производственный опыт у них тоже большой. Работают "блочники" вручную. Я постоял посмотрел, как Александр Комин ловко управляется с десятками пружин (их скручивают другие рабочие фабрики, на другом участке), которые надо точно и верно сцепить вместе, в одно целое. На матрас для односпальной кровати, например, требуется 154 пружины. Чуть что не так - блок окажется не того размера. Или его поведет горбом. А это уже брак.

 - Сложно, наверное, вести сборку, ничего не видя? - наивно спрашиваю я Александра.

- Да нет, - отвечает он, ни на минуту не прекращая работу. - Привык. Хотя поначалу было непросто. Самый сложный период у нас - научиться. Когда освоишь изделие, тогда легче.

 - Чем занимаешься в свободное от работы время?

Александр засмеялся:

- Вы про хобби? Хобби у меня - художественная самодеятельность. Или слушаю по магнитофону звуковые книги. Мы их называем "говорящие книги"... Да вы лучше приходите ко мне домой, там и поговорим обо всем.

Невесте стукнуло семьдесят

Саша Комин родился вполне здоровым мальчиком. Потерял зрение в 15 лет, из-за любопытства. Случилось это в Куйтуне, на его малой родине. Он тогда заканчивал восьмой класс. Слабым звеном у него была химия. Да и у других ребят. Начитавшись формул, он решил одну из них проверить на практике: соединить карбид и воду в плотно закрытой емкости - что будет? Насыпал это белое вещество в бутылку, закупорил пробкой, положил на грядку с огурцами, а сам спрятался чуть поодаль, за кучей старых досок. Ждал-ждал, но ничего интересного не происходило. Долил из кадки еще воды и стал снова ждать. Ни-че-го... Решил: врет училка. И пошел второй раз посмотреть свое творение. Бутылка была горячей, жгла руки. Новоявленному взрывнику бросить бы ее подальше и упасть между грядками. Но он не бросил. Не сообразил. Более того, поднес бутылку к лицу и стал с любопытством разглядывать, что там, внутри ее, происходит. В ту же секунду раздался оглушительный хлопок. Волной взрыва его ударило по лицу. Кусочки стекла впились в глаза. В ушах стоял звон, а в огороде поднялся столб пыли. Но он ничего этого уже не видел. Наступила черная мгла.

 В Иркутске долго пытались вернуть деревенскому пареньку зрение, сделали подряд три операции, но безрезультатно. Слишком серьезные были раны. Поначалу он чуть-чуть видел, но потом полностью ослеп. Чего греха таить, многие в такой ситуации теряются, отчаиваются, спиваются, просто погибают. Или случайно, или сами сводят счеты с жизнью, считая ее законченной. Александр Комин устоял. Окончил-таки среднюю школу в областном центре. Правда, уже специальную - для незрячих. Завел семью, детей, получил рабочую специальность.

Но не только трудом жив человек. Многие слепые и слабовидящие охотно участвуют еще в художественной самодеятельности. Александр выбрал народный драматический театр "Надежда". Служит ему верой и правдой уже четверть века. Не пропустил ни одной репетиции - случай уникальный.

 Когда я пришел к нему домой в гости, он с гордостью заявил:

- Театр - моя вторая жизнь, моя страсть.

Слепых и слабовидящих самодеятельных артистов из Иркутска знают в области многие. Они были с гастролями в Черемхово, Усолье, Братске. Последний раз ездили в Зиму со спектаклем по пьесе А.Островского "Не все коту масленица". Александр играл в ней приказчика Ипполита - племянника богатого купца.

- Староват ты для племянника, - пошутил я, - весь уже седой.

- Не скажите, - оживился Комин. - Я в нашем народном театре самый молодой. Да еще Надя Турашева - мать четверых детей, бабушка семи внуков. Она старше меня на 12 дней. Самой же нашей главной героине, которая играет во всех спектаклях невест, - библиотекарю, специалисту по реставрации говорящих книг для слепых Елене Жеребцовой - стукнуло недавно семьдесят. Невест она играет уже 40 лет. И это ее молодит в жизни, заставляет держать форму. Мы часто ставим спектакли по пьесам Островского, а у этого драматурга всегда присутствуют невесты, без них не обходится. Так что у Елены сценической работы хватает.

В 2003 году иркутяне отличились в г. Ярославле на 1-м фестивале народных драматических театров ВОС, показав спектакль по пьесе А.Островского "Женитьба Белугина". Александра Комина, успешно сыгравшего главную роль, купца-миллионера Белугина, наградили ценным подарком - магнитолой, на которой он теперь слушает кассеты с записанными на них книгами. Сейчас вот штудирует очередной роман Дмитрия Вересаева. Самодеятельным народным театром слепых уже десятки лет руководит артист Иркутского драмтеатра Геннадий Марченко. Он разработал свою оригинальную методику работы с необычными артистами, у которых даже наручные часы не такие, как у всех, - специальные, брайлевские. Француз Луи Брайль еще в XIX веке изобрел азбуку для слепых. Она основана на точках-бугорках, выступающих на книгах, на бумаге, на циферблате часов. По этим бугорчатым буквам и цифрам слепые узнают время, содержание текстов, сами их пишут.

У глухих, например, азбука жестовая. Они общаются жестами на расстоянии. А слепые все делают на ощупь. Глаза им заменяют пальцы. Чувствительность в них слепые развивают невероятную. Александр рассказал: потрогав один раз человека за руку, плечо, уши или нос, он его потом непременно узнает.

У незрячих фантастическая память. Они многое запоминают, многое умеют. Но вот изобразить на сцене порой самое простое - посмотреть, скажем, на обычных ручных или карманных часах время - сразу не могут. Они ведь на своих брайлевских все делают иначе. Им нет никакой нужды подносить часы к лицу, вглядываться. А вглядываться надо. Надо, чтобы все было по Чехову или по Островскому, пьесы которых они ставят, - написаны-то они для видящих артистов.

- Геннадий Иванович Марченко со мной долго в этом эпизоде мучился, - вспоминает Александр, - пока я научился смотреть на часы так же, как это делают обычные здоровые люди. Мы тогда готовились к постановке пьесы А.Островского "Свои люди - сочтемся". Я играл молодого приказчика, который в результате различных махинаций присвоил бизнес своего хозяина-купца. А потом еще и его дочь принудил выйти за него замуж. В общем, гнусная личность.

- Как же ты тогда ее играешь?

- С любовью. Это ведь просто литературный образ.

Я всяких личностей изображал на сцене. Для меня главное - понять мотивы их поступков, вылепить так их портрет, чтобы зритель поверил. И понял.

У супруги Александра Комина, Татьяны, которая тоже инвалид по зрению, свое хобби - русские шашки. Была даже один раз победительницей областного турнира по этой игре. Они вырастили двоих детей. Теперь вот помогают 27-летней дочери и ее мужу воспитывать двух девочек-внучек - 7-летнюю Катю и 9-летнюю Дашу. Дедушка с бабушкой везде успевают. Все у них получается, ну просто молодцы! Живут полноценной жизнью. Не зациклились на своей беде. Руки не опустили. Правда, с какими трудностями они при этом сталкиваются, знают лишь сами и не любят с посторонними на эту тему говорить. Белая трость и затемненные очки - непременные атрибуты незрячего человека. Трость помогает ориентироваться как внутри зданий, так и на улицах, особенно при их переходе.

Я спросил Александра, как относятся к нему прохожие - не обижают ли?

- Нормально относятся, - ответил он. - С оскорблениями я не сталкивался. Ну, иногда молодые что-нибудь отпустят в мой адрес, но я не обижаюсь. Жизнь есть жизнь. Люди ведь всякие бывают, правда, Кеша?

 Кеша, волнистый попугайчик, в ответ радостно поет, щебечет.

- Любит поучаствовать в беседах, - кивает в его сторону хозяин квартиры. - Он вообще-то не всегда такой веселый, все зависит от настроения. Если тональность голоса кого-то из наших гостей ему нравится, то щебечет не умолкая. А если не нравится, сидит в клетке молча, звука не проронит. Вы ему, видно, понравились, - смеется Александр.

Квартира у Коминых небольшая, "двушка". Но чистая, ухоженная. Вот только книг и газет я в ней не увидел. Читать их здесь некому. Читают только специальный журнал для слепых - толстый, большой. Я полистал его. На страницах нет снимков, букв, только выпуклые точки-бугорки. Одна точка означает букву "а", две - букву "б", и т. д.

- Вот это и есть азбука Брайля, - поясняет Александр и, положив пальцы на страницу, читает текст довольно бегло.

Есть у незрячего мечта

В Иркутске ВОС имеет еще одно учебно-производственное предприятие - в предместье Марата. Там трудятся инвалиды по зрению супруги Галина и Николай Маслаковы. Я знаю их давно, с 2003 года, который был объявлен в России Годом инвалидов. Тогда, правда, поговорить по душам с главой семьи не удалось. Я лишь успел понаблюдать минут десять за его работой. Отрешенный от всего, что происходит вокруг, Маслаков сидел на круглом стульчике и с помощью допотопного станка сшивал проволокой картонные коробки для упаковки мебели. Станок громко стучал, в цехе стоял грохот. Я сначала удивился, почему на участке полутемно, свет идет только из окна, лампочки вообще не горят. Хотел было спросить об этом Николая, да вовремя понял: хорошая освещенность тут ни к чему. Люди-то ведь незрячие. Вот и экономят электричество. Николай заученными до автоматизма движениями отбрасывал готовую продукцию в одну сторону и одновременно с другой брал заготовочный картон. Вставлял его в станок, нажимал на педаль. Станок лязгал как заполошный. Рабочий откладывал готовую коробку, снова брал заготовку.

И так десятки лет. Тяжелый монотонный труд.

На днях решил снова заглянуть на фабрику. На сей раз застал Николая за сборкой коробок под перепелиные яйца для СХОАО "Белореченское".

- Мы делаем любую работу, какая подвернется, - пояснил Николай. - Когда заканчиваются заказы от мебельщиков, то принимаемся за выполнение других.

Ячейки в решетках под перепелиные яйца непривычно маленькие.

- Ты сам-то эти яйца пробовал? - интересуюсь у Николая.

- Да, в детстве. Когда жил в деревне, - отвечает он.

Пальцы его при этом живут как будто сами по себе, не прекращают собирать изделие.

- Бывало, косим с отцом сено на колесном тракторе, а эта серенькая птичка откуда ни возьмись бежит перед косилкой. Ну, значит, где-то гнездо рядом - перепелочка отвлекает нас от него. Соберем около десятка яичек (все равно ведь пропадут в скошенной траве), поджарим и съедим. На вкус ничего особенного. Но, говорят, очень полезные. Их поэтому и разводят нынче на птицефабриках.

- Сколько ты зарабатываешь в месяц?

- Всяко бывает. Раньше едва выгоняли по две тысячи, а сейчас простоев нет, заказов много - выходит по 7-8 тысяч. Я доволен своим заработком. Для инвалида это большое подспорье. На одну ведь пенсию не проживешь.

- Старшая дочь помогает? Слышал, что она окончила педагогический колледж и работает в школе учителем истории.

- Уже не работает, - погрустнел мой собеседник. - Ушла из школы, потому что там очень низкая зарплата, всего три тысячи. Ей самой при таких доходах надо было помогать. Сейчас она продавец. Получает восемь тысяч. Жалеет, что не получилось с педагогикой. С малых лет ведь мечтала стать учителем. Хочет получить высшее образование и снова вернуться в школу.

- Ей сколько лет?

- Девятнадцать.

- Ну, все еще впереди. А младшая дочь уже определилась с профессией?

- Да. Грезит стать артисткой. В следующем году, когда окончит школу, собирается поступать в театральное учебное заведение. Дочери у меня молодцы. Они обе зрячие. Все в доме по хозяйству делают, любят готовить.

- У тебя есть самая-самая большая мечта?

- Есть: увидеть хотя бы во сне, как выглядят мои дети. Галя говорит, что они похожи на меня.

 Пальцы у Николая при этих словах замерли, а лицо озарила добрая улыбка.

Выбрал жену... по голосу

Зрение Николай Маслаков потерял, как и Александр Комин, в 15 лет. И тоже по баловству, по глупости. Жил он тогда в деревне - в Заларинском районе. Пошли как-то с друзьями на охоту. В лесу соседский пацан стрельнул из отцовского ружья, и одна дробина прилетела Николаю прямо в глаз. Задела и второй. В результате - полная слепота. Кирпич беды может свалиться на голову любого человека и в любой момент. От этого никто не застрахован - ни богатый, ни бедный. Поэтому, когда я вижу, как вполне здоровые и сытые граждане брезгливо проходят мимо инвалида, просящего милостыню, как чураются безногих, безруких, глухих и слепых, идущих по улице или едущих в автобусе, троллейбусе, обходят стороной колясочников, порванных взрывами снарядов на просторах Чечни и Афганистана, наших вчерашних безусых сыновей, мне становится не по себе. Что-то не так в нашем постсоветском королевстве. Что-то не так! Нет любви к ближнему и сострадания. Иногда мне кажется даже: умирает душа нашего народа. Все заслонили рубль да доллар. С экранов ТВ не прекращаются вопли: убей бабушку, укради миллион, подставь ближнему подножку. Так жить нельзя. Так можно только вымирать.

А суженую мой герой нашел... по голосу. Холостяковал Николай до тридцати. Все никак не мог найти свою половинку. Пока не пришла погостить в их общежитие 19-летняя Галя - веселая, добрая.

- Я сразу в нее влюбился, - признается Николай. - Знаете, слепые по голосу очень тонко чувствуют, что за человек перед ними.

- Поженились сразу?

- Нет, полгода дружили. Узнавали друг друга. Ездили за город. Купались, загорали, ходили в турпоходы.

Жену Николая Маслакова я нашел на втором этаже цеха. Она вручную клеила донышки к картонным коробкам для тортов - их обычно заказывают кондитерские цеха и фабрики. Галя оказалась женщиной крупной, озорной. Разговаривать с ней было интересно.

- Как инвалиды по зрению находят в молодые годы друг друга? Как общаются и знакомятся? - спросил я. - Вот ваш муж Николай, он же вас никогда не видел. Не знает, какая у вас внешность, какие глаза, какого цвета волосы.

- Ну, не совсем так, - ответила она.

 Поправила русые пшеничные волосы, задумалась.

 - Коле зрячие, конечно, все про мою внешность рассказали, обрисовали. Образ мой в его сознании, думаю, сложился еще задолго до того, как мы решили пожениться. Хотя, конечно, вы правы: любовь у тех, кто совершенно не видит, начинается чаще всего с голосовых ощущений.

- Трудно незрячим и слабовидящим девушкам выйти замуж?

- У меня такой проблемы не было. Я по молодости встречалась и со здоровыми парнями. С одним собралась даже в загс. Потом передумала, забрала заявление обратно.

- Испугалась?

- Наверное. Но, скорее всего, просто не любила. А Колю полюбила сразу. Несмотря на то, что он совсем ничего не видит. Человек он надежный. Много читал, много знает. С ним поговорить интересно.

- В наше время вполне здоровые девушки не могут себе найти подходящего спутника жизни. Пишут в газеты объявления, зазывают.

- А искать не надо. Надо просто жить, общаться, ездить с друзьями за город. Не превращать поиск любимого мужчины в самоцель. Когда очень уж целенаправленно и рьяно ищешь, получается все наоборот. Не знаю почему, но это действительно так.

Чем больше я разговаривал с Галей, тем больше ей симпатизировал: такая нигде не пропадет. Все время она нахваливала мужа. Дочерей любит до самозабвения. И они его очень любят. Когда учились в 5-8 классах, то постоянно просили отца порешать школьные задачки. Хотя неплохо справлялись с этим и сами. Удивлялись, как он в уме легко и быстро делит, умножает, вычитает довольно большие числа. И тому, что собственноручно проводит в квартире электропроводку, ремонтирует и устанавливает розетки, подвешивает и подключает люстры.

- Соседа ей звать на помощь не надо, - шутливо резюмировала одна из работниц, слушавшая наш разговор.

Галя отреагировала мгновенно, в том же шутливом и озорном тоне:

- Может, и позвала бы, так Коля повода не дает - ну все делает только сам.

Спросила меня:

- А как вы хотите назвать свой материал в газете про нас?

- Что-то вроде "Жизнь во тьме".

 Она вмиг изменилась. Погрустнела. Помолчав, сказала:

- Вообще-то жить во тьме страшно. Вы даже и представить, наверное, себе не можете, как страшно... Я больше всего боялась, что дочери наши, когда подрастут, будут нас с Колей стесняться. Перед друзьями, перед всеми здоровыми. Но этого, слава Богу, не произошло.

Под лежачий камень...

Гендиректор ООО УПП ВОС, где работают супруги Маслаковы, Лидия Черницына так объяснила успехи своего предприятия:

- Крутиться надо. Беспокоиться, чтобы на производстве были заказы на каждый день. Сами они не придут. Знаете, как в той пословице про лежачий камень. Мы беремся за любые заявки. Даже маленькие и разовые. От любых фирм и частных предпринимателей. Но есть у нас и постоянные клиенты, с большими объемами, которые не бросают инвалидов на произвол судьбы, дают работу. Это ООО "Мебель-ПРО", Иркутский масложиркомбинат, СХОАО "Белореченское". На них приходится до 70 процентов заказов. Мы ведь не коммерческое, а социально ориентированное предприятие. У нас из 75 работающих 47 - люди с ограниченными возможностями. Они не могут на равных конкурировать со здоровыми.

- Сколько продукции выпускаете в год?

- На 20 млн рублей. Ассортимент у нас широкий и качество хорошее. Мы в состоянии изготавливать любой упаковочный товар из картона, хром-эрзаца, полиэтилена - во многом благодаря установке нового современного оборудования. Осталось, конечно, еще и старое, но в ближайшие годы думаем и его заменить.

- Оборудование покупали на свои средства?

- Что вы! Нет, конечно. Своих свободных денег у предприятия нет. Помогла областная администрация. Выделила в 2006-2007 годах на эти цели 8 млн рублей. Да еще 4 млн - на замену кровли на зданиях, теплотрассы и другие ремонтные работы. В 2005-2006 годах область тоже выделяла нашему коллективу несколько миллионов рублей. Большую помощь получаем и от председателя регионального отделения ВОС Галины Катрук.

- А мэрия Иркутска, городская дума помогают?

- К сожалению, нет, хотя наше предприятие и находится в областном центре. Я ходила с этой целью лично к мэру Якубовскому, но впустую, - грустно заключила гендиректор.

У меня в этот момент мелькнула шальная мысль: если бы некоторые наши депутаты и чиновники сами пожили во тьме, тогда в судьбе слепых и слабовидящих иркутян уж точно наступили бы лучшие времена.

Метки:
baikalpress_id:  7 731